ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
ПереКРЕСТок одиночества
Психология влияния. Как научиться убеждать и добиваться успеха
Пандора. Карантин
Ложные приговоры, неожиданные оправдания и другие игры в справедливость
Триггер
США. Все тонкости
12 волшебных новогодних сказок
Серебряный Ястреб

====== Глава 1. Новое оружие ======

Война за Кибертрон затянулась на изнурительно долгие пять лет. Но в воспоминаниях автоботов не угасли еще те мирные времена. И в их идеалы они верили искренне, сражаясь за родной дом и драгоценный мир. Но единственный, кто сумел объединить автоботов, это Оптимус Прайм, мудрый лидер и непобедимый воин. У войны есть отрицательные эффекты. Один из них – это быстрое истощение энергетических ресурсов. И кто знает, на сколько еще хватит энергона... – Как дела обстоят за линией фронта? – задумчиво всмотрелся вдаль Оптимус, находясь в центральном здании города Иакона. – Так же, как и всегда. Никто еще не взял инициативу на себя, – промолвил Айронхайд, могучий автобот. На внешний вид он казался неприступным воином, заядлым драчуном, грубияном, но был самым опытным из всех. Сражается на равных с молодыми, несмотря на преклонный возраст. – По мне, проще уничтожить их, раздавить как насекомых! – в привычном духе выпалил он. – Не время, Айронхайд! Есть ли новости от Бамблби? Важная составляющая для хорошего продуманного плана – это наличие драгоценной информации о позициях и действиях врага. – Нет. Он уже больше недели не выходил на связь! У него явно возникли серьезные проблемы, ведь Оптимус приказал ему разведать насчет планов десептиконов и, по возможности, проникнуть на их территорию, чтобы выявить всевозможные секреты врагов. Но события пошли не по плану: превосходный шпион автоботов пропал без вести. – Где последний раз его замечали, засекали или видели? – решил уточнить Прайм до того, как решить, следует ли искать подчиненного или нет. – На нейтральной территории в последний раз выходил на связь! – без колебаний ответил Айронхайд, призывая лидера к действиям. Уж очень он хотел надрать металлический зад десептиконам. Прайм мог действовать сгоряча, рвануть в атаку, в лоб, но это было глупо, и при таком решении они понесли бы значительные потери. А, значит, придется устроить спецоперацию. Крайне опасное занятие, но кодекс чести не позволяет ему бросить своего брата в беде. И никак иначе. Придется собрать самых лучших бойцов-автоботов и первым делом взять с собой Джаза, исключительного профессионала в диверсиях и спецоперациях. – Тогда объяви общий сбор в командном центре! – серьезным тоном лидера отдал приказ Айронхайду Прайм. Тот незамедлительно удалился для выполнения задания, и Оптимус остался один в главной башне. Здание стояло в центре и давало отличный обзор местности. Стальная планета не очень радовала красками, как и звезды, удаленные на сотни парсек. И как ему ни хотелось, чтоб вновь установился мир, но десептиконы все время думали об одном – завоевания! И только безмятежный космос воодушевлял Прайма на свершение поступков во имя спасения всей жизни на Кибертроне. Агрессия не свойственна автоботам, как воинственным десептиконам, из-за чего и случилось эта братоубийственная война. Их взгляды, философия и стиль жизни расходились во всем. Но пока свободе автоботов угрожают десептиконы, они будут сражаться, чтобы раз и навсегда уничтожить воинственный клан. И он лично, сам разберется с Мегатроном! – Все в сборе! – тихо вошел Айронхайд, прервав размышления Прайма. – Хорошо, – прошло буквально двадцать минут, как лучшие автоботы собрались в зале командного центра. Они спустились вниз по металлической лестнице, не создавая никакого шума. У них у всех в привычку вошло так передвигаться в режиме робота. И Оптимус не раз сражался так на передовой, останавливая очередную решительную атаку десептиконов. Прайм и Айронхайд вошли в большой зал командного центра, где собрались пять автоботов, хорошо знакомых им. Не раз они сражались плечом к плечу на линиях фронта, прекрасно комбинируясь, дополняя друг друга. – Босс, зачем собрали нас здесь? – выскочил из-за спины других автоботов лейтенант Джаз. Это был автобот ростом около пяти метров, серебристого цвета, а оптические датчики его были закрыты черно-голубым визором. При своем росте он не терял боеспособности и эффективно противостоял врагам. Но больше всего выделяло его то, что он всегда был как будто только что начищен и отполирован. – Нашей задачей будет найти Бамблби, – провозгласил Прайм, что вызвало бурю эмоций среди автоботов. – Так мы идем надирать зад десептиконам? Я буду первым! – хладнокровно и в то же время самоуверенно произнес Сайдсвайп, гигант, увешанный укрепленной броней с дополнительными листами. Он был мастером рукопашного боя, и его удары способны были раздробить десептикона почти любого размера. Его красно-белый окрас был узнаваем многими противниками. – А мне потом снова тебя реанимировать, да? – верно подметил его чересчур самоуверенное поведение Рэтчет. Это был массивный, тяжеловесный автобот-медик. Пробить его было крайне трудно, но его минус – это скорость. Он по росту был чуть ниже Айронхайда, но выше Джаза или Сайдсвайпа. – Да все будет на мази, – в такой же манере ответил