ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Желание
Верные, безумные, виновные
Товарищ пришелец
Анти-Стариков-2. Правда о русской революции. От Февраля до Октября. Гадит ли англичанка в России?
Кулинарная энциклопедия. Том 19. М (Мальвазия – Мастика)
По ту сторону синей границы
Пропавшие в раю
Доктор Кто. Герои и монстры (сборник)
Другая женщина

Майкл МУРКОК

ГОРОД ЗВЕРЯ

Посвящается памяти Эдгара Райса Берроуза и Герберта Уэллса, с восхищением и благодарностью

Пролог к первому изданию

В тот год я неплохо зарабатывал и на лето смог приехать в Ниццу. Тогда, в 1964-м, народу там было так много, что для того, чтобы побыть одному, мне приходилось совершать долгие прогулки вдоль берега или наоборот, уходить далеко от моря.

Сейчас я вспоминаю о толпах, наводнивших в тот год Ниццу, с благодарностью: если бы не они, мне не нужно было бы искать уединения вдали от шумного центра и я никогда не встретил бы Майкла Кейна, этого странного, загадочного человека, чья жизнь волей судьбы так тесно переплелась с моей.

Я открыл для себя Лемонтань несколько лет назад. Эта маленькая живописная деревушка у края обрыва расположена на побережье в двенадцати милях от Ниццы. Сидя на террасе в одном из кафе, где варили отличный кофе, можно было любоваться синью Средиземного моря. Мне казалось, в Лемонтане, который пощадило время и вездесущие туристы, я нашел рай земной.

Я хорошо помню тот день, 15 июля, один из лучших дней в году, теплый, солнечный, дышащий покоем. Я сидел на своем обычном месте и, потягивая прохладный перно, смотрел на синее-синее море. И тут я заметил этого человека. Он вошел, сел за соседний столик и заказал некрепкое пиво. В его тихом голосе явственно сквозил американский акцент.

В обстановке деревенского кафе он казался похожим на юного бога - высокий, с узкими бедрами, загорелый, красивый и, если судить по внешности, способный на решительные действия. Но глаз его не покидало странное выражение, свидетельство трагедии - или тайны? - его прошлого.

Я пробую писать - совсем немного, по-любительски - в свое время даже выпустил книгу воспоминаний и рассказов о путешествиях, - и во мне проснулся писательский инстинкт. Мое любопытство оказалось сильнее традиционных представлений о хороших манерах, и я решил попробовать разговорить незнакомца.

- Хороший денек, - сказал я.

- Очень хороший. - Своим тоном и улыбкой - хотя и вполне дружелюбными - он держал меня на расстоянии.

- Вы американец? Остановились в деревне?

Он рассеянно кивнул и перевел взгляд на море. Возможно, с моей стороны было бестактностью продолжать разговор, возможно, я был навязчивым. Но если бы я был вежливым и оставил его в покое, то пропустил бы самую невероятную историю из всех, какие мне только приходилось слышать.

Когда официант подошел получить мой очередной заказ, я велел принести американцу еще пива и, взяв свой перно, попросил разрешения перебраться за его столик.

- Простите, - сказал он, вдруг взглянув на меня и улыбнувшись своей дружелюбной, немного грустной, загадочной улыбкой, которую я потом часто видел на его лице. - Я замечтался. Конечно, присаживайтесь. Мне хочется с кем-нибудь поговорить.

- Вы давно здесь? - спросил я.

- Где - на Земле?

Потрясающий ответ! Я засмеялся:

- Нет, конечно, нет! В деревне.

- Нет, - сказал он, - недавно. Хотя, - он тяжело вздохнул, - к сожалению, уже слишком давно. Вы англичанин?

- Вообще-то я родился в Америке, на побережье Атлантики, - сказал я, - но вырос в Англии, а вы где живете в Америке?

- В Америке? А-а, родился я в Огайо.

Я был озадачен его туманными ответами и отрешенной манерой говорить. Почему он решил, что я имею в виду планету, когда я хотел узнать, давно ли он в деревне? Этот вопрос еще больше раздразнил мое любопытство.

- Вы работаете в Америке? - Мои вопросы становились все настойчивее.

- Да, работал когда-то. - Вдруг он устремил на меня взгляд своих прозрачных голубых глаз, который, казалось, проникал в самый мой мозг. Я почувствовал, как по телу прошло что-то вроде электрического разряда. Он продолжал: - Наверное, с этого все и началось. Знаете, я мог бы вам такого порассказать, что вы помчались бы к телефону требовать, чтобы меня забрали в ближайшую психушку.

