ЛитМир - Электронная Библиотека

====== Глава 1. Неудачный прыжок ======

Главный шлюз «Нормандии» с шипением открылся. Члены штурмовой команды, вымотавшиеся до предела, местами раненные и обгоревшие, вваливались в грузовой отсек, не обращая внимания ни на ранги, ни на расы, ни на что-либо ещё. Миссия увенчалась успехом. Протожнец был повержен, Коллекционеры серьёзно потрёпаны, а ядерный заряд, расположенный в самом центре станции, спокойно ждал команды на подрыв, готовясь превратить рассадник марионеток Жнецов в обгоревшие, фонящие радиацией обломки.

Джон Шепард, припадая на правую ногу, по которой прошлось скользящее попадание из излучателя Коллекционеров, уселся на ближайший ящик и медленно выдохнул. Всё наконец-то было закончено. Конечно, Жнецы ещё ждут где-то в глубинах далёкого космоса, готовясь атаковать. Но более насущная проблема, Коллекционеры, были обречены на гибель в очистительном ядерном огне. Кроме того, наконец-то появилась уверенность в том, что, может быть, расам Цитадели всё-таки удастся надрать задницу космическим креветкам — только что, буквально пару часов назад, Джон лично отправил протожнеца, мерзкую пародию на человека, в персональный кибернетический ад. А если смог он, смогут и другие. Исчезло то ощущение непобедимости и неотвратимости угрозы, нависшей над всеми разумными расами. Жнецы тоже могут истекать кровью, или что у них там было вместо неё, Жнецы тоже могут умирать. Жнецов можно победить. И, зная это, Джон не смог удержать себя от тихого смеха.

После тщательной проверки своего костюма на предмет повреждений, Тали’Зора нар Райя рухнула рядом с Джоном на ящики, нащупала его руку и уткнулась маской ему в плечо, тихо пробормотав:

— Мы сделали это…

— Да, — Джон улыбнулся под шлемом брони, — мы это сделали.

Он оглядел десантную группу, собравшуюся вокруг своего командира. Грюнт, побитый, продырявленный в стольких местах, что сосчитать было сложно, радостно скалил зубы, довольный прошедшей битвой. Мордин и Джейкоб сновали между членами отряда, проверяя их на ранения и оказывая первую помощь. Джек о чём-то тихо разговаривала с Самарой, древняя азари-юстициар внимательно слушала бывшую заключённую, не обращая ни малейшего внимания на грубую речь и постоянные ругательства последней. Миранда стояла, прислонившись к стене, скрестив руки и глядя на остальных через хромированное остекление шлема. Гаррус и Заид обсуждали прошедшую битву, наёмник, одной рукой держась за бок, ожесточённо махал левой, показывая турианцу как он крошил проклятых тварей своей верной винтовкой «Джесси». Касуми Гото нигде не было видно, но на то она и Касуми — Шепард смутно подозревал, что без своего стелс-костюма харизматичная воровка потеряет весь смысл жизни и впадёт в депрессию. Тейн, стоя в углу, держал сложенные вместе руки, тихо шепча себе под нос слова молитвы. Легион молча обозревал происходящее. Его броня была ещё более потрёпанной, чем раньше, а из плечевого соединения время от времени, с радостным щёлканьем, стреляли белые искры.

Повысив голос, Шепард обратился ко всей десантной группе:

— Друзья! Сегодня мы доказали, что слово «невозможно» придумали трусы! Мы надрали задницу Коллекционерам и их повелителям! Мы показали, что с расами Цитадели стоит считаться! Пусть они шлют своих слуг, пусть приходят сами! Покуда в нашей галактике есть такие бойцы как вы, Жнецы могут катиться к чёрту! Я горжусь вами. Всеми вами. А теперь — всем провериться у Чаквас и отсыпаться. СУЗИ, Джокер, уводите нас из этой грёбанной дыры!

Отозвавшись хором «есть коммандер», «да», «так точно», «ясно, мамочка», команда потянулась к лифту. Из интеркома раздался голос Джокера:

— Капитан, на всякий, я не советую снимать в трюме шлем. У нас тут здоровенная дыра в обшивке, малейший сбой масс-поля и все, кто в ангаре, будут вакуум нюхать.

— Понял, Джокер, — ответил Шепард. Повернувшись, он посмотрел на девушку, уткнувшуюся ему в плечо.

— Тали.