самоуверенный автобот. – Уорпас тебя превзойдет! – заявил о себе в знакомом всем стиле общения Уорпас. Это был ходячий танк, покрытый сплавом стали с ванадием, защищающим его практически от любого артиллерийского огня и взрывов. И на общем фоне он выделялся ярко-красным окрасом всего корпуса. – Нашли место хвастаться, – холодно произнесла женщина-автобот Арси. Ее женственная внешность и малый рост по сравнению со всеми остальными, кто находился в комнате, не делали ее легкой добычей. Поговаривали, что рукопашному бою она училась у Айронхайда, но тот постоянно это отрицал. Вот так Прайм собрал лучшую команду автоботов. Их задача была почти нереальной, невозможной. Но они верили, что им по плечу любые препятствия, которые могут возникнуть во время операции. – Так, когда выдвигаемся, Оптимус? – спросил Джаз, отстранившийся от спора Сайдсвайпа и Уорпаса, кто из них сильней. – Сейчас, – коротко бросил лидер, так что все находящиеся в зале мгновенно оставили свои дела. – Прямо сейчас? – не понял Рэтчет. – Да. Жду вас возле южного входа Иакона! – быстро отдал приказ Прайм, а сам зашагал в сторону выхода из центра. – Кому нужно в Арсенал, бегом марш! – громогласно заявил Айронхайд. – А те, кто готов идти, тащите свои ржавые задницы к южному входу! Но из-за длительных боевых действий у них вошло в привычку таскать все с собой и желательно держать все при себе. И поэтому новоиспеченный отряд сразу двинулся в указанную точку сбора. Прайм по пути к выходу из города вспоминал события первых лет войны. Он не мог поверить, что Мегатрон и все, кто примкнул к нему, предали остальных, желая заполучить могущественную силу, но вместо этого началась крупномасштабная война, истощающая обе стороны. Как они несли потери, вели бои в воздухе, на земле... Как в постоянном стремлении победить придумывали новое оружие еще большей разрушающей силы... И чего достигли, воюя друг с другом? Ничего, кроме смертей. И сейчас они едут на территорию врага выручать Бамблби , вновь сея разрушение и смерть. Но Прайм верил, что сражается за правое дело. И не будет пощады десептиконам, пока не убьет всех их до последнего робота. Но, несомненно, главной целью Мегатрона станет ядро Кибертрона, с помощью которого можно будет управлять планетой. А ключ, который позволит к нему проникнуть, в руках автоботов, и один Прайм знает, где хранится он. Странно, что передвижений войск десептиконов в последнее время не замечали, словно они стали всего лишь оборонять те рубежи, которые смогли захватить. Автоботы собрались почти в один момент. Впереди их ждала одинокая пустыня, изуродованная многочисленными битвами и стычками между ними. Десептиконы не раз предпринимали попытку стереть с лица земли город автоботов. – Куда дальше, Оптимус? – спросил Айронхайд, вновь трансформируясь в робота. – В Каон! – спокойно ответил тот. – Да ты что, спятил, Прайм? – подскочила как ужаленная Арси, отличавшаяся из всей команды здравым, холодным, расчетливым умом. – Повеселимся! – затанцевал Джаз, выпендриваясь перед всеми. – Давно пора сходить к ним в гости! – поддерживал идею Сайдсвайп. – Идем, – невозмутимо произнес Прайм, словно не слыша возмущений Арси. И они отправились в долгий путь, пересекая заброшенную пустыню, разделяющую две столицы враждующих фракций. Дорога займет много времени, но они и не спешили. Можно легко угодить в ловушки, ловко расставленные профессионалами, или же в засаду десептиконов. Джаз не был обеспокоен тем, что случится дальше. Ему нравилось врываться в гущу сражения, уничтожая с помощью своей ловкости и скорости десептиконов. И еще одной главной чертой диверсанта была безбашенность. Просто так он выполнять задания не мог и выполнял их со всевозможными финтами. Арси считала себя здесь самым разумным бойцом, в отличие от других автоботов. Она не надеялась на Рэтчета. Этот автобот еще упрямей, чем все остальные, искренне верит во всех, в себя и в то, что ничего нет непреодолимого и непроходимого. И еще он мастер уболтать кого угодно. – Твое хладнокровие, Арси, не доведет до добра, – подкатывал к ней Сайдсвайп. – Отвали, а то тебе не поздоровится! – без пререканий закопала она все надежды автобота. – А еще хвастался, что он весь такой крутой и с легкостью завоюет девушку, – не упустил возможности поиздеваться над ним Джаз. – Заткнись! – обиженно рыкнул на него Сайдсвайп и отъехал чуть-чуть в сторону от него. – Десептиконы! – воскликнул Уорпас, первым заметив приближение врага. Он славился восхитительным зрением и поразительной меткостью, что делало его просто незаменимым бойцом. – Сколько? – остановился Прайм и повел группу в сторону громоздких камней, способных укрыть от взора противника. – Два разведчика и один танк! – Патруль. Значит, они также охраняют нейтральную территорию, почему их никто не заметил? – не понимал Оптимус. – У всех стоят маскировочные модули, их просто так не выловить, – наблюдательности Уорпаса можно было только позавидовать. – Вступим в бой? – разминал кулаки Джаз, уже трансформировавшийся в режим робота. – Выбора нет! Мы тут как на ладони, – также превратился в робота Прайм. – Уорпас, ты отвлекаешь. Рэтчет, используй камуфляж, атакуешь с тыла! – Есть! – в один голос ответили автоботы. Уорпас в альтернативной