ЛитМир - Электронная Библиотека

Лилли улыбнулась и помогла мне приготовить наряд. Затем принесла чай и бутерброды, но я слишком разнервничалась, чтобы есть.

Император был чертовым премьер-министром британской магии! Что, если я не пройду испытание? Что, если в действительности я никакая не чародейка? И если разочарую их… что тогда со мной сделают?

4

Лилли помогла мне зашнуровать небесно-голубое платье, после чего посадила меня перед зеркалом, чтобы собрать волосы.

– Простите, если это выглядит ужасно, мисс. У меня не было времени, чтобы научиться делать прически. – Девушка закрепила волосы шпильками, но оставила две вьющиеся пряди по бокам. В качестве финального росчерка горничная побрызгала меня цитрусовым парфюмом и захлопала в ладоши: – О, мисс! Может, цвет платья вам и не совсем подходит, но выглядите вы чудесно!

Девушка в зеркале просто не могла быть мной. В Бримторне я никогда не придавала особого значения своей внешности и одевалась в бесформенную серую форму, которая старила меня лет на десять. Теперь мои плечи были оголены, а рукава-колокольчики расходились на локтях, из-за чего мои руки казались очень изящными.

– Лилли, ты творишь чудеса, – выдохнула я, любуясь фасоном платья. Девушка покраснела. Я выпрямила плечи и кивнула своему отражению: – Думаю, время пришло.

На нервной почве у меня скрутило желудок. Я покинула спальню и спустилась по лестнице, молясь о том, чтобы не наступить на подол юбки. На втором этаже замерла, схватившись за перила. Я совершенно растерялась, куда мне идти дальше. Передо мной было десять дверей, и все закрыты. Где же чертова гостиная?! Я посмотрела по сторонам. Возможно, мне стоит побродить по этажу, пока не наткнусь на кого-нибудь из слуг?

Слева послышались голоса. Одна из дверей оказалась приоткрыта. Я с облегчением подошла к ней и собралась было постучать, как тут услышала свое имя. Остановилась и заглянула внутрь. Комната походила на кабинет. Она была маленькой, и большую часть пространства занимали стол и несколько книжных полок. Перед камином сидели два джентльмена и обсуждали меня.

Один из них был Агриппа. Он, сидя ко мне спиной, говорил:

– Я не стану тебе указывать, Джордж, особенно если учесть тот факт, что скоро ты будешь одобрен королевой. Но когда я прошу тебя встретить кого-то, ты должен быть дома. Это ясно?

Молодой человек, стоявший перед Агриппой, был хорошо мне виден. Он был красив, с лицом характерной лепки и черными как смоль волосами. Агриппа назвал его Джорджем. Святые небеса, это же сам лорд Блэквуд! До чего же он молод!

Колгринд и учителя отзывались о лорде Блэквуде с таким благоговением… Все детство мне напоминали о том, как же мне повезло жить под опекой графа. И вот настал момент, когда я с ним познакомлюсь! Я схватилась за дверную ручку, пытаясь успокоить нервы, и собралась уже войти, как тут Блэквуд сказал:

– При всем уважении, сэр, я не вижу смысла в такой суматохе из-за приезда какой-то деревенской девушки. Она подождет. – В его голосе слышалась скука, и он лениво облокотился на каминную полку.

Я прикусила язык, чтобы не зарычать от злости.

– Никогда не считал тебя грубияном, – раздраженно ответил Агриппа. – Пока ты живешь в моем доме, то должен относиться к этой девушке с уважением. Она не заслуживает подобного обращения.

Блэквуд пожал плечами и продолжил:

– Уверен, она умная и очаровательная, как вы и описали. Но я не представляю, что вы будете с ней делать.

– Готовить к одобрению, естественно! – Агриппа не на шутку рассердился.

Лорд покачал головой. Его лицо посуровело.

– Мы сделаем все возможное, но, учитывая ее происхождение, я сомневаюсь, что она на это способна.

Мои щеки зарделись. Пришлось впиться пальцами в ладони, чтобы меня внезапно не охватило пламя.

– Лучше держи эти мысли при себе, когда встретишь юную леди, – отчеканил старый чародей.

Воспользовавшись случаем, я постучала и вошла в кабинет. Лорд Блэквуд небрежно осмотрел меня с головы до пят. Несомненно, осуждая все, что видел.

