ЛитМир - Электронная Библиотека

– У вас плохое зрение, – услышала она.

Невеста не сводила с водителя близоруких глаз, а он произнес это и, как ей показалось, улыбнулся.

– Что? – кое-как разлепив губы, выдавила она.

– Я говорю, что, судя по всему, у вас плохое зрение, вы постоянно щуритесь. У вас появятся раньше времени морщины, уж поверьте мне на слово.

– Думаю, до морщин я вряд ли доживу, – проговорила барышня и посмотрела в тонированное окно. – Если только сегодня не состарюсь, что, как понимаете, сомнительно.

– Неудачное замужество? Он старый и лысый?

– Он молод и вполне ничего. Большинство моих знакомых сочли бы его за подарок Судьбы.

– Но не вы? – продолжал беседу Вадим. Он точно знал, что там, у кромки паники, так важны нормальные, простые слова. Его бабушка говорила так:

– Когда человек теряет голову от боли, страха и просто неизвестности, нужно с ним говорить. Неважно о чем, хоть о борще или шампуне, лишь бы оппонент отвечал и присутствовал при этом «головой»…

– Что? – опять спросила девушка и посмотрела на Вадима, щурясь. – У меня почти минус восемь. Какой у вас автомобиль?

– «Опель Вектра», очень старый, – сознался парень.

Она усмехнулась:

– Я сослепу перепутала вашу машину с «Рено», представляете?

– Вы же говорили, что целый месяц готовились, как же вы про очки не подумали?

Тут девушка посмотрела на него, и тень скользнула по ухоженному лицу. Вадима будто водой окатило.

– Я обронила очки, когда споткнулась на складе. Они просто спрыгнули с моего носа, завалившись куда-то между коробками. Искать их, как понимаете, я не стала.

И вновь отвернулась к окну. Вадим смотрел и понимал, что всё, что случайная пассажирка говорит, – правда от первого до последнего слова. И еще, видимо, для нее это был единственно возможный вариант. Это всё равно, что играть с Судьбой в покер. У тебя могут быть какие угодно хорошие карты, но и у нее в рукаве может сидеть джокер.

– Туфлю вы потеряли на том же складе?

Девушка опустила глаза вниз и покраснела, одернув юбку. Причем не просто покраснела, а словно вспыхнула. Секунду назад была бледнее обезжиренного молока, раз – и красная, как кумач.

– Простите, – пробормотала она, пряча глаза.

Вадим вздохнул. Он устал, он чертовски устал. Лишь одна мысль была слабым утешением: впереди два дня выходных. Больше всего на свете ему хотелось горячего душа и просто обжигающего чая. А потом можно рухнуть на новый огромный матрац – кровать обещали привезти на следующей неделе – и проспать до вечера, если Алька не станет приставать, глядишь, он сможет спать хоть до завтрашнего утра. Было бы весьма неплохо. О да! Есть только маленькое «но», и это самое «но» в данный момент сидело на заднем сиденье его машины. Да и, судя по комплекции, на маленькое это самое «но» не тянуло…

Сбежавшая невеста не кусала губы, не стенала, не плакала. Лицо не выражало никаких эмоций. Ледяное спокойствие, просто арктическое. Только на скулах два небольших красных пятна. Светло-русые волосы гладко зачесаны к затылку, лишь прядь затейливо уложена сбоку. Открытый высокий лоб, очерченные скулы. Некая припухлость лица нисколько не портила. Только грудь тяжело поднималась в затянутом корсете. Судя по всему, его шнуровали в четыре руки.

Наверно, она из-за него так прямо сидит – подумал парень. Он старался смотреть в лицо и не опускать глаза ниже линии декольте, так как грудь норовила вырваться из тисков. – Такая красота явно доморощенная и без всякой силиконовой примеси. Интересно, у нее четвертый или всё же пятый номер?

Вот ведь черт! Ну почему с ним всегда так? За столько лет работы в индустрии красоты он привык оценивать людей по их виду. Он на раз отличал «надутые химией» части тела от настоящих, платье кутюрье – от недешевой подделки. Даже сейчас, вместо того, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию, Вадим прикидывал стоимость бриллиантовых капель. Сумма получалась какая-то, прямо-таки, неприличная. Даже по скромным подсчетам.