форме – это массивный танк, который слышно за множество кликов. Громоздкий, тяжело бронированный, имеет внушительный арсенал различных боеприпасов с сюрпризами. Ему потребовалось пару секунд для прицеливания в машину, которая еще не успела заметить автоботов. Выстрел прозвучал так же неожиданно, как и нападение из ниоткуда истребителя десептиконов. – Воздух! – крикнул Джаз и ловко метнул в сторону истребителя кошку, которая зацепилась за него. – Упс! – удивленно произнес он, когда понял, что не сможет его подтянуть в одиночку и отрывается от земли. – Во как! – удивленно посмотрел Уорпас на улетающего Джаза. Выстрел автобота угодил прямо в лоб машины, изрядно повредив корпус и оторвав одну из рук десептикона. Автобот заранее зарядил взрывчатые снаряды для нанесения максимальных повреждений врагу. – Обнаружены автоботы в секторе А-4, – на частоте десептиконов сообщил движущийся танк. – Уничтожить, – поступил так же быстро ответ от самого Мегатрона. Джаз подтянулся за счет кошки на верхушку истребителя. Но тот не хотел смириться с поражением и начал вилять из стороны в сторону, пытаясь скинуть с себя надоедливую букашку. Но автобот не собирался отступать, а, наоборот, зацепил кошку как можно лучше для нового трюка в своем же исполнении. – А теперь поцелуемся с землей! – прокричал Джаз и, приложив весь свой вес и силу, спрыгнул с истребителя. Десептикон в ответ на действия автобота перешел в режим робота, но и это не спасло его от мощного столкновения с землей. Пыль поднялась внушительным столбом, а детали разлетелись в разные стороны. Джаз успешно приземлился без особых для себя повреждений, но отметины на корпусе и царапины заработал. Но на этом останавливаться почти поверженный истребитель не собирался. Он с трудом огромным усилием воли приподнялся и правой рукой попытался прицелиться в спину противника. – Зря, – безжалостно ответил на провокацию Джаз, прежде чем растоптал голову поверженного врага. – О, нет! Мой корпус! Он изуродован! – завопил автобот, осмотрев себя с ног до головы. – Началось, – опустошенно произнесла Арси, зная самолюбие этого парня. – Они приближаются! – завопил Джаз, переключая все внимание на врага. Уорпас произвел еще один бьющий по звуковым датчикам выстрел, раз и навсегда стерев с лица Кибертрона полуживого десептикона. Его меткость восхищала, ведь второй выстрел прилетел точно в голову шагающего робота. И только десептиконский танк успешно выплевывал в их сторону кислотные снаряды, которые почти угодили в Уорпаса. Он был жутко медленный и с трудом мог увернуться от выстрела, но, на его удачу, у врага не было столь поразительной точности. На помощь ему пришел Рэтчет, подгадав идеальное время выйти на сцену. И ход сражения переломился мгновенно. Он использовал двухсторонний резак, уничтожая важные детали робота. Тут-то ему и пригодилась специализация врача. Удары пришлись в уязвимые места, и десептикон даже не успел трансформироваться в основной режим. Уж очень безжалостен оказался к врагу военный медик. Последнего оставшегося в живых десептикона добивал Сайдсвайп. Он насадил противника на острие меча и собирался применить против него сокрушающий тяжелые укрепления таранный кулак. Зрелище, так скажем, не для слабонервных, так как им пришлось наблюдать настоящее убийство. Сначала этот зверь впечатал бедного разведчика, маленького робота, уступающего ему по размерам, но ни капли — в ярости и гневе — в землю. Он смял голову десептикона в кусок металлолома, причиняя напоследок адскую боль, и завершил начатое, зверски ударив в корпус мертвого робота, смяв его в ужасное произведения искусства войны. – Да, как я люблю свою работу! – довольно смеялся Сайдсвайп. – Но жаль, что они так ничтожно слабы! Не позабавишься вдоволь! – Хм… – задумалась Арси. Она была поражена таким поведением лучших воинов автоботов. Ее ожидания не оправдались насчет поведения группы, но не профессиональности. – Было весело, жаль, что так недолго! – огорчился не на шутку Джаз. Естественно, их застал врасплох истребитель, который возник словно из космоса. Айронхайд не сумел его отследить по радару, чем был весьма огорчен. Но то, что Джаз так безбашенно поступил, было еще одним оправданием его репутации. И теперь это знали все. – Через час мы окажемся на границе территории десептиконов и, вполне вероятно, встретим сопротивление, – высказал остальным план действий Прайм. – Главное – повеселиться! – воинственно завопил Сайдсвайп. – Согласен, – поддакивал Уорпас. Арси тяжко молчала, не зная, что и сказать. С одной стороны, эти ребята ей нравились, но с другой – были просто невыносимы. Считают себя круче всех, понтуются, бушуют, и в них ни грамма нет спокойствия и хладнокровия, присущего опытным воинам. Но отточенные до автоматизма навыки, возможно, позволяли им так себя вести. Рэтчет же, в отличие от нее, веселился от души. Ему нравилась особая дружеская атмосфера, царившая в группе. За какой-то час они сумели стать братьями и встанут, не задумываясь, друг за друга горой. И самое приятное, это когда все твои качества воспринимают с юмором и подшучивают на эту тему. Не отстраняются, как некоторые автоботы. Но по спокойствию всех обходил Прайм. Ему не важно было, как ведет себя автобот, главное – чтобы выполнял поставленные задачи. Под своим предводительством он умел максимально эффективно использовать их боевые навыки. И мог доверить им жизнь, не задумываясь и не сомневаясь. По пути к границе вражеской территории они еще пару раз чуть не попались патрулям противника. Но в этот раз не стали выдавать себя, а просто переждали, пока те уйдут на большую дистанцию от них, используя все преимущества ландшафта. Им даже пришлось делать крюк, чтоб только не попасться на сенсоры десептиконов. Прайм взобрался на металлическую поверхность старой горы, наблюдая издали за городом Каон. В столице кипела жизнь, не прекращаясь на минуту, не то что в Иаконе, где автоботы предпочитали сидеть по домам, занимаясь излюбленными делами. А они шевелились как мини-роботы при постоянной работе. – Вот и Каон, столица десептиконов! – воскликнул Айронхайд, заметив громадные здания, башни, турели и оборонительные сооружения. – И как вы хотите незаметно проникнуть туда? – слегка была шокирована Арси. – Джаз! – выкрикнул имя автобота Прайм и жестко пригласил выйти из толпы. – А тут мы разделимся. Кто-то будет отвлекать их, пока мы проникнем с тыла в город! – коротко объяснил план действий специалист по спецоперациям. – Значит так, Арси и Рэтчет идут с Джазом, наше же дело – привлечь к себе как можно больше внимания! – мигом согласился с планом Оптимус. – Вот повеселимся от души, – потер огромные руки в предвкушении заварушки Сайдсвайп. До Каона их разделяло плато, отлично просматриваемое с дозорных вышек. Но город по размерам не уступал Иакону. Огромные заводы гордо возвышались над остальной частью города, а из труб столбом шел желтоватый дымок. Возможно, там кипела работа, и упорные обозленные десептиконы пытались создать нечто новое, что поможет переломить ход войны в целом. Первым выдвинулся обходным путем отряд Джаза, а Прайм с остальными стал ждать их сигнала к атаке. И это было утомительно. Неугомонный Сайдсвайп стремился уничтожать, подстегивая к этому Уорпаса. Айронхайд терпеливо ждал, он не любил думать, а действовать, и как можно радикальней. – Прайм, как ты думаешь, мы сможем остановить войну до того, как кончатся ресурсы на Кибертроне? – вдруг задал сложный вопрос Сайдсвайп. – Если через несколько лет ситуация не изменится, придется отправиться в экспедицию для поиска новых источников энергона! – Черт, Уорпасу это не нравится! – близко принял к душе эмоции собрата по оружию автобот. – Никому это не по душе, – нарушил тяжелое молчание Прайм. – Но мы должны остановить десептиконов, пока не станет поздно! – А ты думаешь, их это остановит? Они придумают новое оружие, чтобы нас уничтожить, – говоря об этом, Айронхайд не знал, как близок был к разгадке плана Мегатрона. – Не смогут! Они слабоумные роботы! – высмеивал Сайдсвайп противника. Он к ним относился с неким презрением и пренебрежением. – Не недооценивай противника, – отрезал все ненужные споры Прайм. – Как скажешь. Непосильная и тяжелая ноша лидерства, уж это точно он смог оценить за прошедшие миллионы лет. Тяжело принимать правильные решения, жертвуя кем-то ради великой цели или другой ерунды, в которую он мало верил. Сентинел Прайм передал ему право лидерства тогда, много-много лет назад. Но никто из них не знал, что ждет их цивилизацию в будущем. А особенно не подозревали они о братоубийственной войне, когда все разделятся на фракции, а Кибертрон начнет медленно умирать по вине десептиконов, жаждущих силы и власти. – Прайм, Джаз только что занял позицию! – мигом ответил Айронхайд, как только ему пришло сообщение. – Хорошо, теперь идем в атаку мы! И наша задача невозможная – продержаться как можно дольше! – воодушевленно встал Оптимус. – Мы сражаемся за правое дело! – подхватил Сайдсвайп. В мгновение ока маленький отряд автоботов спустился на плато и двинулся в сторону города Каон. В городе завыли сирены, предупреждая о незваных гостях. И в муравейнике закипела жизнь небывалым всплеском. Воины-десептиконы среагировали на появление врага, и в их сторону двинулся небольшой отряд из десятка роботов. – Похвально! – одобрительно заметил реакцию Айронхайд. – Ух, сейчас оторвемся от души! – достал мечи Сайдсвайп, встав в боевую стойку. – Надеюсь, Джаз справится со своей задачей! – трансформировался Уорпас в альтернативный режим. Десептиконы первые открыли огонь, взрыхляя поверхность планеты, а также уничтожая камни, которые служили укрытием для автоботов. Уорпас был один-единственный, кто смог ответным огнем уничтожить врага первым. Выстрел угодил в корпус истребителя, из-за чего тот рассыпался вдребезги и рухнул на товарищей. Они сразу кинулись врассыпную, стараясь укрыться сами за камнями и не попасть под прицел автобота. Никто не ожидал такого сопротивления от маленькой кучки самоуверенных роботов. Но первая же смерть подорвала боевой дух и победный настрой. – Зеленые! – презрительно фыркнул Сайдсвайп, понимая, что теперь ему не дождаться шанса поквитаться с противником. – Сейчас выкурим, – подбодрил «брата» Айронхайд и сделал залп изо всех ракетных установок, что имелись в наличии у робота. Дым от выпущенных ракет перекрыл обзор, но четкие и ясные взрывы дали понять, что снаряды успешно достигли укрытий противника. Осколки камней