Агриппа тихо ахнул и отвернулся. Я скривилась, вспомнив, что на мне платье его мертвой дочери. Господи!.. Тем не менее я же не могла снять его прямо здесь.

– Добрый вечер, – поздоровалась я; голос не дрогнул. Отлично.

– Вы, должно быть, мисс Хоуэл, – произнес Блэквуд с нотками безразличия в голосе.

Каков наглец! Я выдавила улыбку:

– А вы, должно быть, лорд Блэквуд. Рада знакомству. – Я присела в реверансе, и, если быть откровенной, сделала это довольно элегантно. – Как приятно наконец встретить своего благодетеля! Если вы не знали, я росла в Бримторнской школе для девочек. На территории Сорроу-Фелла.

– Да, я знаю, где находится эта школа. – Лорд Блэквуд присмотрелся ко мне. Его глаза были зелеными и раскосыми, как у кошки.

– Я упомянула об этом только потому, что не припоминаю, чтобы вы нас навещали. Многие бримторнские девушки всегда мечтали хоть одним глазком увидеть нашего благодетеля. Только подумать, я проделала весь этот путь в Лондон, чтобы встретить вас! – Мой голос оставался дружелюбным, улыбка – естественной. Я не собиралась показывать, что граф задел мои чувства.

Блэквуд засопел:

– Простите мое отсутствие. К сожалению, в военное время мое внимание могут привлечь только самые насущные вопросы.

В моей ладони вспыхнула искра. Мне удалось погасить ее, но лорд все заметил.

Агриппа протянул мне руку:

– Что ж, перейдем в гостиную?

Мы неспешно вышли из комнаты, Блэквуд плелся сзади. Я стиснула зубы. Граф Сорроу-Фелла оказался совсем не таким, каким я его себе представляла.

* * *

«Сомневаюсь, что она на это способна», – сказал Блэквуд. Словно все было уже решено. Словно это было легко. Мои и без того расшатанные нервы были натянуты до предела, когда мы вошли в гостиную, где ждали остальные юноши. Волосы на моем затылке встали дыбом, пока они оценили мой новый гламурный образ. Челлини поднял бровь. Ди ухмыльнулся и пихнул Магнуса в бок.

Агриппа провел меня к дивану, чтобы познакомить с двумя джентльменами из Ордена.

Один из них встал и представился Августом Пейлхуком, главным хранителем города.

– Ну разве вы не красавица, милая? – воскликнул он, склоняясь над моей ладонью. – Такая прелесть – услада для усталых глаз старика. – Его голос был мягким, но неласковым. Мужчина повернулся к Агриппе: – Корнелиус! Как всегда, рад тебя видеть. Какой костюм! – продолжил он, проходясь взглядом по камзолу старого чародея. – М-м-м, какой шарф. Это цвет индиго? Из ателье на Севил-роу? Какой модный фасон! Ты всегда с умом подходил к выбору наряда.

– Как и ты конечно же, – сказал Агриппа и поклонился.

С виду Пейлхук вовсе не внушал страх – худощавый мужчина с редеющими рыжими волосами. В битве такого бы никто не устрашился. Но взволнованное поведение Агриппы и то, как Пейлхук улыбался, словно заработал очко в какой-то тайной игре, намекали, что с ним шутки плохи.

В голове загудело, когда Агриппа повернул меня и представил Горацию Уайтчерчу – самому императору! Он не встал и не пытался поцеловать мне руку. Не знаю, чего я ожидала от главы британской магии. Скорее всего, он окажется каким-нибудь великаном, по венам которого течет природная сила. Вместо этого я обнаружила пожилого мужчину с влажными глазами-бусинками. Я сделала реверанс. Он даже не улыбнулся.

– Ну что, начнем? – спросил император и тут же закашлялся.

Было крайне важно произвести на него неизгладимое впечатление. Пейлхук аккуратно взял мою ладонь в свои сморщенные руки:

– Вы готовы, дорогая?

– Да, – соврала я.

– Тогда пойдемте.

Пейлхук подвел меня к кругу из семи камней, выложенных на ковре перед очагом. Камни были гладкими и черными, и на каждом значился новый символ: кинжал, круг с крестом внутри, перевернутый треугольник, язык пламени, глаз, прямоугольник и пятиконечная звезда. До чего странно было видеть эти чудные предметы, лежащие на восточном ковре перед камином в великолепном лондонском особняке!

11
{"b":"652212","o":1}