ЛитМир - Электронная Библиотека

Хозяйка дорог

Глава 1. Незнакомец на дороге

Ночной кошмар отчего-то продолжал преследовать меня и после пробуждения. Толпа монстров окружила со всех сторон. Они смотрели и ждали. Но замереть совсем без движения им не удавалось: то с одной, то с другой стороны раздавалось противное скрежетание металла. Я старалась дышать как можно реже, лишь бы не спровоцировать их лишним звуком или движением и не вдыхать мерзкий запах железа и чего-то еще, насквозь химического и незнакомого.

После я понимаю, что это всего лишь сон, а на самом деле я лежу в луже крови, окруженная грудой покореженного металла. Страшная авария, почти все пассажиры погибли, одна я осталась в живых. Я кричу и просыпаюсь, теперь уже окончательно. Чуткий, многослойный кошмар. Я обзавелась им около десяти лет назад, когда от невыносимой духоты потеряла сознание в рейсовом автобусе, а очнулась уже в больнице. Видимо, этот обморок и повредил что-то в моей голове.

Вот всегда так! Стоит только сесть за руль, как сразу же начинаю придумывать всякие ужасы! Надо срочно взять себя в руки и прекратить панику. Вдох через нос, выдох через рот, и наслаждаемся вселенским спокойствием. Дорога пустынная, других машин нет, еще с десяток километров — и я доберусь до дома родителей. А там папа шашлыков обещал нажарить, мама сделает салат, бутерброды, испечет пирожки, объемся опять. Если за Светкой успею: сестрица та еще обжора. О чем и не догадаешься, глядя на ее тощую фигуру. Я ем раза в три меньше, зато вешу аж на десять килограмм больше. Светка, каждый раз, когда кто-нибудь из знакомых поднимает эту тему, делает скорбное лицо и изрекает: «Зато сразу видно, кого в семье больше любят!». Я же отвечаю: «Вот доживешь до моих лет, посмотрим, кого «залюбят» больше». «Доживать» Светке еще пять с половиной лет — вполне может сбыться предсказание. В двадцать я тоже была несколько стройнее.

А все-таки тяжело без сестры и родителей. С одной стороны, в областном центре легче найти работу, больше развлечений и есть развитая инфраструктура, с другой — уехав от родителей, я как будто потеряла кусочек своей души. И их тоже жалко: вначале я, как старший птенчик, упорхнула на учебу, да так и прижилась в городе, затем — Светка. Папа и мама остались вдвоем. Или, как они шутят: выпроводили детей, чтобы посвящать все время бабушкам. А уж обе мои бабули — это отдельная история.

Ничего, уже скоро-скоро всех увижу! Они мне еще надоесть успеют, особенно как начнут свои излюбленные разговоры: «Ох, Лилечка, когда же ты выйдешь замуж, страсть как хочется внуков…». А какие внуки, когда у меня и парня-то нет? Это у Светки, что ни неделя, то новый ухажер, мне сложно так быстро с людьми сходиться. Да и воспитательница в детском саду — не самая удачная профессия для устройства личной жизни: мужчины вокруг есть, но как-то не хочется становиться тетей-мамой для кого-то из моих малышей.

Я вздохнула, включила радио погромче и уставилась на пустынную дорогу, чтобы отвлечься от всех этих мыслей. Хорошо, что я решила с утра выехать: солнце еще не так печет, других автомобилей почти нет, свежий хвойный аромат, доносящийся от склонившихся над дорогой сосен, щекочет ноздри. Красота! Не прогулка в кадиллаке по скоростному американскому шоссе, но мне нравится.

В такие моменты очень хочется ощущать себя всесильной, владычицей дороги. Я улыбнулась и вдавила педаль газа, разгоняясь до ста километров в час. Пока на дороге никого — могу и полихачить.

Радость моя длилась недолго: буквально через пару минут перед капотом мелькнула неясная тень, и машина налетела на что-то твердое. Я в панике выжала тормоз, шины завизжали, и верная «Калина», пролетев еще с десяток метров, остановилась.