весело застучали по металлическому корпусу автоботов. – Однако ты немного переборщил! – поразила мощность взрывов Уорпаса. – Все нормально! Смотри, скоро полезут как букашки оттуда! – предвидел будущее Айронхайд. И десептиконы словно услышали его и побежали в опрометчивую атаку. Пулеметная очередь ударила в лобовую броню танка Уорпаса, но лишь только оцарапала ее, не нанеся никакого ощутимого урона. Зато этот поступок так сильно разозлил автобота, что он переключился на кислотные снаряды, дабы причинять как можно больше боли и мучений врагу. Сайдсвайп уже заскучал от бездействия, но как только самый быстрый разведчик приблизился на приличную дистанцию, то он просто перерубил его пополам, не стесняясь при этом никого. – Это за мой разрушенный дом! – рычал от ярости автобот, снося голову второму напористому десептикону. Оптимус подстрелил воина, который пытался зайти к ним с тыла, но вместо спин ничего не подозревающих автоботов получил ракетный снаряд в лоб от их лидера. Тело постояло секунды две, а потом с грохотом расстелилось на земле. Вот и закончил существование защитный отряд десептиконов. – Отдохните, пока есть шанс, а то скоро придут еще гости, – проговорил Прайм, следя за обстановкой в Каоне. Тем временем. Джаз с отрядом проник в город под вой сирен, никто и не заметил их присутствия. Все отвлеклись на Прайма с его сильным отрядом воинов. Нетрудно было перебраться через десятиметровую стену, труднее было не попасться дозорным. Но даже их внимание было направлено в сторону поля боя, что было только на руку Джазу. С помощью его кошки и взаимовыручки все трое спрятались за зданиями в темном переулке, где никого не было. – Бамблби где-то здесь! – как можно тише сказал Рэтчет, опираясь на обнаруженные детали автобота. – Тогда в тюрьму, – догадался Джаз, ведь он как-никак был опытный диверсант и уже не раз бывал в городе десептиконов. Тюрьма была на отдаленной окраине, куда мало кто из автоботов мог добраться при штурме. И она находилась под землей комплекса, из-за чего проникновение становилось непосильной задачей. Но всегда следует помнить, что у каждого есть слабости, даже у зданий. Город Каон изнутри был в точности похож на столицу автоботов. Такие же дома, заводы и казармы, а также арсеналы, лаборатории, мастерские и больница. В центре стояла штаб-квартира, где вынашивал свои зловещие планы Мегатрон. А его внимание в данный момент было приковано к автоботам, осмелившимся появиться возле города. Да он все силы направит, но наглецов сотрет в пыль! – Двигаемся по очереди. Как можно тише, – сказал Джаз и первым перебежал главную улицу города. Патрули не перестали перемещаться по городу, ведь если узнает лорд Мегатрон, что они бездействуют, то они покойники. Порвет их на запчасти, пустит на металлолом и не посмотрит, какие у тебя боевые заслуги. Исключением является лишь тот, кто послушен и выполняет все приказы в точности. Но и тогда придется понести наказание. Арси перебежала к Джазу, когда усталый десептикон направился в обратную сторону по маршруту патрулирования. Ему надоело бесцельно бродить, ведь никого нет и никто не попытается проникнуть в город. Автоботы не такие смелые, они по большей части трусы и миролюбивые. Рэтчет использовал камуфляж и спокойно, не издавая ни единого звука, перебежал к остальным. Тьма прикрывала их, обволакивая металлические тела, скрывала их от взора врага. Но она также играла и на руку десептиконам, не стоило об этом забывать. Так думал Джаз, когда неосторожно чуть не попался. В переулке стоял патрульный, но ничего не замечал перед собой. То ли восстанавливал энергию и мирно спал, то ли забил на все и размышлял о своем. Искра наделяла их душой, разумом, чувствами. Они могли спорить о Боге, о чем угодно. Они живые, хоть и машины. Так считал уважающий себя автобот, а что думали их враги – никто не знает. Диверсантам приходилось постоянно прятаться за зданиями, в темных углах, но они смогли прокрасться в ту часть города, в которую вел сигнал. К их удивлению, там построили огромных размеров лабораторию с кучей труб, откуда шел небывалый дым. Но охрана поражала еще больше. Почти с десяток роботов патрулировали здания, плюс еще двое сторожили вход. – Видимо, там хранятся самые главные секреты десептиконов! – чуть ли не облизнулся Джаз, будь у него язык. – Но туда нам не попасть, – вразумил Рэтчет горячего лейтенанта. Раньше срока умирать никто из них не хотел. – Сначала найдем Бамблби! – Хорошо, – с сожалением выдохнул автобот и стал наблюдать за тюремным зданием в нескольких метрах от них. Арси только осуждающе покачала головой. Ей, правда, не понять, что у них на уме. Да она и не особо к этому стремилась. Здание тюрьмы было целым комплексом, куда проникнуть было не так уж и легко, как рассчитывал на это Джаз. Высокое, десятиметровое здание, без окон, с небольшой охраной и подземным уровнем являлось почти крепостью. Наверное, услышав его мысли, автоботы задали с ходу такой вопрос: почему почти? Еще ни одна крепость не устояла перед ними. Они справятся с любой задачей любой сложности, ведь нет ничего невозможного, и это еще один повод стать круче. Но вход в здание было один, и его хорошо охраняли. Две турели мертво смотрели в пустоту, ожидая, когда