ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Личная фобия некроманта
Малыш Гури. Книга шестая. Часть третья. Виват, император…
Порученец Жукова
Мужская еда. Секреты кухни для сильных духом. 46 лучших блюд на все случаи жизни
Злитесь, чтобы не болеть! Как наши эмоции влияют на наше здоровье
Генетический детектив. От исследования рибосомы к Нобелевской премии
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Академия грёз. Вега и магическая загадка
Пойманная

Я: «Видели кеды у старосты из 362? Офигеть, хочу такие же!»

Русский: «У него и жопа ничего».

Математичка: «Так купи, в чем проблема?»

Физрук: «Или отожми. Могу помочь, но тогда один из тапков мой».

Я: «И куда ты его на свой сорок пятый наденешь?..».

Физрук: «Главное уметь пользоваться, а не размер».

Математичка: «Это ты про свой член?»

Завхоз: «Так, я стол собрал. С вас закусь».

Русский: «Пьем?!)))».

Я: «Пары же. Никого не смущает?..»

«НЕТ!» — приходит от восьми контактов сразу. Растираю лицо ладонью, изображая вселенскую печаль, пролистывая журнал. Студенты в панике, итоговые оценки подвожу. А мне бы не заржать.

Физрук: «Я с Глебом больше не пью. Он дерется».

Я: «Вообще пальцем не трогал, это ты на канат полез… не долез, а мат мы притащить не успели…»

Математичка: «ржущий смайл» «Такой фотосет был, ты ж не сразу врубился».

Завхоз: «Да… эротичное фото».

Физрук: «Да пошли вы».

Я: «Так, кто сделал отчет? Я неудачно на компе сохранил свой…».

Тишина. Фыркаю на всю аудиторию и ставлю первую тройку, вырисовывая ее кривоватым почерком в зачетке.

Следом идет куча поздравлений с наступающим, прикольный видос с танцующим чуваком и фотка пьяного физрука. Заржал, не смог сдержаться. Но желающих поделиться наработками не появилось, что вызвало бурю возмущения

Я: «Не жопьте, дайте списать! Декан же сучиться будет неделю, ходи потом как недотраханный, вроде поимели, а кайфа не словил!».

Любовь Семеновна: «Глеб Викторович, зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет».

Какая Семеновна? Всю жизнь математичка была, а тут Семеновна.

Я: «Сама туда иди. Опять пошлые анекдоты травить будешь, у меня потом встанет. Пить же у физрука решили. Он, кстати, уже свою группу выгнал! Кто бы на тревожную кнопку нажал?.. Может Охранника попросим, он так уже делал…»

В этот момент из соседнего кабинета философии совсем не философски крикнули: «Дебил!». Наверное, там дебил, подумал я, и продолжил возмущение.

Секретариат: «Не забудьте сдать отчет до ухода.»

Кадры: «Артем Юрьевич, мне Глеба увольнять уже или еще пока нет?» — А эту заразу кто в наш чат позвал?!

Я: «Как думаете, Артемка секретаршу шпилит из прихоти или из принципа, что так положено?..»

В кабинете напротив что-то упало. Громко и травмоопасно. Этажом ниже завыл физрук. Что это с ними?

Я: «Так мне кто-нибудь сегодня даст или нет?!»

Артем Юрьевич: «В связи с письменным прошением и по особой просьбе нашего историка Глеба Викторовича, давать сегодня буду я, причем внепланово. Чернов, живо ко мне!»

А этот откуда… он же…

Я в окно посмотрел, потому что туда камушек прилетел, и теперь в нем дыра, и из него противно дует. Там завхоз лопатой вычертил на выпавшем снеге: «Другой чат, дебил!» и красиво натопал ногами цветочек. Два. Очень символично…

Какой придурок общий чат преподавателей назвал: «Общий чат преподавателей» — я, допустим, понял, но кто был зачинщиком второго, где наше сборище стебется над учащимися и обсуждает прошедшие выходные, кто, вашу мать, назвал его: «Общий чат преподавателей — 2» — это уже вопрос риторический…

Я: «Мне пиздец, да? Он же злопамятный. Помните, как на Марковну орал, что та чуть не описалась? Сразу видно — человек-мудак. А я с ним еще поздоровался утром! Может, его грохнем?.. Или давайте я заболею. Физрук, помоги мне заболеть?!»

Анатолий Иванович: «Не вопрос, Глеб, только ты в чат другой перейди, мы попрощаемся для начала, как положено, да?..»