Кварианка ничего не ответила, лишь крепче вцепившись в его руку всеми шестью пальцами. Тихо вздохнув, Шепард аккуратно поднял хрупкую девушку на руки и понёс к лифту. Тали что-то пробормотала во сне и тихо вздохнула. Джокер издал заливистый свист через интерком.

— Иди в задницу, Джокер, — тихо произнёс Шепард, — я в свою каюту. Не буди меня в ближайшие десять часов, даже если начнётся вторжение Жнецов.

— Понял, шеф! — весело откликнулся пилот, — через пять минут отправляемся!

— А, кстати, — Шепард остановился, — СУЗИ, дверь каюты доктору Чаквас не открывать. Совсем не открывать. Никак. Скажи ей, что для мира меня нет.

— Вас поняла, капитан, — откликнулась ИИ.

Перехватив Тали поудобнее, Шепард зашёл в лифт. Коллекционеры были повержены, их база в ближайшие несколько секунд превратится в фейерверк из обломков, что бы там ни заявлял этот призрачный мудак с комплексом Наполеона, а потрёпанная старушка — «Нормандия» — отправится домой. Что могло пойти не так?

В тот момент, когда «Нормандия», осторожно маневрируя среди гор космического мусора, подлетала к ретранслятору, ядерная бомба, оставленная командой Шепарда, детонировала, даря окружающему пространству гигаджоули тепловой энергии, разрывающие оболочку станции ударные волны, а так же бодрящий душ жёсткого радиационного излучения. Не выдержав столь варварского к себе отношения, реактор станции рванул, добавляя львиную долю в буйство энергий, прокатывающихся по космическому пространству как волны, от брошенного в воду камня. Мощнейшие (даже по меркам ядра галактики) излучения настигли корабль и реле ровно за считанные доли секунды до того, как произошёл сверхсветовой скачок. В любой другой момент, на любом другом ретрансляторе, это бы ни на что не повлияло — встроенные сотни тысяч лет назад предохраняющие системы не позволили бы совершить масс-прыжок, пережидая интерферирующее с масс-полями излучение. Но ретранслятор «Омега-4» был не в самом лучшем своём состоянии — годы и тысячелетия нахождения чуть ли не в самом центре галактики, воздействия самых оригинальных видов излучений и столкновения с миллионами различных космических объектов оставили на нём свой след. Поэтому, под воздействием радиационного удара, от которого на миг вспыхнули щиты «Нормандии», титанические масс-ускорители сместились, энергетические поля сменили конфигурацию, а сложные вычислительные системы допустили небольшой сбой. Всё это было исправлено за считанные доли секунды, но именно этих долей не хватило «Нормандии» для безопасного прохода. Буйство эффектов массы, придавших сверхсветовую скорость кораблю, бросило судно на неизведанный путь, бесконечно далёкий от привычных маршрутов.

*

Шепард открыл глаза. Его приветствовал потолок капитанской каюты синего цвета, со встроенными лампами, горящими приглушённым, «ночным» светом. Взглянув на инструментрон, Джон нахмурился — прошло восемь часов и пятнадцать минут. Рядом, замотавшись в одеяло как в кокон, всё ещё спала Тали — истощённая боем и болезнетворными бактериями, проникшими в костюм кварианки из-за, можно сказать, не связанной с боем активности. И не похоже, что она собиралась вставать. Тихо поднявшись с кровати, Шепард осторожно прошёл в душ. Быстро сполоснувшись и надев форму, он черкнул записку для Тали, положив её на прикроватный столик рядом с фотографией девушки, и направился к лифту.

— СУЗИ, доклад, — коротко произнёс он. Голографический интерфейс ИИ материализовался на ближайшей консоли.

— На данный момент мы всё ещё находимся в масс-прыжке, Шепард. Ожидаемое время выхода — три часа…

Корабль еле заметно качнуло. Шепард, привычный к долгой жизни на кораблях, нахмурился. Подобный рывок мог означать только одно: корабль вышел в нормальное пространство, освободившись от энергетического поля ретранслятора. Но как это могло быть, если расчёты СУЗИ говорили, что им ещё несколько часов до выхода?

Интуиция Шепарда, развитая постоянными выходками его нелёгкой судьбы, тут же подсказала хозяину, что что-то тут не так.

— Капитан Шепард, срочно пройдите в рубку пилота.

1
{"b":"651219","o":1}