ЛитМир - Электронная Библиотека

1. Глава первая, в которой появляется Толстячок, а дети оказываются в стране Снеговиков

Однажды чудесным снежным утром, какое только может быть в самом начале зимних каникул, дети слепили во дворе снеговика. Он получился забавным: толстым, с двумя кривыми ветками вместо рук, а на голове – дырявый зелёный таз набекрень. Ярко-голубые глаза из пластиковых крышек, вместо носа – сосновая шишка, и улыбка из розовой ленточки.

Дети долго думали, как назвать снеговика, и даже чуть не поссорились. Серёжка хотел назвать его Снежком, но Юля сказала, что так зовут только котов или собак. Она предлагала другое имя – Борька, в честь её старшего брата, которого она очень уважала.

– Можно подумать, твой брат обрадуется, когда увидит, кого ты назвала в его честь! – захохотал Ванька.

– Ну, тогда придумай что-то другое, – надулась Юля.

– Давайте назовём его Толстячком, – сказал Ванька.

– Ага, как сардельки, – буркнула Юля.

– А что, мне нравится Толстячок! – отозвался Серёжка. – Ему подходит, вы только посмотрите!

– Хорошо, пусть будет Толстячок, – вздохнула Юля.

– Привет, Толстячок! – приветливо махнул рукой Ванька.

И вдруг… ребята не поверили своим глазам, но снеговик махнул им веткой в ответ!

Сначала они стояли, не шелохнувшись, а затем Юля прошептала:

– Вы тоже это видели? Или мне показалось?

– Я видел!

– И я…

– Может, это ветер?

– Но ведь сейчас нет никакого ветра!

Юля хотела что-то сказать, но тут случилось ещё кое что: снеговик улыбнулся! А затем, потягиваясь, прокряхтел:

– Ох, как утомительно стоять на месте! Руки затекли, спина ноет…

– Вот это да! – выкрикнул Ванька. – Ты разговариваешь!

– Ага, – качнул головой Толстячок, – разговариваю.

– Но… но…. снеговики не должны разговаривать, – неуверенно проговорил Серёжка.

Толстячок пожал плечами.

– Хотите верьте, хотите нет, но я разговариваю. Сегодня какой день?

– Суббота, – сказала Юля.

– Так вот, – продолжал Снеговик, – по Снежному кодексу, если трое детей согласятся в субботу слепить снеговика, а затем ещё и дать ему имя, и если все трое будут согласны с этим именем, снеговик оживёт!

– Что-то я не слышала ни о каком Снежном кодексе, – ответила Юля.

– А тебе и не нужно о нём слышать, ты же не снеговик! – сказал Толстячок. – Ну ладно, что-то мы тут заболтались. Мы будем кататься на санках? Или поиграем в снежки?

И тут только дети поняли, что на самом деле их снеговик ожил, и теперь он может играть вместе с ними!

Они с радостью побежали на горку, а Толстячок за ними, переваливаясь, как утка, и гогоча:

– У-гу-гу! Прокатимся-а-а-а!

Ванька катался на своей ледянке, Серёжка и Юля на ватрушках, а Толстячок просто садился и съезжал, поднимая столп снежной пыли.

Улучив минутку, Юля поравнялась со снеговиком и шёпотом спросила:

– А если честно, тебе нравится твоё имя? Или Борька все таки лучше?

– Что ты! Как мне может не нравиться имя, которое мне согласились дать трое детей в субботу? Ведь благодаря этому я теперь живой, настоящий!

– Раньше я думала, что такое может быть только в сказках, – ответила Юля.

– А это и есть сказка, – Толстячок загадочно улыбнулся, – разве ты ничего не замечаешь?

Юля оглянулась вокруг. Везде были снеговики! Одни шли по тротуару, с сумками и рюкзаками, совсем как люди, другие – резвились на соседней площадке. Мимо проехал автомобиль – Юля могла бы с уверенностью сказать, что за рулём сидел снеговик! А здания!.. Они выглядели, как огромные сугробы с круглыми дверцами и окошками.

– Ванька, Серёжка! – позвала она друзей. – Вы это видите?

– Ух ты! Здорово! – совсем не удивился Ванька.

А Серёжка открыл рот и долго его не закрывал.

– Добро пожаловать в страну Снеговиков! – весело выкрикнул Толстячок.

Юля не знала, радоваться ей или огорчаться. Кто знает, чего можно ожидать от неизвестной, а притом ещё и сказочной страны Снеговиков? Похоже, Ванька и Серёжка думали так же.

