ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Асверия развернула коня и вместе с Тииром отправилась в сторону Хмельной Горы. Змеи еще немножко пошипели, поизвивались, а потом, будто повинуясь неслышному приказу, исчезли.

— Кхм… — прочистил горло Драйбен, ободряюще подмигнув Босану. Собрание продолжается, господа. Приступим к составлению списков, ежели никто не возражает?..

Драйбен вернулся в замок еще до заката, как и приказала Асверия, приведя с собой два десятка высокородных воителей из дружины Юстина Лаура, едва ли не полностью перебитой при штурме Сеггеда. Дружинники кониса не считали свою службу оконченной после гибели повелителя Нардара, ибо, принося клятву верности, обязались служить не только Юстину, но и его наследникам.

Велев Страшару позаботиться о пришедших с ним дружинниках, Драйбен передал Асверии составленные на Высокородном Собрании списки, согласно которым в ее распоряжении оказался конный отряд из полутора тысяч владетелей и прэтов со своими слугами, оруженосцами и телохранителями, и доложил, что Алаш Ругский с кучкой товарищей собирается податься в Нарлак.

— Они совершают ошибку, — заметил Рей, помогавший Асверии размещать по амбарам и подвалам привезенное из ближайших селений зерно и прочую снедь, подводы с коей в течение всего дня прибывали на нижний двор замка. — Едва ли этим сумасбродам удастся прорваться в Нарлак.

— Вольному воля, — равнодушно промолвила Асве-рия, в свой черед сообщив Драйбену, что в окрестности Хмельной Горы прискакали два отряда тальбов по двести всадников каждый. Один-то из них и сопровождал ее на Собрание Высокородных. И еще, Рильгон предложил переправить Драйбена в Фойрег — столицу Нарлака, где должна была через двадцать дней состояться их встреча с Кэрисом и Фарром. Узнав от владетельницы Кергово, что Драйбен уже бывал там прежде, он заявил, что, воспользовавшись его воспоминаниями, сумеет добраться до места в мгновение ока, избавив тем самым высокочтимого прэта от долгой и небезопасной поездки по занятым мергейтами местам.

— Это очень любезно с его стороны. — Драйбен устало улыбнулся. — Нет, правда, это просто замечательно! Не прошло и дня, а наш союз с тальбами и каттаканами уже приносит первые плоды. Клянусь Богиней, во мне начинает возрождаться надежда на то, что мы обезвредим-таки Подгорного Повелителя. Интересно, удалось ли раскопать чего-нибудь новенькое о нем Кэрису с Фарром?

— Очень на это рассчитываю, — ответила девушка. — Я, между прочим, спрашивала Рильгона, не может ли он перенестись в Аррантиаду, и ты представляешь, он сказал, что может.

— И что это нам дает?

— В том-то и дело, что в настоящий момент вроде бы ничего. Каттаканы могут перемещаться со скоростью мысли туда, где уже когда-то бывали. Или же туда, где были люди, в чьи воспоминания они могут заглянуть. То есть при помощи Рея он мог бы перенестись, например, в Арр, в нем разыскать кого-то, кто бывал в Лаваланге, но там ли сейчас Кэрис? К тому же перемещение требует от них немалых усилий и…

— Да-да, мы говорили об этом вчера ночью, когда я спросил, не сможет ли Рильгон самостоятельно похитить Цурсога из его ставки. Он еще, помнится, жаловался на то, что "возможности его весьма ограничены"! Ну есть ли на свете существо, которое довольствовалось бы тем, что имеет, и не желало большего? Драйбен рассмеялся и, оставив Асверию с Реем заканчивать размещение прибывших в Хмельную Гору припасов, отправился посмотреть, как Страшар устроил на ночлег дружинников Юстина Лаура.

Глава десятая

ЛУРИЙ ВИТИР

— Кней! — Лоллия, возлежавшая на обширной, застеленной шелками кровати, протянула руку к застывшему у окна вельху, на голове коего сверкал золотой венец повелителей Аррантиады. — Кней, ты меня слышишь? Верни корону ее законной владелице! Я тоже хочу поносить. И вообще, о чем ты думаешь?

— О Лурии Витире, — ответил Кэрис. — И том, что нам предстоит сделать в будущем.

