ЛитМир - Электронная Библиотека

– Напиши в Пеллу матери и отцу, что я победил медов , – он подумал пару мгновений, – и взял штурмом их крепость и назвал ее Александрополь. Записал Евмен?

– Да, Александр, – спустя короткое время отдал царевичу два свитка, тот запечатал их своим перстнем и отдал Евмену обратно.

– Отправь сегодня с вестовыми, отцу и матери. Такие новости им понравятся больше.

– Рес, через неделю отправишь пятьсот бойцов в Пеллу, а проводит их один из урагов Александрополя, – приказал юный полководец, на эти слова царь медов утвердительно кивнул головой.

– Александр, если мезийцы придут ,ты точно поможешь?

– Я никогда не лгу, Рес. Я приду с армией ,клянусь Зевсом, – при этих словах мед просветлел, кивнул и засобирался размещать своих раненых, и подбирать людей для службы македонянам.

После дневки у крепости армия возвращалась в Пеллу, возвращалась победителями. Помимо добычи с мертвых, Рес выплатил двадцать талантов серебра, так что было чем оплатить воинам. По пути часть отрядов распустили по домам, и в столицу вернулись лишь гипасписты, этеры и фессалийцы. Только в пути этеры видели, что Александр мрачнел все больше.

– Что с тобой, Александр, – спросил его ближайший друг Гефестион, и тот посмотрел на него снизу вверх с печалью,

– Ты же знаешь, Гефестион, они рвут меня на части, как будто можно разделить мою любовь, – отвечал царевич в бессилии повесив свою белокурую голову,

– О чем это он, – спросил шепотом Неарх у Птолемея,

– Он любит и мать и отца, а они не очень ладят, да и у Олимпиады очень властный характер, – ответил ему телохранитель Александра. – Надеюсь, что в этот раз все обойдется.

Въехав в город, царевич распустил отряды по домам, оставив гипаспистов и личную дружину, и вся свита приблизилась ко дворцу, куда Александр послал вестника о своем возвращении, и поскольку в город уже вернулся царь Филипп с удачной войны, то в честь своей победы и победы сына созвал всю знать на пир. Но сначала этеры отправились в баню, в дворце были такие же душевые, как и Миезе, так что удалось комфортно привести себя в порядок, и сменив одежду, этеры пошли в Большой Зал Дворца, но Александр пошел навестить мать, так что пока его не было с друзьями. Зал был богато украшен, и ради торжества, был густо увешан цветочными гирляндами, стояли ложа для гостей и малые столики рядом, и большой стол, на котором и стояли источая божественные ароматы тонкие яства и вина, Ложа Филиппа и Александра были рядом ,на некотором возвышении, также пригласили двух аэдов, дабы скрасить слух гостей декламацией и музыкой. Филипп, как хозяин, уже возлежал в венке из цветов, царевича пока не было, а места гостям указывал дворецкий согласно их заслугам и знатности, так что этеры Александра были далеко от царского места. Филипп все мрачнел, и уже подозвал к себе дворецкого, как появился Александр, он был в новой красивой одежде, но собран и бледен,

– Ты заставляешь себя ждать, мой любимый сын, – с легким укором сказал царь, – ты несомненно свершил немало подвигов, но все же?

– Извини, отец, – Александр подошел и поцеловал царя в щеку,

– Твой сын умелый полководец! – громко сказал Пердикка, – у него чутье истинного воина!

Филиппу очень понравилась похвала умелого командира, и он и не скрывал этого.

– Спасибо, Антипатру, что он помогал ему, и золотые рудники не пострадали, и меды успокоились. Может быть, ты ,наследник излишне добр к побежденным?

– Я не люблю лить кровь просто так, и лицо Александра чуть скривилось, как от боли, – но лучше живой верный союзник, чем выжженные поля и горы трупов.

– Ну все-таки ты взял приступом Александрополь, – заметил примирительно Филипп, – на это царевич скромно промолчал, – теперь меды будут посылать нам помощь, добавил царь для своих приближенных. И как раз виночерпии наполнили чаши, и царь провозгласил:

– За моего сына, Александра, храброго и умного полководца!

