ЛитМир - Электронная Библиотека

========== ==========

Очередное убийство потрясло сонный городок. Перед Маккарти лежал экстренный выпуск газеты. Убит директор местного музея Роджер Маккалистер — очень уважаемый пожилой человек, в прошлом путешественник. Большая часть коллекции музея собрана им лично и подарена городу. Маккарти уже побывал на месте преступления, теперь там трудились эксперты. Откуда-то об убийстве пронюхали газетчики, и теперь вовсю строили версии и, как обычно, мешали работать. Сегодня должна была открыться новая экспозиция музея, посвященная восточной культуре, об этом писали во вчерашних газетах и вот убийство.

Утром смотритель Шок обнаружил, что дверь музея открыта, а директора нет в здании. Тот имел обыкновение приходить пораньше. Шок вызвал патрульных и решил сходить к Маккалистеру домой, поскольку вскрытые двери музея — это непорядок, сходу он не смог определить не пропали ли какие-нибудь экспонаты. Он обнаружил директора дома, тот был в пижаме либо готовился ко сну, либо еще не успел переодеться утром. Постель была заправлена. Маккалистер был заколот кинжалом из коллекции музея, когда-то привезенным директором из одного из своих путешествий. Шок вызвал патрульных еще раз. На груди убитого директора лежал прекрасный черный цветок, уже пустивший корни. И теперь журналисты изощрялись кто во что горазд над версиями того, что же сделал директор музея и кому. Упоминали даже мафию.

По словам экспертов такие цветы росли на островах за южным морем. Цветок был хищным, если бы директора не нашли так быстро, то растение бы разрослось и оплело всю комнату. А потом встречало всех, приближающихся к нему, выстрелами семян.

Смущало дополнительное обстоятельство, а именно: сломанная левая нога директора. По словам экспертов, травма была прижизненной. Но смотритель музея не помнил, чтобы Роджер Маккалистер вчера ломал ногу, он ушел из музея вполне здоровым. В доме особого беспорядка не было, видимо директор не смог оказать сопротивления нападавшему.

Версий было несколько, но Маккарти считал, что ответ нужно искать в прошлом директора музея. Дневники с описанием его путешествий даже издавались однажды. Инспектор тщательно изучил все. У Роджера Маккалистера был несомненный талант. При чтении дневников все описываемые события вставали перед глазами, как будто ты сам при них присутствовал. Хотя Маккарти считал, что многое из описываемого сильно приукрашено. Но джунгли, населенные дикарями и страшными животными, а также заброшенные храмы стояли перед глазами как живые. Впрочем, дневники не содержали ничего такого, за что директора можно было убить, а тем более по прошествии стольких лет. Маккалистер уже давно не путешествовал. Возможно, было что-то еще, более раннего периода. Маккарти решил поискать в доме директора, возможно, не все дневники издавались. Его поиски увенчались успехом.

Вычурная рама привлекла внимание инспектора, она была гораздо толще, чем необходимо. Задняя стенка, имитирующая холст, оказалась фальшивой, а за ней обнаружился потрепанный дневник. Самый первый, самый ранний дневник описывал путешествие на южные острова.

Маккалистер вместе с группой искателей приключений отправился в экспедицию к южным островам. В группе были и уже зарекомендовавшие себя археологи и только что закончившие колледж, а также разнорабочие, нанятые для проведения подсобных работ и откровенные авантюристы, которых было больше всего. На счету Роджера Маккалистера это было уже третье путешествие. Возглавлял экспедицию авантюрист Френсис Дайк, он имел весьма смутное представление об археологии, но при этом буквально звериное чутье на находки.

Они высадились на острове, капитан корабля, на котором они прибыли, сходить на берег не стал. У этих островов была не самая хорошая репутация, рисковать своими людьми и судном он не собирался.

