ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аннотация и Вступление

НЕ САХАРНЫЕ

Ну, привет, город. Город, отобравший у меня все. Я вернулась. Более того, я готова с пинка открыть дверь в твою обитель, спалить тебя дотла и вместе со своей лучшей подругой станцевать на пожарище, с наслаждением вдыхая запах гари. А возможно, и алкогольные пары текилы, выпитой за твое гребаное упокоение в руинах. И да, мы сделаем это под лучшую музыку из моего плэйлиста. Ведь город — старый, но мы — новые.

Вступление

Саманта

Говорят, что существует пять стадий принятия: отрицание, гнев, торг, депрессия и, собственно, само принятие. Кто говорит? Да все. Например, так утверждало то бесчисленное стадо психотерапевтов, качающих бешеные суммы денег из моих родителей. Они приходили по очереди, и говорили мне о том, как важно пройти эти пять ступеней на пути принятия неизбежного, либо своего горя. Но, вот беда, очевидно, этих «лекарей душ» не учили, что все люди индивидуальны. И позвольте рассказать вам о моих личных стадиях принятия, опознанных личным опытом.

Стадия первая: Пустота. Темный непроглядный туман из мыслей и чувств. Как бы хотелось в нем затеряться и никогда не найти дорогу назад, к осознанию реальности.

Стадия вторая: Боль. Боль столь сильная, что ты задыхаешься. Антидепрессанты становятся твоими лучшими друзьями. Но они не справляются, и в итоге ты способен лишь сидеть в одиночестве и считать удары своего сердца, надеясь, что они прекратятся. А если не прекратятся, то почему бы ему в этом не помочь? Да, именно, уже на второй ступени ты считаешь мысли о суициде не такими уж и бредовыми. Ведь это решит так много проблем, верно? Но, оказалось, что я для этого слишком малодушна. Либо слишком сильна.

Стадия третья: Забытье. Знали бы вы, как много существует способов забыть себя. Хотите, накину парочку вариантов? Ловите: экстрим, азарт, драйв, музыка, клубы, алкоголь, наркотики… Но не секс. Секс для тех — кто хочет близости. Мне она к черту не сдалась.

Стадия четвертая: Месть. Всепоглощающая жажда мщения, которую необходимо утолить.

Стадия пятая: Принятие.

Сейчас я на четвертой ступени своего личного выздоровления. И я приглашаю вас со мной.

Глава 1. Новенькая

Глава 1. Новенькая

— Нет, только послушай меня! Прошло уже два месяца с начала учебного года, но не произошло ничего интересного. Я повторяю: ни-че-го. Ноль происшествий. Зеро. Пусто. Дырка от публика! — Питер яростно взлохматил рыжие волосы и с ожесточением захлопнул дверцу шкафчика. Защелкнув замок, он для убедительности ударил по нему кулаком, будто шкаф был в чем-то виноват. Впрочем, этот многострадальный ящик был знаком с нравом парня уже полтора года, и привык стойко и терпеливо выносить побои.

Дэниэл лишь усмехнулся, глядя на друга и перебирая тетради в соседнем шкафчике, с дверцей, чья внутренняя сторона была завешана всевозможными стикерами с пометками и отрывками стихотворений. Ну да, новый учебный год начался довольно спокойно. Даже на Хэллоуин, который уже завтра, им не удастся поднять на уши учебное заведение, носящее гордое название «Высшая академия искусств stART». И если вы думаете, что эти два парня — завзятые хулиганы, то вы ошибаетесь. Обычные подростки: не слишком популярные, не слишком изгои, со своими плюсами, минусами и тараканами в голове.

Дэниэл и Питер дружили столько, сколько помнят свою сознательную жизнь, а если верить черно-белым фотоснимкам из семейного архива: еще больше. Дэниэл — высокий брюнет с тепло-карими глазами, большую часть времени спрятанными за черными квадратами очков, и спортивной фигурой. Он обладал незаурядным интеллектом, но основную часть своей сообразительности направлял на проказы. Точнее, чтобы сделать их ловкими, и не дать своему рыжему другу попасть впросак. В итоге даже его высокие оценки не могли заставить учителей смириться с неуемным чувством юмора и волнами сарказма. Питер — чуть более низкий, чуть более худой, и, как вы поняли, потрясающе рыжий был вечным подельником во всех затеях друга. Впрочем, любая шутка парней была четко продумана, взвешена и, в основном, безобидна. Выходить за рамки дозволенного или закона? Никогда. Ну, они так думали на данный момент…

— Может, изредка не влипать в неприятности тоже полезно? Ну, так, для разнообразия. Хочу напомнить, что именно я чуть ли не был отчислен в прошлом году.

