ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неврозы у детей
Квантум Эго
Неизвестная пьеса Агаты Кристи
Мужской костюм: Полное руководство по подбору и эксплуатации
Далекие звезды
Дом, в котором...
Изучаем Python, 4-е издание.
Сара. Книга 1. Пернатые друзья - это навсегда. Новый уровень воплощения желаний
Няня для олигарха

Евгения Кобрина

Охота на триаду

                                        Посвящается девушке, которая часто фантазирует о запретном...

Пролог

Все молча расступались, пропуская её вперед. Она чувствовала знакомый терпкий  запах, запах крови. Крови её мужа.

Агро был очень вспыльчивым оборотнем, волчьи бои и поединки были его любимым занятием, поэтому Ронат часто видела мужа в ссадинах и синяках, с поломанными костями, которые, благодаря волчьим генам, быстро срастались. Иногда ей и самой крепко доставалось от него, но в последнее время не часто, Агро как будто стыдился того, что сделал с женой однажды в сильном порыве злости. После того вечера Ронат не появлялась на людях без капюшона, который прикрывал её лицо. Вот и сейчас, она шла вперед, засунув руки в карманы своей любимой байки, главным достоинством которой был большой капюшон, скрывающий от посторонних глаз её боль.

Сейчас запах крови Агро был другим, не таким, как обычно, в нем не хватало каких-то знакомых ноток, но Ронат никак не могла понять, каких именно. Женщина, наконец, вышла из круга людей, что молча взирали на неё и остановилась. На вытоптанной земле безвольной массой лежало тело волка, сломанное под странным углом. Тело её мужа. Агро был мертв, поэтому его запах был не до конца узнаваем.

У Ронат больше не было мужа. 

Она сильнее стиснула кулаки и подошла ближе. На знакомом теле и на земле возле него почти не было крови, а значит оборотень, что убил Агро, был мастерским воином. Только точный захват клыков в область шеи, что приносит безболезненную и мгновенную смерть, не позволял крови вытекать из перекушенной артерии. Все оборотни знали это и она тоже. Даже Агро пару раз хвастался ей, что убил противника именно так – мгновенно и бескровно.

 Ронат медленно встала на колени у тела покойного мужа и аккуратно потянула его за плечо, переворачивая на спину. Его глаза были распахнуты и уже успели покрыться черной дымкой, что говорило о скорой смерти. Её долгом, как его самки, было закрыть мужу глаза перед тем, как его тело сожгут на погребальном костре. Ронат разжала холодные пальцы и медленно прикоснулась к лицу волка, закрывая веки, прощаясь и провожая Агро в последний путь.

ГЛАВА 1.

Джодок беззвучно преображался из волка в человека, но кровоточащая рана на плече замедляла обратную трансформацию. Обернувшись полностью, мужчина встал с земли и повел рукой, разминая мышцы. Кто-то из его стаи молча подал ему джинсы, чтобы мужчина прикрыл свою наготу.

Джодок не хотел убивать противника, он ненавидел убивать напрасно: в мирное время, просто ради забавы, как делали некоторые оборотни. Но соперник не оставил ему выбора, когда решил идти до конца, а не до первой крови, пролития которой было достаточно для удовлетворения вопросов волчьей чести. По правде, Джодок даже не понял, как был втянут в этот глупый поединок, который ему навязали вчера ночью. А сегодня утром противник не захотел примириться и пошел на смертный бой, в котором и погиб. Джодок не любил убивать, но он был сыном Альфы и сильным бойцом и еще никому никогда не проигрывал, если не считать своего брата.

Мужчина утер кровь с глаз, чего не мог сделать, будучи в обличье волка и посмотрел на членов своей стаи. Все они готовы были вступить в смертный бой, если стая проигравшего оборотня вдруг вздумает взбунтовать, обвиняя Джодока в нечестном поединке и подлом убийстве. Но оборотни молчали, а, значит, соглашались с честностью волчьего поединка. Все кончено: противник повержен, бой закончен, честь сохранена. Мужчина уже развернулся, чтобы уйти, но Гран, один из мужчин его стаи, удержал Джодока за здоровое плечо:

- У него была волчица.

 Джодок резко обернулся к другу, в глазах которого стояла неловкость за то, что принес неприятную весть. Мужчина перевел взгляд туда, где лежало тело убитого им оборотня, но люди заступали ему обзор. Тогда он быстро прошел вперед, стараясь рассмотреть что-то за их спинами и, наконец, увидел женскую фигуру, что склонилась возле убитого им волка. Джодок выругался про себя, еще раз проклиная вчерашнюю ночь и несдержанность оборотня, что втянул его в неприятности, бросив вызов.

- Пойдем, - сказал Гран,– Они сами разберутся.

