ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейранд изложил свою идею третьему выжившему, и они незамедлительно принялись выполнять её, пока Чистильщики были увлечены подсчетом убитых и зрелищем объятого огнем здания. Шарн полез в окно первым, сбросил матрас на землю и, спрыгнув с навеса, успешно приземлился на него. Потом аккуратно подхватил Гаротона. Эйтар тоже колебался недолго - ему хотелось жить не меньше, чем Кейранду.

Спустившись на землю и дождавшись Эйтара, Шарн помог Ретару встать, и они втроем поспешили убраться отсюда на открытую улицу. Гаротон едва мог идти, но друг упорно тащил его вперед.

Им повезло - выйдя к дороге, они сразу наткнулись на хилого паренька, выходящего из своей машины. Кейранд выхватил пистолет Гаротона и наорал на парня безостановочным матерным потоком, приказывая тому бросить машину и бежать отсюда как можно быстрее. Парень так перепугался, что в точности выполнил приказание разьяренного бандита, выронив при этом ключи на тротуар.

- Эйтар, ты умеешь водить, садись за руль! - сказал Кейранд, усаживая Ретара на заднее сидение.

Скоро они все были внутри. Эйтар завел машину и они отъехали от здания, что некогда было им домом.

- Куда ехать? - спросил он.

- Хер знает… Куда-нибудь подальше отсюда… Желательно, к гостинице. Чтобы можно было перекантоваться пару дней.

- Ладно, я знаю одну такую. Можете расслабиться - ехать туда долго.

Через какое-то время Эйтар остановил машину у какого-то обшарпанного отеля.

- Вы с Гаротоном идите, а я поеду дальше, - сказал он Кейранду, - Лучше нам разделиться на случай, если эти ублюдки решат нас искать. Прощайте. Больше мы не встретимся, скорее всего.

Шарн по-дружески похлопал Эйтара по плечу.

- Прощай, друг.

- Только не смейте подыхать. И так слишком много наших сегодня полегло.

С этими словами, он завел машину и уехал. Кейранд тяжело вздохнул и повел Гаротона к зданию отеля.

========== Эпилог ==========

«Огнями реклам,

Неоновых ламп

Бьет город мне в спину, торопит меня.

А я не спешу,

Я этим дышу,

И то, что моё, ему не отнять

Минуту еще, мой ветер не стих,

Мне нравится здесь, в Королевстве Кривых»

Пикник – «Королевство кривых»

Тихий скрип двери длинным изогнутым когтем прошелся по мозгам Гаротона. Тот поморщился и повернулся к источнику звука. В комнату вошел Кейранд, неся в руках белый пластиковый пакет с продуктами.

- Хреново выглядишь, - заметил он, бросив на Ретара беглый взгляд.

- Да неужели? Естественно, я херово выгляжу - я блевал всё утро, - отозвался Гаротон, отворачиваясь от стола, чтобы только не видеть еды, которую Шарн доставал из пакета, - Едва до сортира доползти смог, ну хоть успел.

- Терпи, что тебе еще остается… Я купил тебе какие-то таблетки, держи.

Гаротон молча взял коробочки с медикаментами из рук Кейранда, достал пластинки с таблетками, стал выдавливать белые цилиндрические кружочки сразу по две из каждой коробочки и жадно поглощать их в наивной надежде, что они решат все его проблемы. Кейранд устало рухнул на стул и потер виски. Ретар закончил с таблетками, принял прежнее положение, повиснув на спинке стула, на котором сидел задом-наперед, и бросил мрачный взгляд на друга.

- Что теперь будем делать, Шарн? - хрипло произнес он, - Мертворожденных больше нет, нет ни Мальтера, ни любого другого их тех, кого мы знали… Нет дома… И Чистильщики наверняка будут нас искать… И найдут, если мы продолжим сидеть вот так… Господи, Мальтер, Рекарт, Ремир… Всего за пару часов… Пара часов и их не стало… Ничего не стало…

Гаротон задрожал. В его глазах Шарн впервые за несколько лет увидел страх. И горе. Ретар словно превратился из крепкого, сильного парня в того тринадцатилетнего пацана, шляющегося по улицам без дома и еды, которого может убить ударом палки любой желающий прохожий. Не Кейранду было осуждать его - Шарн и сам чувствовал себя ничтожным и слабым. Скорбь по погибшим резала душу, но, вместе с тем, он понимал, что времени не так много, чтобы долго оплакивать их. Главное, что они с Гаротоном живы, но эта жизнь может оборваться с минуты на минуту. Надо было спастись, и у Кейранда имелась идея на этот счет.

