ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не надо, отец твой уже раньше все оплатил. Он и дом тебе в Амфиполе оплатил, хочешь, осмотри домик-то неподалеку , его и купили, ведь ты будешь при дворе царевича, но свой дом для человека твоего положения необходим.

– Спасибо, согласен. Завтра зайду. И слуг купили? – сказал он смеясь,

– Это жена твоя, умница-разумница обо всем подумала. И о усадьбе, и о слугах, обо всем. В доме даже колодец есть, здесь это редкость.

Неарх только сидел, опустив голову, и легкая усмешка тронула его губы, какой же он еще неразумный еще , по сравнению с женой.

– Ладно, проксен, постараюсь сделать все как надо для моей семьи, – ответил юноша, и Афиней одобрительно хлопнул его по плечу, задев браслет,

– Что это у тебя? – удивился проксен,

– Ты кто? В свои шестнадцать лет?

Неарх мигом спрыгнул с ложа, оказавшись рядом с хозяином дома, изменившимся в лице от страха,

– Клянись, проксен, ты знаешь моего отца, тебе выгодно торговать с нами, и мы никогда не лгали тебе, это не во зло ни тебе, ни царской семье, клянусь тебе Уллем -Спасителем и Элисией– защитницей, – и тут Неарх надрезал себе руку и уронил каплю крови на землю в знак клятвы. – Веришь ли ты мне?

– Верю и клянусь богами – олимпийцами, что не раскрою твоей тайны, – ответил тот, – так ты жрец, да и еще посвященный? В твои-то годы? – проговорил он шепотом.

– Так уж вышло . Кроме тебя пока никто не догадался, – пожав плечами отвечал курет.

– Вот и отлично, но пора спать, а то завтра уже тебе в дорогу, – заметил купец.

Они разошлись, пришел слуга проводить гостя в комнату, он шел со светильником по коридору, и открыл дверь, где уже была застелена кровать, и он лег спать . Сон пришел сразу, пускай он был и в чужом доме. Шелестели цикады, в окно доносился аромат сада, цветов и начавших созревать плодов земли, кровать была отличная, а ремни туго натянуты, солома в тюфяке была свежая, так что Неарх выспался отлично, слуга принес кувшин с водой и таз, что бы юноша вымылся, что он и сделал, позвали завтракать. Завтрак тоже был обычный – лепешки, сыр, мед , сухие абрикосы, запивали разбавленным вином, и вскоре трапеза была закончена, и Афиней со своим слугой поехал на повозке провожать Неарха до ворот Амфиполя, где его ждал караван, отправлявшийся в Пеллу. Проехали мимо неархова дома, забор был красивый, недавно забеленный известкой, они постучались, им быстро открыл привратник, и подошла семейная пара , которым был поручен дом, Неарх поздоровался с ними, дал поручения, что бы следили за порядком, и Афиней обещал приглядывать за имуществом сына архонта. Вскоре добрались до ворот, за которыми был уже собран караван, это были три десятка мулов с поклажей, пять повозок, и десять верховых охраны, двое купцов и их слуги. Юноша достал из вьюка лук и колчан со стрелами, а кинжал и так висел на поясе рядом с кошелем, слуга же был вооружен палицей, и у него был посох. Юный критянин сердечно пожал руку Афинею на прощанье, и напомнил ему о клятве. Старший купец скомандовал трогаться, и путники двинулись по дороге. Местность была весьма живописной, проехали мимо озера большого озера, деревья росли здеь более охотно, чем в остальной Греции, но собственно это была не Эллада, а Фракия, и к тому же следовало заботиться о том, что бы не угодить в лапы разбойникам, а их тут бродило не мало, в основном фракийцы и пеоны, правда вдоль дороги были построены сторожевые башни с несколькими десятками конников гарнизона каждая, хотя, если точнее, человек по тридцать, не больше. Вдоль дороги попадались постоялые дворы, но нельзя сказать, что слишком часто. Во главе каравана двигались восемь всадников, вооруженных дротиками и мечами, и небольшой круглый щит был за спиной каждого, далее двигались повозки, а за ними мулы с поклажей, с ними ехали купцы со слугами, а замыкал этот строй Неарх с слугой. Двигались несколько часов подряд, давая отдых коням и людям в середине дня, а потом ехали до дого, как начинало смеркаться, тогда разбивали лагерь, ставили повозки кругом, и охрана меняясь, сторожила поклажу и людей, а остальные спокойно ужинали и отдыхали. Так прошло четыре дня, за это время Неарх успел пообщаться с обоими купцами, их звали, как ни смешно, Левконом и Мелоном, а надо сказать, их имена соответствовали внешности, Левкон был светлый, а Мелон обладал иссиня черной шевелюрой, они оба тоже были из Амфиполя. Но следующий день начался неважно, а закончился еще хуже. Слуги запрягли мулов в одну повозку неправильно ,слишком сильно затянули хомуты, и те заупрямились, стали сопровождающие впрягаться в телегу, и сломали колесо, та завалилась набок, товар полетел на землю, стали собирать рассыпавшиеся тюки, Левкон и Мелон побежали разбираться с неустройством, и все это заняло немало времени. Наконец двинулись в путь, но нетерпеливая охрана ускакала вперед, и попала в засаду фракийцев, так что все слышали только крики и ржание коней, вырвались и прискакали назад только трое из десяти всадников, и в этот момент пятнадцать легковооруженных горцев напали на кибитки торговцев. Пельтасты фракийцев кричали что-то и метко метали дротики, так что убили двух возниц, и трех слуг, но Неарх быстро вытащил свой лук, и вспоминая с благодарностью уроки Диокла на Крите, приложился, натянул стрелу, и один фракиец уже катался по траве, крутясь от страшной боли, и посылая стрелу за стрелой поразил еще четверых, та что остальные нападающие спрятались за валуном в пятидесяти шагах от них. И уже в Неарха полетело несколько дротиков, и очень хорошо, что вовремя их заметил, и они воткнулись в борт телеги рядом с критянином, а один из них оцарапал юному стрелку плечо, и рассекло рукав хитона. К юноше подползли оба купца с мечами и щитами, и Левкон одобрительно похлопал его по плечу, высунулся из-за колеса и получил удар дротика в предплечье, выронив меч из руки, и глухо застонав при этом.