– А мы тут не замёрзнем?

– Не заблудимся?

– А как же наши родители?

– Не бойтесь! По Снежному кодексу вы имеете право пробыть здесь один день. Вечером вы снова будете дома, – успокоил их Толстячок.

– Ну, тогда веди нас в свою страну! Показывай нам всё, рассказывай нам обо всём! – обрадовались дети.

– Вперёд, за мной! – крикнул Толстячок и помчался к ближайшему домику.

2. Глава вторая, в которой можно есть мороженого сколько угодно

– Прошу посетить моё скромное жилище, – сказал снеговик, открывая перед детьми круглую дверцу.

Дети вошли в небольшую комнату и увидели стоящий посредине ледяной стол и четыре ледяных табуретки вокруг него. С потолка струился голубоватый свет от ледяной лампы.

– Я впервые нахожусь в абсолютно круглой комнате! – восхищённо проговорила Юля.

– Вот это да! Ледяная мебель! Круто! – подпрыгнул от восторга Ванька.

Серёжка с удивлением рассматривал жилище их нового друга. Был здесь и диванчик, и сундук, всё – изо льда.

– А посуда у тебя тоже ледяная? – задумчиво спросил Серёжка. – Особенно меня интересуют ложки…

Ванька рассмеялся:

– Ты главное, ложку не облизывай!

Снеговичок Толстячок добродушно ответил:

– Не переживайте. Для вас найдутся ложки из дерева.

Затем он открыл крышку сундука (при этом она так заскрипела, как будто её не открывали лет сто), и стал доставать оттуда посуду, скатерть и ещё какие-то вещички.

– Это вам подстилки на табуретки, – сказал он, протягивая маленькие вязанные коврики.

– Ой, спасибо большое! – обрадовалась Юля. – А я уж испугалась, что мне придётся на ледяном сидеть… А мне мама этого не разрешает!

– И правильно делает, что не разрешает! – ответил Толстячок, расставляя посуду на столе. – Людям не следует сидеть на холодном. Они же не снеговики! Поэтому здесь всё учтено: и коврики, и деревянная посуда, и даже… горячий чай!

– Ух ты! – выкрикнул Ванька.

– А я вот никак понять не могу… – снова задумался Серёжка. – Как у тебя всё это появилось? Ведь мы слепили тебя совсем недавно. А у тебя уже и дом есть, и всё нужное для гостей…

– Если честно, я и сам точно не знаю, – признался Толстячок. – Подозреваю, что как только снеговик оживает, в этой стране появляется домик для него.

– Как всё удивительно! – мечтательно произнесла Юля. – Может быть, это всего лишь сон? Может, я сплю?.. Вот сейчас мама скажет: «Юлькин, вставай, пора! Яичница зовёт!» Я проснусь, и всё улетучится…

– Я улетучиваться не собираюсь! – заявил Серёжка. – Я чаю хочу!

– Я тоже!

– Сейчас будет! – Толстячок уже расставил посуду на столе: чашку и блюдце изо льда для себя, и деревянные чашки с ложками для друзей. Ребятам не терпелось узнать, откуда же возьмётся в ледяном домике кипяток?

А взялся он оттуда же, откуда и всё остальное: из сундука! Снеговик ловким движением вынул оттуда белоснежный чайник и разлил ароматный чай по чашкам.

Дети с удовольствием протянули к ним ладони.

– Ты не налил себе чаю, потому что тебе горяченго нельзя, правда? – спросил Ванька снеговика. – А что же ты приготовишь для себя?

Толстячок торжественно сказал: «А вот что!», наклонился к сундуку, и через мгновение он уже держал в руках целое блюдо мороженого! Розовые, белые и голубые шарики сверкали, как только что выпавший снег на солнце.

– Вау! – хором воскликнули Ванька, Серёжка и Юля.

– А… можно мне тоже мороженого? – спросил Серёжка.

Юля толкнула его в бок:

– Ты чего такой невоспитанный?! Хозяин сам предложит, если надо.

А Ванька только молча смотрел на мороженое и облизывал губы.

– Угощайтесь, дорогие друзья! Берите всё, что видите! – снеговик гостеприимно показал на стол.

Юля положила себе на блюдце розовый шарик мороженого и попробовала его: оно оказалось клубничным!

– Никогда в жизни я не ела такого чудесного мороженого!

1
{"b":"645038","o":1}