ЛитМир - Электронная Библиотека

Следующим днем праздник в штабе Мертворожденных продолжился. На этот раз повод был иным: следовало достойно попрощаться с одним из первых Мертворожденных - с Кейрандом. Все хлопали Шарна по плечу, спрашивали, не передумал ли он, кто-то даже уговаривал остаться. Парню на какое-то мгновение даже стало некомфортно и стыдно за свое намерение покинуть банду. Эйтар, Ремир, другие новенькие, присоединившиеся к банде еще при жизни Цинтлера уже успели стать его с Гаротоном учениками. Кейранд вспомнил всё, что с ним случилось за то время, что он провел с бандой. И прозябание в самом начале их становления, мелкое воровство, потом первый опыт насилия над другими, выход из подвала, жизнь в достатке, смерть Цинтлера, приход к власти Мальтера… И ему стало больно. Больно от необходимости уходить, бросить всё, чем он жил ранее. Но решение было принято. Теперь следовало довести его до конца. Кейранд вспомнил, как тяжело ему было в последние месяцы, как он изнывал от бессмысленности своего существования, какой смертной скукой стали рейды, прежде бывшие отрадой. Боль начала уходить. Тогда он вспомнил ограбление банка, убийство Мальтером охранника и его пьяные выкрики тем же днем. Теперь от дискомфорта не осталось и следа, и Шарн спокойно ответил бывшим соратникам: «Нет, я не передумал. Я ухожу». В этот момент ему показалось, что Гаротон смотрит на него с завистью.

Достаточно рано, в десять часов вечера Кейранд покинул празднество в свою честь, поднялся наверх, разделся и лег спать. Он уснул почти сразу. Через какое-то время проснулся буквально на несколько секунд, слыша шаги Гаротона, который возвращался в свою комнату, затем уснул снова.

- Цельтесь в окна на втором этаже. Этих ублюдков не так много, чтобы они расселялись выше, - послышался среди ночи отдаленный голос под окнами.

Кейранд тихо застонал, просыпаясь, поднял голову и приоткрыл глаза. Он пока не успел ничего понять, но что-то в его мозгу отчаянно сигналило, что что-то не так, и Шарн в опасности.

Через несколько секунд Кейранду невольно пришлось проснуться. В окно залетел продолговатый предмет зеленого цвета с горящей тряпкой на конце. Он попал в стену, где находилась входная дверь, сверкнуло пламя и проснувшийся Кейранд, страшно матерясь, вскочил с кровати и инстинктивно забился в дальний угол, куда пламя не добралось.

- Б**ть! Б**ть-б**ть-б**ть! - повторял он, как заведенный.

Выхода не было - единственная дверь, ведущая наружу полыхала, как факел. Кейранд подбежал к окну, выглянул на улицу и увидел, как довольные Чистильщики уходят за угол здания, направляясь, видимо, к главному входу. Он посмотрел ниже и увидел под окном тонкий карниз, порядком обветшавший от времени.

«Сука, делать нечего…, - подумал Кейранд со злостью, - Сгореть заживо, или попытаться перелезть по карнизу в комнату Гаротона, предупредить его и помочь остальным… Или е*нуться вниз и ждать Чистильщиков, лежа с переломанными ногами».

Он торопливо схватил курку, надел её, схватил со стола деньги и деревянную дубинку, попрятал первые в карманы, вторую спрятал, как обычно, под курткой, и стал с матерными молитвами лезть в окно. Осторожно ступил одной ногой на карниз. Убедившись, что тот не собирается тотчас рассыпаться в пыль и крошку, Шарн спустил и вторую ногу. Продолжая тихо ругаться себе под нос, он стал аккуратно пробираться к окну Гаротона. Карниз оказался крепче, чем он думал. Но, пройдя половину пути, он услышал крик друга, изрядно заглушенный плотной тканью, закрывавшей его окно:

- ШАРН?! ЧТО ПРОИСХОДИТ?! ТЫ ЖИВ?! ОТВЕЧАЙ! - крик удалялся, Гаротон спешил к выходу из своей комнаты.

- РЕТАР! ПРОСНУЛСЯ, Б**ТЬ! СТОЙ НА МЕСТЕ, СЛЫШИШЬ?! НЕ ВЫХОДИ…

Но друг не слышал Кейранда из-за дурацкой тряпки, застилавшей оконный проем.

- … из комнаты, - процедил Шарн сквозь зубы.

Но тут же он понял, что разбудило Гаротона и почему тот бросился к его комнате, не дожидаясь ответа - с первого этажа доносились крики и звуки выстрелов.