– Неарх, ты отличный стрелок, ты здорово помог, – сказал с перекошенным лицом Мелон, – будь осторожен, на тебя вся надежда, рядом с ними сидел наготове и слуга Неарха со связкой дротиков и палицей.

– Дела плохи, Мелон, бери дротик и закрывайся щитом, ты слева, я справа, попадаем в цель, и прячемся, пока фракийцы нас не обошли, потом трое наших верховых галопом скачут и рубят фракийцев , – сказал юноша, – Давай, быстро.

Один быстро спустил стрелу, другой метнул дротик, оба попали, и врагов осталось восемь, и эллины моментально упали на землю, и ответный удар поразил лишь край щита Мелона, отскочив от медной обивки. В это время слуга перетягивал предплечье Левкона, его лицо посерело от боли. Трое всадников, опомнившись, подскочили к грабителям, и сначала кинув дротики, и попали в упор в троих, на остальных кинулись с мечами, но опытные горцы смогли достать одного из верховых, и он покатился наземь, но всадники посекли еще троих, упавших в лужи собственной крови, но двое горцев смогли скрыться в зарослях.

– Отлично! – восторженно вскричал Левкон, беря дротик в руку,

– Сейчас прибегут те, кто побил наших всадников, – вздохнул Мелон с перекошенным лицом, его стал бить боевой озноб.

– Слуги приготовились к схватке, успели вооружиться, и надо наших верховых спрятать за валуном. И телеги сдвинуть, из-за них мы устоим против разбойников, – сказал Неарх.

– Молодец, парень, – похвалил его Мелон, и стал быстро приказывать возчикам сделать баррикаду из телег, слуги стали моментально выполнять требуемое.

Вдруг стал слышен стук копыт о землю, на глазах торговцев отразился испуг, а вдруг это конные фракийцы? Но судьба была благосклонна к путникам-то были македоняне, а впереди тридцати конных тяжеловооруженных воинов скакал юноша, почти мальчик, с развевающимися на ветру белокурыми волосами, Неарху потом сказали, что это и есть Александр.

При дворе Александра

– Приветствую вас, гости! Я рад здесь вас видеть, а вы меня, наверное, еще больше, но я пришел встретить Неарха, критянина назначенного ко мне в свиту! Надеюсь, он жив и я успел вовремя! – громко и отчетливо, как перед строем войска сказал царевич. Тем временем, всадники его свиты, рассыпавшись веером, и прочесывали окрестности.

9
{"b":"644623","o":1}