ЛитМир - Электронная Библиотека

Константин Скрипкин

Простое свидетельство

© Константин Скрипкин, 2019

* * *

«Прояви мужество, покажи, что ты отважен не в одном обжорстве…»

М. Сервантес «Дон Кихот»

«Косноязычные простяги книг не писали и легенд не слагали…из этого еще не следует, что они недочеловеки…»

М. Веллер

Кисели

С вами такое бывает – обрывки воспоминаний застревают в голове и то забудутся, то снова выплывут… Стараешься не обращать внимания, выкинуть, а потом что-то в жизни случается и в происходящем узнаешь эти обрывки. Как будто вдруг встретил давно знакомое. У психиатров это называется «Дежа вю», то есть «уже виденное». Считается одним из признаков душевной болезни.

В моей жизни именно так случилось с фильмом «Игра». Я его видел лет пятнадцать назад, совершенно забыл, даже забыл, что есть такой фильм, а потом посмотрел еще раз, и некоторые эпизоды ожили до мельчайших подробностей. Они словно до поры лежали в тайниках памяти, вырвались на свободу и встроились в целую картину – как будто пазл сложился.

И можете себе представить – прошло немного времени, и я натыкаюсь на рекламу того же самого, только в реальности! Вижу рекламу: «Мистер Геймер». Позвонил – все подтвердили: готовы организовать индивидуальную игру с захватывающими приключениями и гарантией благополучного финала. За пятнадцать тысяч долларов предлагали заграничные моря с яхтами, а за минимальную цену – пять тысяч – игра предлагалась в Москве, без лодок, вертолетов, но тоже интересная. Я выбрал игру по эконом-классу, чтобы лишние деньги зря не выкидывать.

Приехал в их в офис, прошел тестирование на компьютере, потом какой-то парень со мной поговорил, расспросил, чего я хочу, чего люблю, чем увлекаюсь в жизни. Вот так прямо и расскажи ему, что я люблю! Во-первых, честно говоря, я об этом всерьез не задумывался, а во-вторых, кое-что и рассказывать неудобно… Вопрос вроде простой, но… не хочется дураком выглядеть. У меня есть такая особенность: если начинаю подозревать, что могу выглядеть дураком, у меня сразу мозги блокируются, и я как раз выгляжу полнейшим тупицей. Ничего не идет на ум – хочешь злись, хочешь глупо улыбайся, хочешь изображай глубокомысленную задумчивость. Потом мыслишка появилась: сказал, что хочу почувствовать себя кем-то вроде героя, если можно такое сильное слово употребить. Он кивает: «Понятно, все так хотят, а любишь-то ты что»? Снова здорово! Что я люблю?! И опять глупая пауза возникла с ответом на этот вопрос, пока я не ляпнул почти машинально: «Ну, полазить где-нибудь, чего-нибудь найти…» Я имел в виду по лесу походить, вроде как в походе, реально сам не знал, что сказать. Глупо же говорить, что я бабу хочу офигенную, и чтобы влюбилась в меня, как сучка, и чтобы я ее спас от кого-нибудь, и потом такая была бы у нас с ней любовь, какой еще на свете не бывало, и никогда бы эта любовь не заканчивалась…

Парень помолчал несколько секунд. Я тоже молчал. Он вздохнул, сказал, что со мной все понятно, подпер кулаком подбородок и впялился в меня своими прищуренными глазками. Я сижу себе на стуле. Стараюсь сохранять непринужденность. Потом мы договор подписали, он мне еще одну бумажку подсунул, сказал, что это чистая формальность, просто я не имею права ни на какие претензии, если буду пытаться их работу типа расшифровать, с кем-то из их персонала тайно вступать в отношения, вроде как игру взламывать. Я подписал. И передал ему пять тысяч американских долларов.

Парень убрал деньги в стол, что-то посмотрел в компьютере, сказал, что игра начнется на следующей неделе в понедельник. Мы распрощались, и я порулил в сторону дома, уныло размышляя, как можно было эту погубленную пятерку употребить для полезных домашних дел, или на развитие бизнеса, или собственного удовольствия.

* * *

На следующий день – в пятницу, еду я мирно на работу и получаю звонок от неизвестной барышни, срочно требующей встречи, и так резко она со мной разговаривает, на «ты», типа, приезжай туда-то во столько-то и все. Я ей объясняю, что освобожусь только вечером – весь день расписан, и пусть вообще по телефону все мне скажет, но она настаивает и шипит, что это для меня очень важно, а не для нее. Я отвечаю уже с раздражением, что, мол, девушка, у меня ваша игра только в понедельник начинается, типа, чтобы не выносила мне мозг, а она зло буркнула, что время и место сообщила, и если не приеду через три часа – себе же хуже сделаю. И все. Отключилась.