СУКА!!!!!! Опять не туда написал. Чтоб его!

Медленно встав, шагнул к двери. Наткнулся на хмурую рожу нашего декана, молодого, кстати, мужика, слегка за сорок, высокого, сильного, с прицельным горящим взглядом, испепеляющим до самых трусов. По сжатым в кулаки пальцам могу предположить — он зол… Поманил пальцем, я мурашками покрылся от яиц до загривка, и на стул обратно плюхнулся, подгребая к себе зачетки кучей, делая исключительно рабочей атмосферу.

— У меня пара, — сообщаю прокашлявшись, — никак не могу деток бросить на произвол судьбы.

— Да вы бросайте, ничего страшного, — встряла какая-то падла, ах эта… жаль я ему уже трояк поставил!

— После звонка, — начал декан своим глухим, проникающим прямо под кожу голосом, — на ковер.

— Не могу, я к туалету приучен. И у меня планы. Плановый осмотр.

— И кого ждем? — вся аудитория заржала, я даже повернулся, прицеливаясь, кто там такой будущий второгодник… сука, физрук просочился, сквозь стены, не иначе. У студента конспект отобрал, делает вид, что учится. А он не учится, он уже все умеет!

— Не придешь сам…

— Принесем! — помог препод русского. Юрьич любопытно заглянул в кабинет и осмотрел это сборище, русак плавно стёк под парту, ударился лобешником и застонал.

Декан на нас хмуро глянул и вышел. Я сам чуть не вышел… из себя. И где таких берут?..

Я: «Все, братцы, теперь точно выебет!»

Артем Юрьевич: «Не планировал. Но идею на вооружение взял.»

Я никогда еще так быстро не проводил пару. Всем поставил тройки, даже тем, кто еще не дописал контрольную. Возмущаться не стали, на радостях унеслись раньше звонка, видя, в каком коматозном состоянии пребываю я. Никто не взял меня с собой. Никто не захотел дополнительно заниматься, а я ведь так предлагал. Ни один. Только декан за дверью стоит, терпеливо выжидая, прижавшись спиной к подоконнику и развязно ослабив узел галстука, смотрит на мою дверь из-под полуопущенных ресниц. За его спиной расползается темная аура. Даже сумерки наступили раньше, чем обычно.

Нет… в целом он ничего, даже больше, но по глазам вижу — не мужик, а зверь, с таким одни проблемы, то он не в духе, то псих, то воспитывать собирается: и курить вредно, тем более с учениками, и за коньяком их посылать тоже нельзя, одно расстройство.

Прошелся взглядом по его фигуре, широким плечам и узкой талии, остановился на ширинке… сглотнул. Физрук, сочувствуя, сжал мое плечо и подтолкнул. А сзади сгрудилась вся предательская «группа поддержки», за свои же задницы переживающая.

— Поорет и перестанет, да? — спрашиваю у него, закладывая руки за спину, как для сцепки, только наручников и не хватает.

— Не уверен, — не смог промолчать препод русского, похабно ухмыльнувшись. — Ты ж у нас симпАтиШный.

Шел, как на эшафот, предчувствуя пятой точкой, каждой из ее половин, большие неприятности.

Дисциплина на факультете железная, все по струнке ходят, за это декана и уважают, в его-то возрасте сесть на такое место, да еще и универ загнивающий с колен поднять. Хотя… для нашей окраины слишком он… Он просто слишком. Не наш. Воспитанный, характерный, упрямый, следит за собой похлеще наших барышень, ходит всегда в брендовых шмотках, да одни его запонки стоят как моя девятка…

В ссылку его, что ли, сослали?

— Сам сослался, устал от суеты большого города, — звук за спиной слышится как из-за перегородки, и не сразу распознаю его голос, уйдя глубоко в свои мысли.

— Я это сейчас вслух подумал?

— Тебе вообще не мешало бы рот почаще держать закрытым.

— Вы, может, сразу орать начнете, а то я устал попу от страха сжимать.

— Так расслабь, — он любезно открыл передо мной дверь в свой кабинет.

— Нет, я уже настроился на скандал… — и как хуякнет ею же, зайдя следом.

1
{"b":"642366","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как Католическая церковь создала западную цивилизацию
K-POP. Живые выступления, фанаты, айдолы и мультимедиа
Это очень забавная история
Лабиринт Фавна
Морковку нож не берет
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Голливуд: оружие массового поражения
Алтарный маг. Сила духа
Я наблюдаю за тобой