ЛитМир - Электронная Библиотека

Александр Афанасьев

Салам, брат…

Ростовская область, Красный Сад

22 сентября 2023 года

– Салам брат…

– Салам, брат. Слышишь меня?

– Салам, брат… Ты меня слышишь? Ответь…

Лежащий на бетонном полу на «пенке» человек в камуфляже – пошевелился, протянул руку. Взял рацию из зарядного устройства.

– Салам, Алеша…

– У меня теперь другое имя. И я сколько раз тебе об этом говорил.

– Всё сказал?

– Нет. У тебя хороший снайпер там, на высотке. Передай ему, когда доберемся, инша’Ллагъ, я с него лично кожу заживо сдеру.

– Передам. Выходи на передовую, он тебе тоже привет передаст.

– Это кто кстати? Не Санёк?

– Нет. Ты его не знаешь.

– Врать ты не умеешь, полковник…

Полковник неловко пошевелился, затем, подтянувшись на локтях, сел, прислонившись к спине. Чувствовать стену спиной, привыкшей к рюкзаку – было непривычно.

– Зачем вызываешь?

– Показать тебе кое-что хочу. Телефон у тебя тот же?

– Да.

– Лови видео. Потом – побазарим…

Отставной полковник полиции Российской Федерации Марат Вагизов – зачем-то осмотрел комнату, потом – потянулся в карман, за мобилой…

В комнате – было темно, и пока что – тихо, лучики света с улицы – сочились сквозь дыры в листе железа, которым было закрыто окно, в луче света – плавали пылинки. Пока тихо… затишье. После вчерашнего – они будут приходить в себя еще два – три дня. Потом – конечно, предпримут новую попытку штурма. Их высотка – это ключевой узел обороны, с нее трасса на километры простреливается, железнодорожные пути видны…

Заряда в телефоне было меньше половины… надо зарядить, а то мало ли. Он включил его, вставил аккумулятор и СИМ-карту, принял сообщения. Затем – СИМку вынул, а аккумулятор – снова вставил. В таком виде – телефон был безопасен, можно снимать фото, видео, просматривать скачанные сообщения, что-то записывать, обмениваться видео. Именно так – телефон использовали боевики.

Пришел файл, весом под пятьдесят метров – минут на десять. Полковник – включил его, уже примерно понимая, что там увидит…

Комната… склад какой-то… тут складов много, даже в деревнях – хорошо жили. Бетонный пол, свет ламп наверху, подвешенные на тале люди.

Кровь, капающая на пол.

– Ти зачем с нами воевал?

– Ти зачем с нами воевал, шакал…

Человек в черной маске – схватил висящего человека в камуфляже за волосы, дернул ножом. Тот – забулькал горлом, задергался…

Человек с ножом – перешел к следующему.

– Ти Мамеда убил?

– Я спрашиваю, ти Мамеда убил… Грязный ишак, я твой сестра трахать буду, когда дойдем. Твой жена трахать буду, пусть она в рабстве будет, все лучше, чем замужем за кяфиром. Я твой дом жить буду…

Полковник остановил запись, отложил телефон в сторону.

Всё, все четыре последних, страшных месяца – спрессовались в памяти в один ком… ком из крови, ненависти и грязи. Начиная с того дня, когда он возвращался из Краснодара, с оперативного совещания – а на дороге попалась Нива Алибулата, и тот сказал, что в райцентре боевики РОВД уже вырезали – и заканчивая вчерашним днем, когда оказалось, что эти п…ры сумели поставить на ход несколько танков, и им пришлось несладко…

А все начиналось еще несколько лет назад, когда после политического кризиса – к власти пришло так называемое «Правительство национального согласия». Национальное согласие – заключалось в том числе и в том, что либералы попытались реализовать на практике один из лозунгов, под которым подписались очень и очень многие: хватит кормить Кавказ. Смешно… но на Кавказе одновременно с этим выдвинули лозунг «Хватит кормить Москву». Все до боли напоминало последние годы существования СССР, когда все бросились судить и рядить, как-то разом всплыли все национальные проблемы, и народными фронтами были выброшены точно такие же лозунги – хватит кормить Москву! В каждой республике СССР, да что там – в каждой области России были свято уверены в том, что налогов они перечисляют в Центр больше, чем получают взамен от Центра – а в России в свою очередь все свято были уверены, что они живут хуже всех, не то что какие-то там нацмены… и никто, буквально никто тогда не остановился, не оглядел всю картину целиком и не задался вопросом – как же так, если все так много перечисляют в Центр, и так мало получают из Центра – куда же все девается? Ведь не может же оно куда-то исчезать – экономика замкнутая, и это невозможно просто по принципу «сообщающихся сосудов». Если в одном месте меньше – то в другом должно быть больше.

Прогрессивное и поддержанное международным сообществом российское правительство – сходу, в условиях острого политического и экономического кризиса затеяло целый ряд реформ, среди которых была и чистка власти от коррупционеров, и реформа государственно-территориального устройства страны и реформа налоговой системы, когда большинство налогов – теперь оставлялись регионам. Большинство граждан России это горячо поддержали – а как не поддержать борьбу с коррупцией, и то, что собираемые на месте деньги в большинстве своем на месте и остаются, ведь проблемы того места где ты живешь ты видишь каждый день, а проблемы страны в целом – часто слишком велики, чтобы их увидеть и осознать. Провозгласили и лозунг чистых и честных выборов, без фальсификаций – и это поддержали, а как не поддержать?