настанет час извергнуть град пуль на храброго противника. Но Джаз, парень самоуверенный, еще жаждал жить и поэтому лихорадочно придумывал план, как проникнуть внутрь. И еще при этом остаться незамеченными! – Ну, как продвигаются твои тяжелые размышления? – с иронией подметила Арси выражение металлического лица Джаза. – Не мешай! – отмахнулся от нее он. Ему срочно нужен план! Гениальный план по проникновению в охраняемое здание. И в голову диверсанта пришла идея. В его корпус встроен мощный электромагнитный генератор, который способен отключить электронику всего города почти на тридцать минут. Да вот только минус этой способности заключен в том, что для ее использования потребуется вся энергия, и он станет легкой мишенью для всех. – Я использую электромагнитный импульс, чтоб нарушить всю возможную электронику в городе! Но с вами не смогу передвигаться, и вас также прошу временно перейти в неактивный режим, – сказал Джаз как можно короче, не вдаваясь в подробности. – Ты же будешь уязвим, а также сам перезапустишься! – не на шутку была взволнована Арси, это же было слишком опасно и рискованно. – И что? Главное – выполнить задачу! Так что выключайтесь, а потом перезапускайте системы! Ясно? – да, такой риск был ему нипочем. Джаз знал, что делать, и давным-давно настроил генератор на нужную мощность, оставалось только включить. – Хорошо, – неохотно согласилась женщина-робот и перешла в заданный режим. Убедившись, что они выполнили свою часть дела, автобот запустил программу. Для города и роботов удар будет невидим, и никто не заметит, что же случилось с ними. Это ввергнет Каон в длительное молчание, а автоботы им воспользуются. Десептиконы рухнули как мертвые на землю, истребители, которые в данные момент парили по воздуху, с грохотом врезались в здания, разрушая их. Такого результата он точно не ожидал, а вот на выполнение плана у Джаза ушла вся энергия, как и предполагалось. Арси и Рэтчет включились в один момент и тут же двинулись в сторону тюрьмы. Они, почти ничего не делая, нанесли приличное количество повреждений городу, и такое нападение никто не оставит без ответа. Но им было не до этого сейчас. Нужно срочно найти Бамблби. – У нас двадцать минут, прежде чем система сделает перезагрузку! – вспомнил про аварийную систему медик. – Угу, – сухо ответила Арси, не отвлекаясь ни на что. Они попутно добивали лежащих без сознания роботов, отрубая им головы, чтобы они не мучились. Дверь выбил Рэтчет с помощью резаков, изрядно ее повредив. В холле было пусто, тихо и спокойно. Автоботы не особо разглядывали, куда попали, но конструкция и архитектура здания были в точности схожи с Иаконом. Никаких особых различий, кроме постоянно блеклых красок и мрачной атмосферы. Следующее помещение оказалось уже тюремным комплексом, где были тысячи камер и спуск на нижний уровень. Но все они пустовали, и только внизу на собственном генераторе работала одна-единственная камера с включенной системой защиты. Это была лазерная система, которая с легкостью плавила броню любой прочности. Но вот как оружие ее не удалось использовать: слишком нестабильно она срабатывала ! – Он там! Генератор где-то глубоко внутри здания. У нас еще пятнадцать минут, – сделал логическое предположение Рэтчет. – Черт! – выругалась злобно Арси, понимая, как поджимает время. Воительница преодолела несколько метров до спуска за секунды, перемещаясь как можно быстрее. Но самое трудное – это найти чертов генератор, который, по сути, неизвестно где находится. Она спустилась на скоростном лифте вниз, где жужжание лазерной защиты достаточно хорошо можно было расслышать. На нижнем этаже всего десяток камер не пустовал. И во всех них находились автоботы, которые из-за хитрости, учиненной Джазом, лежали в отключке. Но никто не запрещал их перезагрузить вручную. Из лифта Арси вышла в длинный коридор, который разделялся на правую и левую части. Со всех сторон ее окружали камеры, а также турели, на ее счастье не работавшие. Рэтчет искал генератор на верхних этажах, дабы облегчить выполнение основной задачи. Арси вышагивала, высматривая камеру с Бамблби, но эти серые, невзрачные и мрачные комнатушки с тусклым освещением не заканчивались. Трудно искать кого-то в столь огромном тюремном комплексе, еще и при наличии стольких камер. Рэтчету повезло намного больше. Он без труда обнаружил комнату управления, откуда легко смог отключить систему защиты. Осталось только найти камеру, куда поместили автобота, а там и дом не за горами. Как ему хочется прекратить всю эту бессмысленную войну за власть, за свободу и другие бредовые идеалы... Но десептиконы не остановятся ни перед чем. Они полностью сотрут автоботов, до единого, до последнего живого робота. А значит, борьба неизбежна из-за злобы и жадности Мегатрона. – Арси, он находится в дальнем блоке, найдешь камеру там, я снял защиту! – передал ей сообщение Рэтчет, найдя те самые данные. – Спасибо! – она искренне обрадовалась, что медик смог облегчить ее поиск. Как и говорил он, Бамблби она смогла найти в дальней камере под усиленной защитой, своевременно отключенной Рэтчетом. А сколько бы времени могло уйти на безуспешные поиски долбаного генератора! И еще, почему ей не пришло в голову найти комнату