- Вы меня заинтриговали. Судя по всему, в вашей жизни произошла какая-то трагедия. Несчастная любовь? - Я уже сам чувствовал, что мое все усиливающееся любопытство было просто оскорбительным, но незнакомец, казалось, не обижался.

- В каком-то смысле, да. Меня зовут Майкл Кейн. Вам это имя ни о чем не говорит?

- Да-да-да, что-то припоминаю, - согласился я.

- Профессор Майкл Кейн, Специальный исследовательский институт в Чикаго. - Он снова задумчиво вздохнул. - Мы проводили сверхсекретные опыты с транслятором вещества.

- С транслятором вещества?

- Мне, конечно, не следовало бы вам этого говорить, но, кажется, сейчас это уже неважно. Ну да, мы работали над транслятором вещества. Этот аппарат, созданный на основе принципов электроники и нуклеоники, мог преобразовывать атомы какого-либо объекта в волны, которые можно было передавать на большие расстояния, как радиоволны. Мы также пытались создать приемник, чтобы принимать эти волны и снова преобразовывать их в вещество.

- Вы имеете в виду, что можно разобрать яблоко на мельчайшие частицы, передать их, как телевизионную картинку, а потом через специальный приемник снова получить настоящее яблоко? Теперь я припоминаю, что где-то читал об этом. Но я думал, что такие аппараты только разрабатываются.

- Их создали совсем недавно, то есть в вашем недавнем прошлом.

- Что значит "в моем недавнем прошлом"? Разве нельзя сказать "в нашем недавнем прошлом"? - Я удивлялся все больше и больше.

- Сейчас я до этого дойду, - сказал Кейн. - Усовершенствованный аппарат этого типа мог бы даже передавать на любые расстояния живые существа, разложив их на волны и собрав их затем снова с помощью приемника.

- Поразительно. Как вы этого добились?

- Такой аппарат стал возможен, когда были завершены некоторые исследования в области лазеров и мазеров. Не буду утомлять вас формулами - они вам все равно ничего не объяснят, - скажу только, что нам очень помогли эксперименты со световыми и радиоволнами. Я возглавлял эти работы. Я был просто одержим этой идеей… - Его голос дрогнул; он сидел, задумчиво глядя вниз, на стол, крепко сжав кулаки.

- Что случилось? - нетерпеливо спросил я.

- Мы наладили этот аппарат. Переместили в пространстве несколько крыс и мышей. Все шло нормально, опыты удавались. Нужно было попробовать передать человека. Это, конечно, опасно, мы не имели права вербовать добровольцев.

- И вы решились испытать аппарат на себе?

Он улыбнулся:

- Верно. Понимаете, мне очень хотелось доказать, что все получится, я был в этом просто уверен. - Он помедлил и добавил: - Не получилось.

- Но вы же живы! - возразил я. - Или я разговариваю с привидением?

- Вы ближе к истине, чем думаете. Как вы полагаете, куда я попал, когда мы включили транслятор вещества?

- Ну, наверное, в виде волн вы попали в приемник, который… гм… собрал вас обратно.

- Скажите, вы считаете меня нормальным? - вырвалось у моего странного собеседника.

- Безусловно!

- И вам не кажется, что я выгляжу или веду себя как лжец?

- Отнюдь. А к чему вы клоните? Куда вы попали?

- Прошу вас, поверьте мне, - сказал Кейн серьезно. - Я покинул Землю. Совсем покинул, понимаете?

Я только ахнул. На какое-то мгновение мне показалось, что я несколько поспешно объявил, что верю ему и считаю его нормальным, но потом я понял, что был прав. По всему было видно, что он говорил чистую правду.

- Вы попали в космос? - спросил я.

- Нет, я пролетел через космос. Думаю, это было путешествие через пространство и время. Представляете, я оказался на Марсе.

- На Марсе? - переспросил я недоверчиво. - Но как же вы остались живы? На Марсе же нет жизни - это бесплодная пустыня, там ведь ничего не растет, кроме лишайника!

1
{"b":"65033","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магия чисел. Ментальные вычисления в уме и другие математические фокусы
Гарри Поттер и Принц-полукровка
Drinks. Практический путеводитель. Крепкий алкоголь. Коктейли. Вино & пиво
Убийство на площади Астор
С тобой мне не страшно
Исчезнувшая дочь
Росс Полдарк
Новая жизнь – новая я!
Самая долгая ночь