И что мне делать? Глупо все это, но, думаю, раз столько денег заплатил, подыграю им. Перенес по-быстрому все дела, перед всеми извинился, поперся к ней на «кудыкину гору». Встретились. Барышня худенькая, темненькая, стрижка под мальчика, одета невзрачно. Села в машину, по сторонам зыркает, поезжай, говорит, вперед. Потом уточнила: в сторону центра. Ладно! Едем, и она начинает рассказывать, что является тайным агентом ЦРУ, внедренным в международную организацию «Мистер Геймер», с целью остановить злодейскую деятельность по зомбированию обращающихся к ним любителей острых ощущений. Объяснила, что клиенты этих изощренных негодяев – люди с положением и средствами, после так называемой «игры», совершенно лишаются собственной воли. И меня ждала такая же судьба – стать через неделю зомби-сектантом, все нажитое отдать и всю оставшуюся жизнь выполнять их антигуманные поручения. Но и это еще не все! Оказывается, жесткая методика зомбирования предусматривает некоторый процент потерь, то есть те люди, чья психика не выдерживает существования во власти чужого интеллекта, отдают Богу душу в страшных мучениях. Я еду, все это слушаю и даже не знаю, что сказать. А что тут скажешь?! Поддакиваю, уточняю кое-что, осторожно интересуюсь, как там у них в Америке? Спрашиваю, где это она так хорошо по-русски научились говорить? Шучу, в общем, по мере сил, а она как поняла, что я не верю, так пронзительно посмотрела на меня… Стало немного не по себе. Взгляд, знаете, с тоской, вроде даже с жалостью, и одновременно жесткий такой, решительный. Так человек, знающий что-то особенное, может смотреть. Я приумолк, но думаю про себя, что за взгляд ей, конечно, пятерка. Наверное, перед зеркалом отрабатывала, а может, и училась где-то, в театральном, например. Стал на нее поглядывать в личном плане, в том смысле, что может у нее какие-то еще особые таланты… А не хотите, предлагаю ей, товарищ агент, поужинаем с вами сегодня? Ответ я получил резкий и отрицательный, в том смысле, что человек, которого через четыре дня или погубят или зазомбируют, не должен думать о таких глупостях. Я еще чуть-чуть покобеляжничал, поныл про то, что все одно мое дело пропащее, так хоть напоследок, в последний раз, типа, что-то может получиться выразительнее, но она потребовала остановиться у метро и вышла из машины. А я поехал обратно на работу. Ехал и думал, что выгляжу таким идиотом, что даже рассказать никому не могу об этом странном происшествии.

* * *

Приехал, только успел наспех перекусить, как снова звонит мне агент ЦРУ и назначает встречу, в центре, сегодня, и снова через три часа. Сказала, что после нашей встречи ей меня особенно стало жалко, такой я трогательный со своим напускным равнодушием и как бы скепсисом и, чтобы преодолеть мое жалкое недоверие, она решила продемонстрировать мне завершение чужой игры, чтобы я поверил, что она действительно агент и работает не на «Мистер Геймер», а мне желает спасения.

Ладно, опять все отменил и поперся. И что интересно: выехал мощно заранее, так, что к назначенной точке прибыл раньше на час. Столько мог бы дел еще переделать, но нет, что-то заставило меня… Приехал и давай круги наматывать – записывать номера припаркованных машин и всматриваться в лица водителей. Езжу, записываю, понимаю, что со всех сторон придурок, но продолжаю ездить и записывать. Подходит время, припарковываюсь, записи убираю и жду. Получаю смс – переехать на сто метров вперед, переезжаю, и ко мне заскакивает утренняя девица, мы еще немного проезжаем, паркуемся возле какого-то подъезда, она проворно перелезает на заднее сиденье, там прячется, согнувшись в три погибели, а мне велит смотреть направо, но не очень пристально. Сижу, кошу глазом минут пять, вижу, как к дому подъезжает белый лимузин, открывается дверь и из подъезда в декольтированном платье выходит какая-то тетка, а парень в ливрее, открывает перед ней дверь с подобострастным выражением на лице. Тетка эдак благосклонно улыбается и выплывает постепенно, а сзади шлейф ее платья несут девочки-пажи. Поместилась она в лимузин, лимузин уехал, и агент, свернувшаяся в позе эмбриона на заднем сидении, сдавленным голосом командует мне ехать. Я не стал возражать, а барышня, спустя несколько минут перебралась на переднее сидение и новым злобно-пронзительным взглядом оборвала мои приятные мысли.

1
{"b":"643718","o":1}