ЛитМир - Электронная Библиотека

В моей голове звери. Они бы тебя съели.

Если бы я разрешил…

Gio Rosso

Глава 1

Свет фар на встречной бьёт, подобно пощечине наотмашь. Зажмуриваюсь. Всего лишь за секунду до того, как меня прикладывает лицом о сработавшую подушку безопасности.

Тупая боль, грохот железа, звон стекла – всё перемешивается в сознании, пока ремень безопасности впечатывает меня обратно в сиденье. Шум в ушах кажется нестерпимым. Но проходит секунда, другая, и жгучая агония в моей голове постепенно стихает, превращаясь в едва различимый монотонный гул, смешивающийся со стуком ливня снаружи. Ещё немного, и я различаю удары собственного сердца. Руки, ноги – тоже целы, так что первым делом дёргаю дверную ручку, после чего вываливаюсь прямиком в лужу.

Разум постепенно заполняет туман…

По-хорошему, стоило бы добраться до другой машины – той, в которую врезалась. Но сил хватает лишь ровно на то, чтобы опереться спиной о кусок раскуроченного железа и прикрыть глаза, пытаясь вспомнить, где мой мобильник.

– Надеюсь, ты там живой, – шепчу едва ли разборчиво.

Обращаюсь скорее в никуда. Тем удивительнее:

– Я бы на твоём месте надеялся как раз на обратное, – вынуждает вздрогнуть мужской голос с оттенком стали.

Успеваю заметить высокие кожаные берцы, да тёмные брюки из плотной материи, прикрытые кашемировым пальто, прежде чем незнакомец бесцеремонно хватает меня за плечи, довольно жёстко встряхивает и ставит на ноги. Дальше он деликатностью тоже не отличается. Обхватывает пальцами за подбородок, запрокидывая мою голову, придирчиво разглядывая.

– Жить надоело? – практически рычит, заново встряхивая.

С учётом, что это я выехала на встречную полосу, врезавшись в его автомобиль, вопрос вполне актуальный. И наверное, стоило бы на него ответить, но вместо этого слишком уж любопытно становится…

– А вам?

В глазах цвета хвои поселяется замешательство. Всего на мгновение. А уже в следующее – мужчина гневно прищуривается, усиливая хватку на моём лице. И злится ещё больше прежнего, когда…

– Это же не я, а вы совсем недавно пожелали самому себе смерти вместо спасения, – замечаю справедливо.

Ответом мне становится хруст чужих суставов сжимающейся в кулак руки. Спасибо, не той, которая до сих пор касается моего лица. Довольно симпатичные, хоть и хмурые, черты лица брюнета искажает очередная гримаса злости, и я начинаю закономерно беспокоиться о собственной безопасности, однако…

– У тебя сотрясение, – выдаёт негромко и неожиданно спокойно он.

Не спорю. И вполне допускаю подобную возможность.

Неспроста ж я тут стою и полнейший бред несу?

Впрочем, скорее всего дело в тумане в моей голове.

И двух выпитых бутылках вермута…

Не спорю с ним и тогда, когда незнакомец перехватывает меня под руку и вместе со мной направляется вдоль обочины. Как выясняется позже, к своей машине.

Серебристый “Aston Martin” повреждён куда меньше, нежели здоровенный пикап, за рулём которого я находилась. Задумавшись над этой странностью, пропускаю момент, когда мужчина открывает дверцу с пассажирской стороны. И после того, как он начинает запихивать меня в салон транспортного средства, запоздало протестую на такое самоуправство. Вот только куда мне против того, кто на две головы выше и в разы сильнее? Окончательно охамевший грубиян не только внутрь автомобиля меня заталкивает, дверь тоже без особых усилий закрывает. А вот открыть её самой у меня уже не получается. Несколько моих тщетных попыток подтверждают это как нельзя красноречивее.

– Отвезёте в больницу? – настороженно интересуюсь по итогу, как только водитель, немного погодя, оказывается за рулём.

Иначе зачем ему меня вообще с собой брать куда-то?

Прикопать меня за порчу своего имущества он и тут мог бы. Так даже менее хлопотно. На загородной трассе всё равно ни души, кроме нас самих – никаких свидетелей.

– Нет. К себе отвезу.

По позвоночнику пробегает липкий холодок.

– З-зачем?

Отодвигаюсь от него, как можно дальше, насколько это возможно в силу окружающего пространства.

