ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пьер де Латиль

ОТ «НАУТИЛУСА» ДО БАТИСКАФА

От «Наутилуса» до батискафа - i_001.jpg

От «Наутилуса» до батискафа - i_002.jpg

Предисловие

В древние времена фантазия людей населила глубины морей и океанов сказочными существами, страшными чудовищами. Многие моря считались бездонными только потому, что у людей не было инструментов, с помощью которых они могли бы измерить их глубину.

Каких только сказок, легенд и преданий о таинственной жизни в глубинах моря не создали люди, когда не умели еще правильно объяснять многие явления природы!

Но время шло. Пытливый разум человека, постигая одну за другой сокровенные тайны мироздания, обнаруживал несостоятельность многих морских легенд и сказаний. Поэтические домыслы постепенно сменялись точными, строго проверенными научными знаниями.

И чем больше узнавали люди о жизни в глубинах морей, тем неудержимее становилось их желание спуститься самим в таинственную область вечного мрака и леденящего холода, увидеть своими глазами обитателей океанских бездн в их природной, естественной обстановке. Ведь до самого последнего времени — почти до середины двадцатого столетия — океанологам приходилось довольствоваться лишь тем скудным уловом, который приносили им со дна морей и океанов глубоководные сети — тралы.

Правда, водолазы в тяжелых скафандрах уже не одно десятилетие спускались под воду на стальных тросах, чтобы обследовать и поднять со дна моря затонувшие суда. Но даже самые опытные и физически закаленные редко опускаются ниже 100 метров. А ведь глубины океанов и морей измеряются километрами!

Таких колоссальных глубин не может достигнуть и современная подводная лодка.

Как же быть? Неужели отказаться от вековой мечты человечества проникнуть в бездны Мирового океана, этой «второй Вселенной», занимающей более семидесяти процентов всей поверхности нашей планеты?

Нет, конечно, нет!

В своей увлекательно написанной книге «От „Наутилуса“ до батискафа» современный французский писатель Пьер де Латиль рассказывает о том, как после многих лет мучительных поисков и неудач людям удалось наконец сконструировать батискаф — подводный аппарат, свободно перемещающийся под водой и способный спускаться на дно величайших впадин Мирового океана. Взволнованно говорит он о тех трудностях, которые пришлось преодолеть первым покорителям морских глубин, о тех приключениях и неожиданностях, с которыми они встретились при первых попытках проникнуть в океанские бездны.

И вот перед нами повесть о жизни моря, о подводных исследованиях, повесть, вводящая читателя, может быть, в совсем неведомый ему мир.

Но, к сожалению, в силу ли неосведомленности или по каким-либо другим причинам, автор ни словом не упоминает об успехах в исследованиях морей и океанов, достигнутых русскими учеными до Великой Октябрьской социалистической революции (не упомянуты даже классические исследования С. О. Макарова в Тихом океане) и советскими после революции. Изучению морей придавал большое значение В. И. Ленин, по указанию которого в первые годы советской власти были созданы институты, станции на морях, построены экспедиционные корабли. За последние годы советские исследователи обогатили наши знания о природе морей многими замечательными открытиями.

Наши океанологи работали на дрейфующих станциях в Северном Ледовитом океане; упорно исследовали глубины Тихого и Индийского океанов в плаваниях на «Витязе»; изучали воды Антарктики в рейсах «Оби» к шестому континенту; проводили научные изыскания в Атлантическом океане на борту «Ломоносова». Я упомянул только некоторые плавания, а ведь наша страна посылает каждый год десятки таких экспедиций.

В Советском Союзе впервые в мире была оборудована для научных плаваний подводная лодка «Северянка», и исследователи, спускавшиеся на ней в морскую пучину, сделали немало ценных наблюдений над жизнью глубин.

Именно советским ученым удалось точно установить максимальную глубину Мирового океана — 11 034 метра — в Марианском глубоководном желобе Тихого океана.

Советские океанологи под руководством Л. А. Зенкевича в экспедициях на «Витязе» начиная с 1949 года первыми открыли жизнь на глубинах около 10 километров, опровергнув тем самым господствующее ранее представление о безжизненности громадных глубин океана.

Латиль, не упоминая об этом плавании, признает первенство за датскими учеными, которые провели подобное драгирование в 1951 году в Филиппинском желобе Тихого океана и обнаружили на его дне жизнь.

С борта «Витязя» и других судов было проведено немало глубоководных тралений, которые можно считать рекордными.

Так, вблизи островов Тонга было проведено удачное траление на глубине 10 700 метров.

Исключительное значение имеют советские исследования течений на различных глубинах. Выяснилось, что даже в самых глубоких океанических впадинах нет застойных вод. Вода в океане находится в постоянном движении.

Немало сделано нашими учеными и в создании новой аппаратуры для исследований океана.

Можно сожалеть, что обо всем этом книга Латиля не рассказывает, и в результате она дает не совсем полное представление об общем уровне развития современной мировой океанологии.

Необходимо также отметить, что в главах, рассказывающих о жизни морских животных, автор не всегда строго научно освещает вопросы эволюции, что оговорено нами в специальных примечаниях.

Однако в целом познавательные достоинства книги, о которых говорилось выше, очевидны, и надо надеяться, что она с интересом будет встречена читателями.

Член-корреспондент Академии наук СССР

В. Г. Богоров

От «Наутилуса» до батискафа - i_003.jpg

Глава первая

ПРЕКРАСНЫЕ МЕЧТЫ ЖЮЛЯ ВЕРНА

Персонаж из романа Жюля Верна

Однажды в Париже, во Французской Академии наук, математик Морис д’Окань обратился к своим коллегам с вопросом, какого они мнения о Жюле Верне и его сочинениях. И все академики единогласно заявили, что считают себя в долгу перед великим романистом — не только за те интеллектуальные радости, которые он доставил им в детстве и юности, но и за то направление, которое он дал их мыслям уже в зрелом возрасте.

Позже, в одном из своих научных трудов, французский академик Жорж Клод написал: «Некоторые высказывания капитана Немо долго жили у меня в подсознании и однажды, словно молния, сверкнули в моем мозгу». Этой «молнией» было изобретение термической установки, где разница в температурах между теплой водой поверхности тропических морей и холодной водой глубин дает возможность получать электрическую энергию.

Действительно, Жюль Верн устами своего героя, капитана Немо, высказывает мысль о возможности получения электричества для «Наутилуса» путем погружения проводов на различные глубины, где они будут подвергаться воздействию разных температур.

Находился ли профессор Пикар под впечатлением чудесного образа подводного корабля, созданного творческой фантазией великого романиста, когда задумал свой батискаф? Сам Пикар нигде не говорит об этом прямо. Но он неоднократно заявлял, что страстное желание исследовать подводные глубины родилось у него еще тогда, когда он был ребенком, и в своих устных и письменных высказываниях часто сравнивает себя с капитаном Немо.

Основоположник подводной навигации в Соединенных Штатах Америки Симон Лэк прямо утверждает, что построил бы свою жизнь совершенно иначе, если бы в самой ранней юности его воображение не было потрясено чтением книги «20 тысяч лье под водой».

В 1918 году в США вышла в свет большая книга о подводной навигации. Она начиналась словами:

«Фантастика Жюля Верна стала реальностью сегодняшнего дня».

1
{"b":"650597","o":1}