Прибывшие разбили лагерь около небольшого озера с пресной водой и отправились вглубь острова на поиски приключений. Именно Френсис Дайк нашел в джунглях старинный храм с необычными статуями, в дневнике Маккалистера присутствовали зарисовки. Сам храм, высеченный в скале, поражал воображение своей чужеродностью, а когда обнаружились сокровища, радости не было предела. Из храма вынесли все, что только можно: золотые украшения, красивые той варварской красотой, которая была принята у некоторых племен, старинные чаши, притягивающие взгляд, статуэтки различных животных, сделанные из поделочного камня, но очень реалистичные. В храме оказалась большая коллекция холодного оружия. Маккалистер поддался общему настроению, за что ему впоследствии было очень стыдно. Как какие-то пираты, нагруженные награбленным, они возвращались на корабль, когда были атакованы местными жителями. Аборигены выглядели абсолютными дикарями, но, тем не менее, преследовали их с упорством до самого берега. Один из разнорабочих неудачно упал и сломал левую ногу, Дайк решил его бросить, так как он сильно задерживал передвижение группы, а дикари буквально висели на хвосте. Это решение вызвало протест в душе Маккалистера, но только в душе, и лишь его дневник знал, чего стоило это решение, за покалеченного разнорабочего, которого звали Джон Уик, никто не заступился, своя жизнь была однозначно дороже. Несколько страниц дневника были посвящены размышлениям на тему смогли бы они спастись, если бы кто-то помогал несчастному разнорабочему или нет.

Экспедиция благополучно отплыла с острова вместе с награбленными сокровищами. Как ни странно Френсис Дайк честно поделил добытое на острове. Роджеру достались кинжалы из храма и одна чаша. В дальнейшем Маккалистер не поддерживал ни с кем из членов той экспедиции никаких контактов. Он стал более осмотрительно выбирать попутчиков. Теперь ими стали настоящие ученые, а описаниями его приключений зачитывались не только школьники, но и вполне взрослые и состоявшиеся люди.

Из прочитанного можно было сделать вывод, что Джон Уик каким-то образом все-таки выбрался с острова и теперь мстит за то, что его там бросили. На эту мысль наводила сломанная левая нога директора музея. Последняя запись в дневнике была двадцатилетней давности. Долго же он добирался… Жаль, в комнате не осталось запаха убийцы, пряный аромат черного цветка перебивал все.

Маккарти переписал все имена из дневника Маккалистера. Нужно проверить, может таинственный мститель добрался и до них. Их поступок ужасен, но инспектор должен предотвратить очередное убийство. Директор музея все-таки публичный человек, а о его новой экспозиции писали все газеты, поэтому неудивительно, что его нашли первым.

Но инспектор опоздал, когда он подходил к дому Френсиса Дайка, около него уже крутилась любопытствующая толпа и вездесущие журналисты. Эксперты осматривали место преступления и коллега из управления отмахивался от газетчиков, прикрываясь тайной следствия.

Картина преступления соответствовала убийству Маккалистера: тот же кинжал из коллекции музея, черный цветок на трупе и прижизненно сломанная левая нога. По словам смотрителя музея было украдено шесть кинжалов и чаша, по-видимому, та из храма. Больше ничего не взято, хотя в музее хранились и более ценные экспонаты.

Участников разграбления храма, впоследствии бросивших несчастного разнорабочего, было гораздо больше шести. Осталось по крайней мере еще четыре кинжала. Будут ли убивать всех участников той драмы или ограничатся четырьмя?

Маккарти доложил шефу Брауну о найденном дневнике и имевшихся там фамилиях. Тех людей попытались найти, но один из археологов уже давно умер от лихорадки, подхваченной в очередной экспедиции, бывший выпускник колледжа проживал за границей. А еще один из участников того злополучного путешествия как раз недавно купил дом и переехал в жить город. К нему отправился усиленный патруль. И они опять опоздали. На место очередного преступления вызвали экспертов и Маккарти. Картина все та же: кинжал из музея, черный цветок и все тот же перелом левой ноги. Правда в этом случае жертва пыталась сопротивляться, но безуспешно.

Дело принимало совсем скверный оборот. В управление рано утром обратился родственник участника той злополучной экспедиции, его отец умер прошлым летом, а поздно вечером накануне к ним в дом ворвался грабитель, страшно напугав всю семью. Он искал Дугласа Найса, а когда ему сказали, что отец умер, схватив статуэтку с камина, ушел, больше ничего не сделав.

1
{"b":"648572","o":1}