Джодок сердито глянул на друга, читая в его глазах совсем не то, что тот говорил. Мужчина и сам хотел бы уйти, оставляя женщину на попечение Альфы  её стаи, но не мог. По старинному волчьему закону, он имел право на вдову убитого им волка, если поединок был честным с двух сторон. Ему не нужна была женщина, но совесть не позволяла Джодоку уйти, не позволяла отвернуться от волчицы, которая стала одинокой, а значит беззащитной по его вине.

Мужчина прошел вперед, подходя к Альфе, что присутствовал на поединке. Тот сурово посмотрел на него и громко, так чтобы слышали все присутствующие, сказал:

- Бой был честным. У меня нет претензий к тебе. Ты можешь идти.

- А женщина? – спросил Джодок, указывая на девушку, что уже вставала с земли.

- Я позабочусь о ней, - ответил Альфа и перевел взгляд на вдову.

Джодок снова посмотрел на девушку: она была невысокой и стройной, и, наверное, еще юной, судя по тому, что её муж был молодым мужчиной. Волки редко брали в жены волчиц старше себя. Но сказать наверняка мешал капюшон, что скрывал её лицо. Он непроизвольно принюхался и уловил её приятный свежий аромат, с горьковатым налетом страха.

Джодок не должен был делать этого, или наоборот должен был сделать, но совсем не хотел. В любом случае ничто не поменяло принятого им решения:

- Я сам позабочусь о ней.

Альфа резко оторвал взгляд от девушки и посмотрел на молодого волка, что стоял перед ним. Он храбро и честно бился в бою, отстаивая свою честь и честь своей стаи. Он и сейчас не уронил её, поступая по совести. Сидмон, его старинный друг, может гордиться своим сыном.

- Её зовут Ронат, ей двадцать пять лет.

Джодок ничего не ответил и только кивнул мужчине, собираясь пойти за девушкой, но тот удержал его взглядом:

- Отец может гордиться тобой, - озвучил Альфа свои мысли.

Джодок молча принял похвалу и направился к девушке, что уже отходила от тела умершего мужа. Пока он догонял её, у него еще было пару мгновений, возможность передумать, изменить принятое решение. Он мог вверить заботу о ней холостому волку из своей стаи, его друзья не отказали бы в такой услуге. Но Джодок не мог так поступить, ведь это он убил её мужа, а значит, забота о девушке только его долг.

- Ронат, - окликнул он её.

Девушка медленно остановилась, а её спина напряглась, но она не спешила оборачиваться. Джодоку это не понравилось: он не привык, чтобы его игнорировали, а приказы не выполнялись, но мужчина подавил в себе раздражение и промолчал, подходя ближе. Она почувствовала его приближение и все-таки неспешно обернулась. Джодок посмотрел на неё, стараясь разглядеть лицо, но из-за опущенной головы и нелепого капюшона, надвинутого на глаза, был виден только плавный изгиб подбородка, чуть полноватые, чувственные губы и часть небольшого ровного носа. Возможно, она скрывает под капюшоном какое-то несовершенство лица, или даже уродство, но это уже не имело значения. Ничто не остановит его и не заставит изменить принятого решения.

Джодок неторопливо протянул вперед левую руку ладонью вверх, девушка проследила за его жестом, но головы не подняла.

- Я убил твоего мужа в честном бою, а значит, имею на тебя права. Ты войдешь в мой дом и станешь моей самкой, моей женой. Дай свою руку, чтобы все видели, что наш союз свершен, - сказал Джодок, цитируя старые волчьи клятвы, что были уместны в древние века, когда самок было мало, и самцы бросали друг другу смертельные вызовы, чтобы заполучить в свой дом женщину. Сейчас был двадцать первый век и все поменялось, женщин-оборотней было в достатке, а, значит, волк мог выбрать себе приглянувшуюся, а не хватать ту, у которой муж был послабей. Но люди поменялись мало и их любимое занятие все еще было «почесать языками». Поэтому девушке, мужа которой убили, а саму не захотели забрать, будет не сладко. Все станут шептаться у неё за спиной, называя нежеланной, показывать пальцами и воротить взгляд, как от испорченной вещи. Никто из самцов больше не захочет ввести её в свой дом: кому нужна жена, которую не захотел другой? Значит, женщина останется без мужа, собственного дома и защиты.

1
{"b":"648633","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Таинственный рыцарь
Целуйте меня!
Афера в каменных джунглях
Очнись, детка! Перестань верить в ложь о том, кто ты есть, чтобы стать той, кем тебе предназначено
Капризные стервы
Текст
Тот самый, единственный
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
МегаМасса. Комплекс тренировок, питания и дисциплины для достижения идеальной фигуры