управления!? – Теряешь хватку! – вслух объяснила себе причину Арси, внимательно осматривая автобота. К ее удивлению, он не очень пострадал, но получил достаточно повреждений. Его вывели из строя с помощью электромагнитного оружия, это она обнаружила по сгоревшим платам. – Рэтчет, тут срочно нужна твоя помощь! – чуть ли не закричала Арси во весь ее мощный голос. – Сейчас! – он не стал церемониться и ждать лифта, а спокойно спустился вниз, цепляясь и хватаясь за все, что можно. В ловкости Рэтчет сильно уступал Джазу, но опыт у него явно имелся приличный, так как он без труда справился со спуском вниз и уже спокойно стоял рядом с ней, осматривая Бамблби. К счастью, повреждения носили сугубо наружный характер, то есть был поврежден корпус, но не внутренние платы, схемы и соединения. – Так, а вот сейчас откроем глазки! – и он использовал короткое замыкание всей системы для ручной ее перезагрузки. Бамблби неожиданно подскочил и в мгновение ока перешел в боевой режим и взял на мушку спасителей. Система не успела еще включиться, а заложенные инстинкты сработали быстрей, чем он сам, еще раз доказывая насколько, опытен и силен он был. Арси была потрясена реакцией автобота и тем более тем, что он чуть не убил их. – Бамблби, это я, Рэтчет! – опомнился медик, напуганный поведением лучшего друга. – Черт!!! – завопил разозленный автобот, понимая, как сильно он умудрился попасть в беду. – Да как такое случиться могло!? Арси поначалу надеялась, что хотя бы он окажется нормальным воином, но и тут была крайне разочарована. По его поведению было видно, какой заводной был автобот и как ему была присуща излишняя храбрость. Наверно, поэтому он попал в плен к врагу, пытаясь уничтожить достаточное количество сил противника. – Ведь надо же было уйти! – самобичевание было присуще Бамблби в те минуты, когда до него доходило понимание того, что он провалил важное оперативное задание. – Нет бы пропустить – полез в драку! – Заткнись! У нас семь минут осталось! – громко рявкнул Рэтчет, смотря на цифровой счетчик. – Сваливаем, – моментально опомнился автобот, и они все вместе отправились к месту встречи. Джаз уже заволновался из-за их долгого отсутствия, но расслабился, когда они выбрались из здания с Бамблби. Он так был рад видеть его. А главное, что этот черно-желтый недотепа жив. Сначала в голове диверсанта промелькнула мысль по-братски врезать в наглую стальную мордашку, но он передумал. Вдруг неправильно поймет. – Джаз! – но Бамблби опередил его и сам легонько стукнул по подбородку. – Ты жив, – как можно безразличней проговорил лейтенант. – А у тебя краска облезла! – тыкнул в маленькую царапину на корпусе Джаза автобот. – Где!? – запаниковал Джаз, рассматривая то место, куда ему указал Бамблби. – Моя покраска! Я же теперь выгляжу как урод! – запричитал он, заметив ту самую царапинку. – У кого-то явные проблемы с головой, – с трудом нашла что сказать Арси. – Давайте покинем город! А потом хоть сколько переживайте из-за вашего внешнего вида! – отвесил им по увесистому подзатыльнику Рэтчет. – Хорошо! – успокоился Джаз, но первое, что он сделает, когда будет в столице – это пойдет в мастерскую чинить корпус. – Что это было, я спрашиваю!? – рвал и метал Мегатрон, находясь в главном зале его дворца. – Лорд Мегатрон, я не могу это объяснить, – спокойно стоял перед ним Старскрим, придумывая план действий. Ведь сказать, что Бамблби, один из лучших воинов автоботов, исчез из своей камеры, значило послать себя на верную смерть. – Что с теми автоботами, которые пытались напасть в лоб? – опомнился мгновенно Мегатрон. – Не подходят, соблюдают дистанцию! – быстро, четко и ясно отвечал на вопросы лорда заместитель. – Так покажите им нашу главную мощь! – Мегатрон просто был переполнен ненавистью и гневом ко всем автоботам. – С ними Оптимус Прайм, – решил сказать о нем Старскрим. – Тем более используйте Девастатора против них! Пусть они увидят истинную мощь гештальтов! – зловеще произнес Лорд. – Будет выполнено! – и десептикон живо удалился из зала выполнять приказ командующего. Автоботам придется несладко против их новейшего вооружения. Пусть помучаются. Пусть узрят мощь, сосредоточенную в руках Мегатрона. Оптимус наблюдал за происходящим в городе издалека. Скоро к ним присоединится Джаз с остальными членами группы и спасенным Бамблби. Но вот только ему не нравилось одно – в городе началась настоящая суматоха. Им удалось разобраться с еще парочкой десептиконов. А теперь там происходит что-то грандиозное. – Уорпас, что ты видишь? – тут же спросил Прайм, надеясь, что он даст ясный ответ. – О-о-о, – только и протянул крайне удивленный автобот, не в силах ничего сказать. Но то, что там происходило, в скором времени заметили другие. Здоровенный монстр, в три раза больше любого трансформера на планете, выползал из города. Он передвигался на мощных четырех лапах, похоже, он состоял из нескольких десептиконов. Так можно было судить по тому, как были построены сочленения в уязвимых местах. Словно низ лапы принадлежал одному роботу, а верх совсем иному. Но самое неприятное, что это медленная, громоздкая конструкция обладала сверхмощной силой. Так же на глаз Прайм прикинул, что его главное оружие – это внутренний всасывающий вихрь, и