- Гаротон, - произнес он, когда друг немного успокоился.

- А?

- У меня есть одно предложение, как нам избавиться от преследования. Оно тебе не понравится, сразу говорю.

- Какое? - спросил Ретар, видя, как Шарн неуверенно водит пальцами по сгибам какой-то глянцевой листовки.

Кейранд расправил лакированную бумажку и протянул её Гаротону. Это была агитационная листовка, на ней был изображен солдат, сидящий на камне и улыбающийся теплым лучам солнца. Его шлем лежал на земле, а в руках военный держал коробочку из фольги с рагу или чем-то подобным. Под рисунком располагался стандартный лозунг «Вступай в ряды анкселской армии! Мир нуждается в тебе!».

- Шарн, это вроде бы я всякого говна вчера надышался, а не ты? - отозвался Гаротон, - Что это за х*робора? Ты предлагаешь нам пойти в армию? Совсем крышей поехал?

- А почему бы и нет, Ретар? Чистильщики нас там не достанут, мы не настолько серьезная проблема для них, чтобы эти ублюдки стали искать нас там. На войну нас никто не пошлет - жополизов Йеллена давно разгромили. Остались только те недобитки, что действовали в городах как бандиты, а больше военных столкновений не происходило. За те два года, что мы проведем в армии, их найдут и прикончат… Мы два года побегаем по учебным полигонам и вернемся в безопасный, очищенный от Чистильщиков город, понимаешь?

- Да, но служить этим выбл*дкам из государства…

- Ты предпочитаешь подохнуть, как Мальтер и все остальные? Гаротон, мы ничего полезного богачам из категории С не сделаем. Нас просто будут учить.

Ретар немного помолчал. У него кончились идеологические аргументы.

- Нам еще нет восемнадцати.

- Мы можем записаться на досрочный призыв. На обратной стороне листовки всё написано.

- У нас нет документов.

- А ты думаешь, мы единственные бродяги, которые идут в армию в поисках лучшей жизни? Документы нам восстановят. Точнее, сделают новые.

Гаротон молчал, мрачно смотря на друга.

- Чего ты лыбишься? Предложи другой выход. Думай до утра. Если ничего не придумаешь, то лично я сваливаю.

С этими словами, Кейранд ушел в свою комнату. До самого вечера он не выходил. Гаротон было забеспокоился, осторожно зашел к нему и, оценив состояние друга, облегченно выдохнул - Шарн просто крепко спал.

Гаротон же, когда не мучился от последствий сотрясения мозга, обдумывал предложение Кейранда. Со временем, оно перестало казаться ему таким диким. По крайней мере, так у них были почти все шансы пережить преследование Чистильщиков.

Впрочем, утром они поняли, что выхода у них не остается. В семь часов утра Кейранд собрался выйти на улицу покурить, открыл дверь и в следующую секунду с кошмарным криком упал на пол. На пороге лежала голова Эйтара.

Бывшие Мертворожденные сразу бросились собирать вещи, которые у них еще остались после пожара в штабе, и, как можно скорее, сбежали из отеля. Через полчаса они уже стояли неподалеку от здания военкомата, который смотрелся со стороны как дворец среди трущоб - очень уж резко контрастировало. опрятное, новенькое здание среди черных однообразных и убогих жилых домов.

- И что, думаешь, нас возьмут? - спросил Гаротон, смотря на военных с автоматами у входа.

- Думаю, да. Единственное, у тебя с башкой проблемы… Как ты?

- Лучше. Хотя, меня до сих пор мутит.

- Ну, может, тебе позволят полежать немного в лазарете…

Кейранд тяжело вздохнул.

- Чего стоять? Пошли.

25
{"b":"646853","o":1}