– Ты мне тачку испортила. Пока не расплатишься, не отпущу.

Вот теперь мне действительно становится дурно…

– А если не расплачусь? Если мне нечем с вами расплачиваться?

На губах незнакомца расцветает подозрительно ласковая улыбка.

– Уверен, это не такая уж и проблема.

На этот раз я молчу. Разглядываю его профиль, пытаясь прикинуть, сколько же ему лет, чем он может заниматься, кто такой вообще по-жизни, и совершенно не думаю о том, что именно кроется за сказанным им.

Я спятила? Меня действительно приложило головой настолько хорошо, что мозги набекрень сдвинулись? Вряд ли. Просто не вижу никакого смысла впадать в истерику, поддавшись панике. Пусть она душит так, что впору хвататься за горло. Чем мне это поможет? А вот разузнать, с кем имею дело – уже хоть что-то.

С виду ему не больше тридцати пяти. Тёмные волосы коротко острижены. Суровые черты лица пронизывает мрачность. Он изредка, едва уловимо ухмыляется каким-то своим мыслям, глядя исключительно на освещённую фарами трассу. На меня совсем не смотрит. Но даже при всём при этом меня никак не покидает стойкое ощущение того, что если даже слегка пошевелюсь, всё равно заметит. Есть в нём нечто такое… Будто вся власть мира сосредоточена в его волевых руках. И дело даже не в том, что он меня похитил и удерживает около себя против воли. Слишком много проницательности и непоколебимой решимости различаю в тёмно-зелёных глазах. Осанка так и вовсе нереально прямая. Широкие плечи со стороны кажутся стальными. Как и его хватка. Последнее я помню весьма отчётливо. Отпечаток его силы остаётся не только в моей памяти. Не удивлюсь, если синяки тоже остаются. До сих пор чувствую, где именно прикасался. Такой мужчина знает, чего хочет от жизни. И, как правило, всегда получает это.

– Как ваше имя? – срывается с моих уст тихое.

На секунду думается, что не ответит, ведь едва уловимая ухмылка на его губах преображается в очень даже отчётливую. Но нет. Я ошибаюсь.

– Тимур, – произносит брюнет. – Смоленский, – добавляет через небольшую паузу в полнейшем снисхождении.

Ни его имя, ни его фамилия мне ни о чём не говорят. Но воодушевляет то, что мужчина идёт на контакт, а не выплёвывает что-нибудь по типу: “Закрой рот и сиди молча, тупая шлюха, пока я тебя не прикончил!”, как в каком-нибудь триллере с похищением.

– А я… – договорить не успеваю.

– Зотова Анастасия Станиславовна, – перебивает Тимур. – Тебе девятнадцать, ты учишься на экономическом, живёшь с отчимом и двумя младшими братьями, в Черниговке, – припоминает название территории, где располагается наше фамильное гнездо.

Что я там говорила по поводу впадения в истерику?

Самое время начинать!

Красноречие вмиг испаряется. Я открываю рот, но ни звука не могу выдавить. Паника захлёстывает, подобно штормовой волне. А сознание само собой рисует варианты один другого хуже.

Он знает кто я!

Откуда?

Разве мы знакомы?!

Такой экземпляр мужской разновидности я бы совершенно точно запомнила. А значит, если и знакомы, то определённо в одностороннем порядке. Это пугает только сильнее.

Как какой-нибудь сталкер, ей-богу!

Маньяк.

Или же…

– Я подобрал твой кошелёк, – спустя небольшую паузу, любезно поясняет брюнет, вытаскивая из кармана своего пальто обозначенное.

Вещицу он кидает мне в руки.

Едва ловлю!

Пусть сигнализация о надвигающейся опасности в моей голове вопит на порядок тише, но дрожь в пальцах никуда не девается.

Звон выпавших монет не имеет значение.

Замок открыт, внутренности мини-клатча расположены совсем не так, как должно и привычно моему восприятию. А значит, Тимур успел всё пересмотреть. Очевидно, после того, как запер меня в салоне своей машины, и до того, как сам уселся за руль.

Водительское удостоверение, паспорт, студенческий, банковские карты, остальные документы и дорогие сердцу безделушки… всё вернул. Это же объясняет, откуда мужчина знает моё имя, возраст, адрес проживания, место учёбы, наличие двух братьев. Но не объясняет остальное.

1
{"b":"648874","o":1}