- КЕЙРА… - второй крик, донесшийся уже от входа в комнату Кейранда, прервался глухим ударом.

- Е* твою мать, нет! - в панике прошептал Шарн, ускоряя движение.

Забыв об опасности рухнуть вместе с дряхлым карнизом наземь, Кейранд стал активно пробираться к окну друга. Когда до оконного проема оставался шаг, послышался хруст, фрагмент карниза вылетел из проема, нога Шарна провалилась вниз, тот вскрикнул, одной рукой схватился за подоконник, другая инстинктивно вжалась в стену. Кейранд застыл, сердце билось, как сумасшедшее. Придя в себя, он подтянул висящую ногу и поставил её на край проржавевшего полуарочного навеса, расположившегося как раз под окном Гаротона. Потом приставил к этой ноге вторую. Вот и всё. Он у окна.

Шарн протянул руку, сорвал ткань, закрывавшую проем и влез внутрь.

«Твою мать, раньше только собак боялся, а теперь и от высоты каждый раз в обморок падать буду…» - думал он, спускаясь с подоконника на пол.

Следом, Кейранд бросился к двери, резко распахнул её, выбежал в коридор и увидел лежащего на полу, в нескольких шагах от дымящейся двери в шарнову комнату, Гаротона.

- Ретар!

Мертворожденный перевернул друга на спину. Волосы анксела в одном месте слиплись от спекшейся крови - кто-то нехило ударил его чем-то по голове, бросил Молотов в дальний угол коридора, и оставил свою жертву задыхаться от угарного газа и дыма. В руке у раненого анксела был пистолет. Кейранд прижал пальцы к шее друга и, поняв, что тот еще жив, забрал у него оружие, отнес Ретара к окну в его комнате и там дал ему пощечину. Гаротон замотал головой, приходя в себя. В тот же момент Шарн услышал крик на лестнице, потом звук бьющегося стекла, звук пламени, разрывающего воздух. Кто бы ни находился в тот момент на ступенях, он остался жив и, тяжело дыша и подвывая от ужаса, побежал к комнате Гаротона. Кейранд взял пистолет друга и, собрав в кулак всю свою хладнокровность, направил его на дверь.

Та распахнулась, и Шарн увидел Эйтара. Куртка у того дымилась, глаза от ужаса были навыкате, он тяжело дышал, опираясь на дверной проем, и чуть не зарыдал от счастья, увидев живых товарищей.

- Кейранд! Гаротон! Вы живы! Твою-то ж мать…

Кейранд выдохнул с облегчением и опустил пистолет на пол. Взгляд его упал на Ретара, всё еще лишь слабо трепыхающегося.

- Гаротон! Приди в себя! Давай, - Мертворожденный схватил друга за плечи и крепко встряхнул.

Гаротон отпихнул его и застонал, схватившись за голову. Взгляд у него был мутный.

- Шарн… Сука… Какого хера…

Эйтар подошел к нему и сел рядом.

- Что с ним?

- По башке неплохо так огрели, что, крови не видишь? - ответил Кейранд, - Еще и надышался всякой херни, наверное… Да и вообще, лучше ты скажи - какого хера происходит? Чистильщики на нас напали?

- Да… Т-только не та шпана, с которыми мы цапались обычно… Они… Они просто ворвались к нам, половину наших… расстреляли… из дробовиков. Потом подожгли всё горючкой и выбежали из здания, один успел заглянуть и на этот этаж, видимо, он и е**ул Гаротону по голове… Я сам хер знает, как добрался сюда… Там бойня, Шарн! Те, кого не расстреляли и кто не сгорел заживо, бросились за Чистильщиками на выход, я слышал, как в них стреляют уже снаружи! Только мы остались, Кейранд!

- А Мальтер? Он был со всеми?

- Он в подвале… Ты туда не пройдешь, там всюду огонь!

- А с улицы в подвал можно попасть?

Эйтар замотал головой.

- У него нет шансов выжить, Шарн.

- Он запечется заживо в этом сраном подвале, понимаешь?!

Кейранд тяжело вздохнул, нервно проведя пальцами по нижней части лица. Эмоции притихли, и он осознал, что Эйтар прав. Остались только они втроем. Надо было как-то выбираться.

Долго думать ему не пришлось. Выход был один - через окно. Спуститься на стальной навес, сбросить вниз матрас с кровати Гаротона, спрыгнуть самому, помочь спрыгнуть владельцу матраса, который только-только начал приходить в себя, но всё еще ориентировался в пространстве с явным трудом, и, наконец, дождаться, пока спрыгнет Эйтар.

24
{"b":"646853","o":1}