У меня внутри все похолодело. Неужели сбила кого-то? Лису или зайца? Бродячего пса? Человека? Господи Боже, только бы не человека. Нет, не так, только бы это была яма на дороге! А перед капотом промелькнул выброшенный кем-то пакет. Да-да, такое вот совпадение. Надо выйти и посмотреть. Но не получалось: ужас перед тем, что я могу там увидеть, буквально парализовал. На долю секунды в голове промелькнула мыслишка уехать отсюда куда подальше: кто бы там ни попал под колеса, его уже не спасти. А я такая молодая и красивая, мне не пойдет тюремная роба. На глаза сразу навернулись слезы: эх, мамочка хотела внуков, а получит дочку-зечку…

Я вытерла глаза, сделала свой фирменный вдох-выдох и вылезла из машины. Страхам нужно смотреть в лицо. Вдруг бедолага еще жив? Сейчас вызову скорую или отвезу зайчика — если это зайчик — в ветклинику, там его вылечат…

Картина, где я в белом сарафане торжественно выпускаю вылеченного зайца в лес, так ярко нарисовалась в моей голове, что стоящий на обочине темноволосый парень заставил вздрогнуть. Весь измазанный в грязи и земле, в потрепанной одежде, с огромным синяком под глазом — похож на бомжа. Что он забыл посреди леса?

Но не дело отвлекаться! Я посмотрела на дорогу, предвкушая обнаружить там страшное кровавое пятно, но там было пусто. Не веря своим глазам, я пробежала метров тридцать назад, но никаких жертв наезда не обнаружила, только все тот же парень стоял и смотрел прямо на меня.

А на дороге действительно была здоровущая яма. Узкая, но глубокая, издалека такую не заметишь. Я облегченно выдохнула и на трясущихся ногах поплелась обратно к машине. Стоило только умоститься на водительском месте, как незнакомый парень подошел ко мне и наклонился к приоткрытому окну. Вблизи он выглядел неважно: бледный, изможденный, с темными кругами под глазами.

— Подвезете до ближайшей деревни?

Ишь, чего удумал! Хитренький какой! Думает, я телевизор не смотрю?

— Простите, не беру попутчиков.

— Почему? Если нужно — я заплачу.

Он вытянул из кармана тугую пачку купюр. Точно — маньяк. Так, Лиля, думай, как от него избавиться.

— На ОБЖ так научили! — молодец, лучший из всех ответов. Сейчас он усовестится и уйдет.

— Думаете, я — преступник?

— Да.

Нет, а что он вообще хотел услышать? Оправдания? Заверения, что лично у него прямо посреди лба стоит клеймо: «Хороший человек»? И я с удовольствием его подвезу? Размечтался!

— Мне нужна ваша помощь! Всего лишь подкиньте до деревни, здесь недалеко.

А до леса, где можно спрятать мой трупик — еще ближе. Но парень не собирался так быстро отступать, и в чем-то я его понимаю: кроме моей «Калинки», других машин на дороге не было. Ничего — молодой, сильный, почти здоровый, быстро дойдет до цели!

— Зачем вы с собой столько оберегов возите, — он выразительно кивнул на маленькие иконы, которыми был обклеен салон моей «Калинки», — если боитесь взять попутчика? Или не так сильна ваша вера?

Нашел время для теологической беседы!

— Боженька мне голову дал не только для того, чтобы к святым мощам прикладываться! И вообще — мне пора!

Я подняла стекло, повернула ключ зажигания, пристегнулась — никогда не езжу непристегнутой! — выжала сцепление… Да, да, мне бы тоже хотелось красиво стартануть с места на третьей скорости, но чего не умею, того не умею. Спасибо, хоть не заглохла.

Пока я совершала все эти действие, «бомж» быстренько обошел машину, открыл дверь и плюхнулся на пассажирское сидение. Наглость восьмидесятого уровня! И как мне теперь его выгонять?

— Там, за поворотом налево, — небрежно махнул он рукой и откинулся назад, прикрыв глаза.

Вляпались вы, Лилия Александровна! Господи, помоги, пусть этот тип тихо и мирно выйдет в своей деревне! Так, носом вдох, ртом выдох, и поехали: быстрее доеду до деревни, быстрее избавлюсь от попутчика.

Признаться, первое время я старательно не дышала, чтобы не попасть под удушающую волну аромата «Придорожный бомж». Потом, когда голова начала кружиться от нехватки кислорода, открыла окно и чуть наклонилась в сторону, глотая свежий воздух. Но, к моему удивлению, от парня не пахло. По салону даже поплыл легкий горьковатый аромат, как от хороших духов. Я решила украдкой рассмотреть незнакомца, пока он дремал. Если подключить воображение, то мой попутчик выглядел вполне симпатичным: высокий, не тощий, а вроде как мускулистый — под несколькими слоями одежды толком не разглядишь. Волосы темные, до плеч, и лицо такое… аристократическое, что ли.

1
{"b":"644391","o":1}