все, что к нему попадет в рот, будет уничтожено или переработано. О таком необычном способе уничтожения он читал в старых записях о своей расе. – Девастатор! – все услышали вопль Бамблби. Джаз и остальные вернулись невредимыми, плюс ко всему еще и нашли товарища. – Что это? – не хотел особо-то и верить в это Оптимус. – Гештальт, они образуются путем слияния нескольких роботов в одного, супер-мощного! – на скорую руку объяснил автобот. – И как нам справиться с этой махиной? – искренне не понимал Айронхайд. – Чертовски интересно! – прямо чуть ли не танцевал от возможности полномасштабного сражения с огромным количеством разрушений и опасностей Сайдсвайп. – Прайм, что делать будем? – спросил Джаз, ведь он непременно подчинялся приказам командира. – Дадим отпор ему! – моментально ответил Оптимус. Сейчас им надо найти слабые места гештальта десептиконов до того, как тот выдвинется на их город. – Потанцуем! – объявил Рэтчет, двигаясь в сторону врага. – Опа, подкрепление, – не на шутку удивился Сайдсвайп, заметив снизу маленьких на фоне гештальта десептиконов. – Всем работать сообща! – скомандовал Прайм, напомнив о главном принципе автоботов. Противники меньших размеров на этот раз оказались куда наглей и упрямей. Они не спешили окапываться, а тупо рвались в бой, решив взять напором. Или осмелели из-за нового секретного оружия. Сайдсвайп на ходу превратил руки в отбойные молотки, способные с одного удара убить слабого разведчика. И, на его удачу, к нему приближался прыткий десептикон, по виду разведчик. Немного ниже него, но намного выше Джаза. По скорости не уступал ему, из-за чего первый удар молотка прошел мимо цели. Противник не растерялся и моментально запрыгнул на спину к автоботу. Но он не учел, что командная работа – это главное составляющее отряда. И поэтому он был снесен выстрелом пушки Прайма, которая без проблем оставляла расплавленные дыры в корпусе любого робота. Тело откинуло на метр, а Сайдсвайп добил почти мертвого десептикона, пробив слабый небронированный корпус насквозь. Земля содрогнулась из-за тяжелого шага Девастатора. Роботы, которые охраняли его от посягательств автоботов, были почти уничтожены. Прайм не щадил никого, кто вставал на его пути. Вот и Бамблби мстил за плен и за то, как его пытали. Воин десептиконов приметил его давно, ведь он самолично поймал автобота во время попытки проникновения. Да и по размерам он был намного крупнее черно-желтого клоуна, красовавшегося тогда способностями отменно сражаться. – Ты! – воскликнул Бамблби, узнав робота, который пытал его. – Рад встрече, клоун! – сблизился десептикон с ним на расстояние вытянутой руки. – Он мой! – Бамблби мгновенно отрезал попытку Сайдсвайпа нанести поражение противнику сзади одним точным ударом. – Ну, иди, малек, я тебя вновь поимею! – провоцировал его тот. Бамблби, так же, как и тогда, слепо кинулся в бездумную атаку, но в этот раз решил показать все навыки в полной мере. Десептикон использовал ближние атаки, пытаясь громадными кулаками превратить в бесполезный хлам автобота. – Пустая трата металла! – поддергивал Бамблби в ответ. Он заметно выигрывал по скорости у недалекого противника, который надеялся на силу удара. Тяжелые, медлительные удары рассекали пустое пространство, а автобот тем времен спокойно ускользал в сторону. – Хватит бегать, трус! – гневно зарычал десептикон. Бамблби вытащил меч на правой руке и, дождавшись подходящего момента, воткнул в колено воина. Боль взбудоражила робота, и тот незамедлительно припал на больную ногу. – Кусок металлолома, – презрительно прошептал ему автобот, и лезвие вошло как нож в масло, не найдя препятствий на пути. – Это Скайварп. Девастатор себя еще никак не показал, а наши воины разбиты стремительным нападением автоботов. Плюс ко всему к ним пришло подкрепление! – рапортовал десептикон, наблюдавший за полем боя с воздуха. Уорпас обратил внимание, что высоко над ними парит истребитель противника, который на удивление не атаковал. Но это не означало, что не надо было его сбить или, желательно, уничтожить. Танкбот переключился на снаряды с взрывчатым веществом и открыл огонь, высчитав самый оптимальный вариант. – Заметили? – был неприятно удивлен поворотом событий Скайварп, но от очень точных выстрелов смог увернуться, мгновенно телепортируясь. – Телепортер? – зрелище поразило Уорпаса. – Девастатор атакует! – закричал Айронхайд, когда ниоткуда возникший вихрь потянул их в сторону гигантского чудища. – Его броню обычное оружие не берет! Уходим, пока есть шанс, – вразумил всех Бамблби, и автоботы поспешно стали отступать. Прайм понимал, что теперь военный перевес на стороне десептиконов, и вряд ли им удастся справиться сейчас с бронированным Девастатором, первым в мире сборным трансформером, способным уничтожить без проблем целые города. И теперь даже стражи-роботы Иакона не остановят полноценное наступление армии врага. Первым, что он сделает, когда вернется домой – заставит лучшие умы автоботов биться над решением проблемы. Им необходимо придумать такой же гештальт, по силе сравнимый с Девастатором и способный уничтожить его. А пока они найдут наилучший способ развалить его. И у него есть по этому поводу несколько предположений…

1
{"b":"648352","o":1}