– Попытка бегства провалилась на начальном этапе – звери были пойманы и вновь водворены в привычные клетки, – проговорила пассажирка и посмотрела на Вадима. Прищурилась на краткий миг и взялась за ручку двери. – Спасибо большое.

– Э! Вы куда? Стойте же!

Он еще не до конца осознал, что и, главное, зачем делает, а уже выскочил из машины, распахнул заднюю дверь и плюхнулся рядом с удивленной девушкой.

– Послушайте, я вам, правда, благодарна, но мне нужно идти, – проговорила она.

– Вы решили вернуться к своему благоверному?

– Что?

– Я говорю, вы решили вернуться к нему?

– К кому? К Борису? Да вы что! Он со мной такое сделает! Такое… да мне даже представить страшно! – воскликнула она и протяжно всхлипнула. Вадим смотрел на нее, не отрываясь. Девушка часто заморгала и загнала-таки слезы обратно.

Всё очень непросто, настолько непросто, что ей жутко от одной мысли о возвращении. Серьги и кулон явно не подарок жениха. Сейчас такие просто не делают, у современных ювелиров не хватает для этого вкуса и изящества. Девочка она вполне небедная, а это значит, что деньги тут не причем. Что же за человек этот Борис? Бандит? – подумал стилист.

– Послушайте, давайте немного успокоимся и поразмышляем. Вы сами сказали, что готовились к побегу месяц. Что у вас было дальше по плану? Собирались покинуть страну?

– Нет. Не могу же я вылететь по подложному паспорту, в конце концов, это же не триллер. Я собиралась остаться в городе, к зиме планировала перебраться в Москву. Если хочешь спрятать дерево – спрячь его в лесу.

– Куда вас должен был отвезти этот… как там его?

– Михаил?

– Да, Михаил.

– Я сняла через приятельницу квартиру, сегодня должна отдать оставшуюся сумму.

– Ваши вещи там?

– Вещи? Вы имеете в виду одежду? Нет, я не могла таскать из дома баулы и тюки со скарбом. Да и к тому же, буду отсиживаться в квартире как минимум недели две. Так что всё, что для жизни необходимо, закуплено и ждет.

– Где?

Тут девушка, прищурившись, вновь посмотрела на него.

– А вам это зачем? – вдруг спросила она. И спросила-то спокойно, но в ее голосе Вадим услышал нотки недоверия.

– Послушайте, – вздохнув, сказал он, – я ужасно устал. Я уже вторые сутки на ногах. При этом понимаю, что вам необходима помощь. Вы не сможете вот так просто выйти даже из машины. Вас запомнят все. Как вы думаете, кто по статистике больше бросается в глаза: клоун или невеста?

Пассажирка всё так же с недоверием взирала на парня.

Куда я лезу? – мелькнуло у него в голове.

– Невеста. Ее видят все. Девочкам помладше она напоминает принцессу-Золушку, постарше оценивают платье и прическу. Девушки обращают внимание либо из-за того, что собираются под венец, а если замужество им по каким-то причинам не светит – из зависти. Женщины думают о своем удачном или неудачном браке и так далее. В общем, если хотите привлечь всеобщее внимание, то, пожалуйста, можете идти на все четыре стороны. Хоть сейчас.

– Я не поняла, вы мне помощь предлагаете? – проговорила она.

Вадим опять вздохнул.

– Верите в Ангела Хранителя?

– Не очень.

– А зря! Ваш вот позаботился и меня отправил. Если вы хотите затеряться в этом городе, то я тот, кто может вам в этом помочь, – без лишней скромности изрек он, – так как я стилист.

– Стилист?

– Я изменю ваш облик так, что ни мать родная, ни жених не узнают. Естественно, не бесплатно. Сейчас постараемся придать вам иной образ, – сказал он и достал свою рабочую сумку, – чтобы можно было спокойно выйти из машины.

Девушка не возражала, хотя и не выказывала радости. Вадиму казалось, что она плохо соображала из-за потрясения. Своего рода состояние аффекта. В машине было не развернуться. Да и рост у его пассажирки был какой-то гренадерский.

– Самое главное, убрать фату, где-то у меня был парик. Правда, цвета пожарной машины. Но это даже к лучшему. Вот только из вещей ничего нет, – проговорил парень.

2
{"b":"651516","o":1}