— Любопытно было бы знать, что именно? Лоллия вздрогнула и обернулась на голос мужчины, вошедшего без спросу в ее опочивальню. Так и есть — Лурий Витир, легок на помине. Как же это его пропустили армеды и служанки? И почему он не постучал? Или же нарочно не соизволил постучать?

Столь внезапное появление гериора в ее покоях могло означать только одно — охранявшие их армеды обезоружены, служанки связаны и лежат с кляпами во рту, иначе бы не преминули известить госпожу о появлении гостя. Ай-ай-ай! Недооценили они гериора. Но, может, оно и к лучшему, в ближайшее время с ним все равно пришлось бы выяснять отношения. Пусть почувствует себя на высоте положения и выскажется, а уж Кэрис найдет способ указать ему его место.

Лурий Витир, надобно заметить, действительно чувствовал себя на высоте и прямо лучился от сознания собственного величия. Пурпурный плащ и легкий золоченый доспех очень ему шли. А ежели принять во внимание благородную седину на висках, надменный взор и то, что он был едва ли не на голову выше вельха…

"Боги Небесной Горы! — неожиданно подумала Валерида. — А ведь пока Тиргил был жив, я не замечала, какой Лурий высокий! За день он словно бы вырос. Вот уж поистине власть делает человека крылатым и уподобляет Богам!"

Лурий насмешливо оглядел царицу, чьи прелести были едва прикрыты полупрозрачным покрывалом, и, не получив ответа на предыдущий вопрос, задал новый:

— Госпожа нашла себе игрушку?

Он задержал взгляд на Кэрисе, потом перевел его на украшавшую пол мозаику и без разрешения уселся на край постели.

— Должен признать, что у твоего нового увлечения губа не дура, ежели он, едва вступив в должность сберегателя Нижнего города, уже примеривает венец Царя-Солнца.

— Мне разве не идет? — ехидно поинтересовался Кэрис, сдвигая золотой венец на затылок.

Гериор смерил вельха задумчивым взглядом, но ответа не удостоил, а вместо этого обратился к царице:

— Лоллия, дорогая, я попросил бы тебя одеться…

— Утро сегодня жаркое, — процедила в ответ Лоллия. — Кому не нравится мой скромный наряд, может отвернуться. Ты пришел доложить мне об отплытии кораблей из Арра? Чернь уже погрузили? Или опять произошла какая-то заминка, подобная той, что помешала тебе вчера своевременно захватить дворец?

— Я пришел попросить тебя одеться в свои лучшие наряды, ибо в полдень состоится наше бракосочетание в храме Отца Созидателя, — все так же мягко промолвил Лурий Витир.

— Наше бракосочетание? — Валериде казалось, что она готова ко всему, и все же стремительность, с которой начали развиваться события, смутила ее. — Но как же Алкрида? Если не ошибаюсь, законы Арранти, запрещают многоженство?

— Моя бедная супруга скоропостижно скончалась. Известие о гибели ее венценосного брата, которого она, как всем известно, горячо любила, слишком глубоко потрясло несчастную женщину.

— О Боги, ты убил ее!

— А ты ожидала чего-то иного? — удивленно вскинул брови Лурий. — Да, я убил дурочку, навязанную мне покойным Тиргилом и явившуюся причиной того, что у меня до сих пор нету законных детей. Но это упущение мы скоро исправим совместными усилиями.

— Ты слишком торопишься, а поспешность не всегда уместна, — сумрачно заявила Валерида, почувствовав, что виновата в смерти несчастной Алкриды не меньше Лурия Витира. Разумеется, она знала, что он постарается избавиться от нее, но…

— Лоллия, мне некогда вести с тобой долгие беседы. Мы заварили кашу, расхлебывать которую предстоит еще очень и очень долго. А потому я еще раз прошу тебя одеваться, дабы не заставлять жрецов ждать. — Лурий обернулся к вельху: — Кней, будь добр, передай мне царский венец и поспеши в Арр. Тебе пора приступить к исполнению своих обязанностей сберегателя Нижнего города.

— А что произойдет, если я откажусь выйти за тебя замуж? — с неподдельным интересом спросила царица.

— Ох уж эти женщины! — возвел очи горе Лурий Витир. — Вечно они все усложняют! Не зря говорят, что все беды исходят от них!

— Золотые слова! — подхватил Кэрис. — Веришь ли, вот эта, например, женщина целую ночь меня уговаривала: "Задуши Лурия, задуши Лурия!"

33
{"b":"64838","o":1}