Только на Кавказе всё это поняли буквально – проблема Кавказа в том и заключается, что там всё и всегда понимают буквально. Коррупцией там было пронизано всё и вся, потому что там на этом строилась сама система власти. Население, замордованное коррупционной системой – начало расправляться с местными элитами и чиновничеством – Москва не только не останавливала и одобряла, точно по наказам генсека с пятном на лбу «мы будем давить их сверху, а вы давите снизу». Травля – привела к полной потере управляемости региона, коллапс налоговой системы – к необходимости покрывать расходы на федеральные программы путем печатанья денег. На освободившиеся места – приходили те, кого реально поддерживало на местном уровне население. Большинство из них – были явными или скрытыми сторонниками ваххабизма – а население их поддерживало, потому что думали, что религиозные люди не будут воровать и брать взятки, потому что боятся Аллаха. Как потом оказалось – вера в Аллаха прекрасно сочетается и с коррумпированностью и с кумовщиной, и с разборками – но сил исправить ошибку у народа уже не было. У федеральной власти тоже – за несколько лет такой политики федеральный центр снискал лютую ненависть большинства населения. Деградировала армия, полиция, бешеными темпами росла преступность. В конце концов – на Кавказе первыми провозгласили лозунг «пора наводить порядок» и отделились. Наводить порядок – взялись ваххабиты, и не потому, что население им доверяло – а потому что у них были автоматы.

Неизвестно, чем это все закончилось бы – в России тоже рвались к власти крайне радикальные силы и они тоже хотели наводить порядок. Но началась война – сначала взорвался Пакистан, затем – свергнув ненавистное военное правительство и разграбив собственную страну – рванулись на север, по пути объединились с афганцами. И, что самое плохое – у них теперь было атомное оружие. Сначала – как карточный домик сложилась вся система власти и границ на юге постсоветского пространства – все государства Средней Азии приказали долго жить. Потом – переправились через Каспий, объединились с имаратчиками и ринулись вглубь России. Причина, почему они так сделали, была проста: в Пакистане, с тридцать пятой по площади страной и территорией, большей частью непригодной для сельского хозяйства – проживало население в двести двадцать миллионов человек, а в России, с первой по площади страны – проживало менее ста двадцати миллионов человек, если не считать уже отделившийся Кавказ.

И Имарат Кавказ – там тоже были умные люди и они понимали, что несмотря на все вложенные Россией в Кавказ деньги – Имарат в его территориальной конфигурации мертв при рождении. Причина все та же – растущее население при минимальном количестве земли и долгая история совсем непростого соседства очень разных народов. Пока были русские – все копили обиду против русских, не стало русских – стали вспоминать обиды друг на друга. Имарат имел выход только к Каспийскому морю – замкнутому, а выхода к Черному у него не было, только через христианскую, и готовую стоять насмерть Грузию. Единственным выходом было – потребовать у России Краснодарский и Ставропольский края. Плодородные земли, многолюдные города, порты, нефтепереработка, огромные вложения в инфраструктуру – один Сочи чего стоит. Тот нюанс, что эти плодородные земли никогда не были Кавказом – никого не останавливали – претензии ваххабитов простирались до Волгограда, который они называли мусульманским названием Сары-чин. Проект захвата всего юга России – вынашивался уже давно, и у ваххабитов там были хорошие позиции, давно переселившиеся туда люди, пасущие овец и собирающие закят, у каждого – на огороде ствол закопан и хорошо, если один. Может быть – Россия под давлением международного сообщества и отдала бы и Краснодар и Ставрополь и Ростов-на-Дону и даже Волгоград – как то нехорошо отказывать борцам за демократию и свободу – вон, съемочная группа CNN в Махачкале была, там они на столике кафе для религиозных увидели книгу Чарльза Тилли «Демократия», со всех сторон ее обсняли, с горцами разговаривали, те сказали, что в их обществах испокон века демократия была, это при русистах демократии не стало, потому что русисты – генетические рабы. Ну как вот таким вот борцам за демократию не отвесить земельки – нехорошо ведь, когда демократическое государство – а без пахотной земли, без выхода в мировой океан, без возможности экспортировать нефть. Да вот только – в Краснодарский и Ставропольский края отступили многие из тех, кто спасался от расправы исламистов. Такие же горцы, бывшие сотрудники полиции, военные, просто те, кто не считал шариат единственным источником права и не хотел жить при шариате. Отступила часть осетинов – они были христиане и отчетливо понимали, что с ними будет в Имарате Кавказ – а среди них были такие, кто служил в российской армии в пятом – шестом поколении, опытные воины. В итоге получилось немного нехорошо – когда в крупных городах: в Краснодаре, в Сочи – как по сигналу начали проходить митинги с требованиями «русские убирайтесь вон!», которые широко освещали международные средства массовой информации (съемки с митингов шли по CNN и BBC) – с участниками митингов жестоко расправились не полиция, не русские фашисты, которые сделали пугалом для всего мира – а эти самые горцы. После чего – в Имарате Кавказ бросили клич «Все на Русню!» и объявили России джихад. Великий муфтий объявил, что в Москве больше мусульман чем христиан, а по всей Русне тридцать миллионов мусульман и все они ждут освобождения, потому джихад против безбожной Русни – благое дело. И конечно же – через Каспий хлынул поток оружия и боевиков всех национальностей, в том числе из Афганистана и Пакистана. По данным разведки – именно афганская шариатская дивизия особого назначения с приданными ей частями – вот уже две недели пытается пробить оборону русских у Красного Сада. Если это удастся – это даст возможность взять под контроль важную железнодорожную станцию и разблокировать трассу Дон, подойдя по ней к самому Ростову с востока.

1
{"b":"643122","o":1}