— Это чистая случайность. — Возмутился Пит. — И вообще, что ты планируешь рассказывать внукам в старости? О тесте по математике?

— Прости, но не в моих силах заставить разверзнуться небеса, чтобы избавить тебя от скуки. И о внуках я как-то не думаю.

Рыжий хмыкнул и полез в школьную сумку, чтобы выудить оттуда шоколадку или еще что-нибудь съестное. Дэниэл же перевел взгляд в конец коридора, в этот самый момент входная дверь в школу распахнулась, и сердце парня упало в район желудка, чтобы в кульбиде вернуться в прежнее положение, с утроенной силой качая кровь. Брюнет вцепился в локоть друга, разворачивая его лицом к выходу и, поправив очки, сглотнул:

— Не знаю как тебе, но мне уже не скучно.

В дверном проеме остановилась она. Девушка с длинными густыми волосами цвета темного жженого сахара и большими, пронзительно серыми глазами. Ее кожа была золотистая, такой загар был непривычен для местных жителей, которые летом прятались от солнца и зноя всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Но девушка решила побить все рекорды по выделению из общей массы: ее одежда, на большую часть состоящая из кожи, явно не соответствовала школьному дресс-коду. Бедра ее обтягивали черные кожаные шорты, на ногах: высокие сапоги на огромном каблуке. Образ дополняла белая майка с достаточно глубоким вырезом и черная косуха с заклепками. На левой руке была одна перчатка без пальцев.

— Готов поклясться, она оставила где-то на школьной стоянке байк. — Пробормотал Дэниэл, зачарованно оглядывая незнакомку.

Впрочем, такое зрелище привлекло не только его внимание: каждый в коридоре оторвался от разговоров и шкафчиков, и, кто неуверенно, а кто нагло взирал на пришедшую. Девушку внимание совершенно не волновало, она, разве что не зевая, обвела скучающим взглядом коридор, подвинула черный рюкзак, висящий на плече и от бедра направилась прямо по коридору. Преследуемая нарастающим перешептыванием, она уверенно двигалась вперед. Единственный взгляд, который она бросила в сторону, был направлен на Дэни. В этот миг, когда их взгляды пересеклись, будто волны статического электричества прошли по всему его телу. Более того, он явственно заметил, как уголок ее губы дрогнул в еле заметной улыбке. Она улыбалась ему. И нет, это не мираж. Лишь когда девушка проплыла мимо, парень снова начал дышать.

— Эй, она посмотрела на тебя. — Питер подтолкнул друга плечом.

— Ага. Сложно было не заметить, поскольку конкретно в этот момент я случайно забыл, как именно надо дышать.

— О, ты бы произвел на нее впечатление, если бы умер у ее ног от недостатка кислорода. — Засмеялся друг.

— Как думаешь, она наша новенькая? — Проигнорировал колкость Дэниэл.

— Ну, по крайней мере, не преподаватель. Хотя, я бы не отказался у нее поучиться. — Тонкие губы Пита растянулись в довольной улыбке, парень явно представлял сцену обучения у профессорши, и в этой сцене она регулярно роняла мел… — Ау, ты чего?

Дэни, отвесивший другу подзатыльник, улыбнулся:

— Ты слишком громко мечтаешь.

Питер не успел возразить, их прервал один из ТОП нелюбимых звуков всех школьников и студентов планеты Земля: звонок на урок.

— Черт, литература. — Простонал Питер, захлопывая шкафчик и направляясь в сторону кабинета.

— Yeah, литература! — С энтузиазмом откликнулся Дэниэл. Такой адарт заставил его друга закатить глаза и проворчать:

— Поэт до мозга костей, чтоб тебя…

Дэниэл услышал Питера и, замерев посреди уже полупустого коридора, с выражением продекламировал:

1
{"b":"651107","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город женщин
Темные века европейской истории. От падения Рима до эпохи Ренессанса
История елочных игрушек
Призрак в поместье
Принеси мне удачу
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Порченый подарок
Здоровое питание каждый день
Навстречу миру