Все радостно закричали и выпили душистого вина. Дальше вме пошло веселее -пили за войско, за Македонию, потомаэды стали исполнять отрывки из "Илиады",воспевая подвиги героев,а многие знатные роды македонян напрямую вели свое происхождение от героев троянской войны, по крайней мере так считалось. Дальше уже пили просто много, и молодежь с Александром ускользнула из зала. По пути из зала все друзья царевича заметили, что дворецкий вел флейтисток и гетер для продолжения веселья.

На следующий день , попрощавшись с отцом и матерью, Александр и его свита собрались и двинулись в Миезу, продолжать обучение у Аристотеля. Они не знали , что осталось учиться меньше двух лет. Арестотель учил главному, что поступать достойно и правильно лучше, и полезнее, чем следовать злу и совершать дурное. Пришло письмо Неарху, что скоро приедет Каллифена с сыном к нему в Амфиполь, и царевич согласился, что это правильно, ведь нехорошо, когда жена далеко от мужа,а муж от жены. Но приехала Каллифена только через два года, после большой войны.

Разразилась же новая война через два года, Фивы в союзе с Афинами выступили против Македонии. Прискакали гонцы от Филиппа, чтобы собирались этеры и Александр и выступали в Пеллу, и что царевич получит илу в командование. Пришло время расставания с наставником, все собрались, и пошли к его дому. Александр постучал в дверь, открыл престарелый слуга философа, пустил учеников во двор,

– Проходите, я сейчас позову наставника, – и быстро зашел в дом, из которого почти тут же вышел величественно и не спеша, опираясь на посох, в белых льняных одеждах, приличествующих философам, Аристотель.

– Здравствуй Александр, здравствуйте мои достойные ученики, – поздоровался он,

– Приветствую тебя, Учитель, мы пришли попрощаться, не знаю, свидимся мы или нет, – громко и внятно начал речь сын Филиппа, – началась большая война, и мы должны идти в поход. Мы не зря прошли твое обучение, и надеюсь, ты будешь гордиться нами.

– Я тоже рад, что вы брали у меня уроки, лучше учеников у меня не было, и не будет. Лучшая благодарность для наставника– это достойное поведение учеников.

– Ты не будешь стыдиться, что обучал нас, – добавил Александр поклонившись, и так ученики Миезенской школы простились с философом Аристотелем. Так и закончилось их отрочество.

Война

Филипп созывал всех владетельных князей покоренных областей с их дружинами, и успешно готовил из них регулярные войска при помощи Пармениона и Антипатра. Удалось собрать тридцать тысяч пехоты, из них двенадцать тысяч подготовленных фалангитов и три тысячи конницы, из них около восьмисот катафрактов. Александровы гастрафеты были не готовы, хотя царевич желал проверить их в деле, и первый отряд в триста бойцов тренировался вовсю. Но механизм был очень дорогой, обходился ценой в недорогого коня, и когда Филипп узнал сколько он стоит, за обедом он просто поперхнулся. Фивы же собрали одиннадцать тысяч пехоты и полторы тысячи всадников, афиняне навербовали в Аркадии и Мессении пятнадцать тысяч наемников и собрали пятнадцать тысяч пехоты ополчения и тысячу всадников, так что силы были почти равные но у македонян была легкая конница агриан и фракийцев, и они принялись разорять Беотию. Парменион и Филипп непрерывно маневрировали, с целью поймать наемников в ловушку в одном из перевалов, и им это удалось, наемники Афин сдались, и пленных отправили на север, во Фракию, держать границу от мезийцев, благо, что наемники быстро разобрались в ситуации , и согласились служить Аргеадам, но не хотели сражаться с Афинами и Фивами. Столкновение было неизбежно, и Лисикл спешно вел афинское ополчение на помощь Фивам, и даже Демосфен так же взял гоплон в руки. Разведка македонян из легкой конницы тревожила афинян и фиванцев, держала их как охотничья собака медведя, и не давая уйти с ровного поля, выгодного македонянам. Филипп спешно вел армию тремя колоннами, конницу и гипаспитов доверил Александру, сам вел фалангитов и пельтастов и фракийскую пехоту.

Враги разбили лагеря напротив друг друга при Херонее, где и должна была разразиться битва.

13
{"b":"644623","o":1}