ЛитМир - Электронная Библиотека

– Потому что наша кухарка приготовила целых два сливовых пудинга по моей просьбе. Меня тошнило всю неделю, но, поверьте, оно того стоило.

– Нет! – Я закатила глаза. – Почему вы так счастливы сейчас?

– Потому что вы станете чародейкой! Как по мне, мысль о том, что женщина может обладать чарами, просто превосходна. Эти скучные собрания и приемы Ордена станут куда более оживленными, если разбавить их несколькими юбками.

Мы медленно побрели по коридору к моей спальне.

– Что ж, звучит так, будто вы воспринимаете женские чары вполне серьезно.

– Я ничего не воспринимаю всерьез, но меня восхищает мысль о женщинах, творящих магию. Знаете, меня ведь вырастили именно женщины. Мама и бабушка, да упокой Господь ее душу. У меня была гувернантка, мисс Уоткинс, которую я просто обожал. Дамы гораздо умнее джентльменов. Они умеют наслаждаться приятным разговором и хорошими развлечениями – две вещи, без которых я не представляю свою жизнь.

– Для вас жизнь просто игра, не так ли? – спросила я, находясь под впечатлением от откровений Магнуса.

– Я всегда нахожусь в поисках достойного противника, – засмеялся он, останавливаясь перед моей дверью. – Знаете, мне кажется, наше знакомство не задалось. Давайте сделаем вид, что ничего этого не было, и представимся друг другу заново, как вам идея? – Магнус низко поклонился. – Я мистер Джулиан Магнус, ваш покорный, смиренный и вечно преданный слуга. А вы, мисс?

– Генриетта Хоуэл.

Нельзя смеяться!

– Очень приятно, мисс Хоуэл. Пожалуйста, можете звать меня мистер Магнус или просто Великий. Та к «Магнус» переводится с латыни.

– Я это знала.

– Вы настоящий гений! Что ж, пора отчаливать. Адье. Доброй ночи! – И Магнус прикоснулся нежными губами к моей руке, а затем ушел.

Я непременно вспомню, каким этот молодой человек бывает надоедливым, как только перестану улыбаться.

6

Перед зеркалом сидела плачущая Гвендолин Агриппа и расчесывала свои роскошные волосы гребнем из слоновой кости. Я хотела прикоснуться к ее плечу, но девушка отпрянула с исказившимся от ярости лицом.

Тук-тук-тук.

У подножия моей кровати сидел старый темнокожий колдун в разноцветном плаще.

– Я так и знал, – сказал он.

Это определенно был сон. Все в комнате было как в тумане, кроме моего гостя.

Колдун погрозил мне пальцем:

– Так и знал!

– Что знали? – спросила я.

– Иди на Полпенни-роу и купи тотем, чтобы получить ответ.

Тук-тук-тук.

– Хватит стучать по спинке кровати!

Мужчина пожал плечами:

– Я и не стучу. Наверное, это кто-то за дверью.

* * *

Я проснулась от ярких лучей солнца, льющихся через окно. Села, потерла глаза и замерла, вновь услышав стук.

– Кто там? – крикнула я, но никто не ответил.

Впечатление, будто что-то било по спинке кровати.

Повернув голову, я обнаружила совершенно неподвижную полированную деревянную палку на соседней подушке. Натянула одеяло на подбородок.

– Привет! – довольно глупо поздоровалась я.

Но что еще можно сказать этому загадочному объекту?

Посох был длиной примерно в полметра… посох…

– Ты мой? – прошептала я, беря его в руку. А затем выругалась, почувствовав на секунду слабый пульс, как у живого существа.

При моем прикосновении дерево вытянулось и сжалось, как мокрая тряпка, которую взяли за два конца и выжали. Когда оно успокоилось, то уже не выглядело гладким и полированным. Чья-то невидимая рука выгравировала на нем чародейские символы огня, воды, земли и воздуха. На рукоятке появилась пятиконечная звезда. Вдоль всей длины посоха вырос усик из резных листьев плюща.

Я обвела рисунки дрожащими пальцами. Он – мой! Господи, он – мой!

Откинула одеяло и вскочила на пол, вертя посох в руках.

Тут зашла Лилли с подносом чая и ахнула:

– Он волшебный?

Я указала посохом на девушку, и по комнате пронесся порыв ветра, раздувая ей юбку. Лилли подскочила, и с подноса слетела чашка, разбившись на мелкие осколки.

– Мне так жаль! – Я откинула посох на кровать и поспешила помочь горничной.

– Все нормально, мисс. – Лилли присела рядом со мной, чтобы собрать осколки.

Когда наши взгляды встретились, мы разразились хохотом. У меня был чародейский посох! Что такое разбитая чашка в сравнении с этим?

* * *

Лилли подобрала мне яблочно-зеленое повседневное платье, которое сидело на мне чуть лучше, чем голубое. После того как горничная придала мне презентабельный вид, я взяла посох и спустилась в комнату для завтрака. Блэквуд, Ди и Магнус уже были там. Лорд, стоя у окна, попивал чай. На нем не было жакета – поразительно видеть его в одной лишь рубашке. Ди молча ел яйца. Магнус дремал, развалившись в кресле.

Блэквуд отвернулся от окна и заметил меня.

– Мисс Хоуэл! – опешил граф, подбегая к стулу, на котором висел жакет. – Прошу прощения, я забыл, что теперь с нами живет женщина. – Одевшись, он кивнул остальным. Ди встал, а Магнус сонно заморгал. – Ну что, выспались?

– Да, благодарю за беспокойство, – ответила я.

Через секунду Ди заметил, что я держу в руках.

– У нее есть посох! – воскликнул юноша.

Они с Магнусом тут же собрались вокруг меня. Я гордо вытянула его перед собой.

– Только посмотри на эти рисунки! – восхищался Ди.

– Она – настоящая чародейка. – Магнус зевнул и похлопал меня по спине.

Блэквуд присел за стол и посмотрел на меня поверх чашки.

– Я рада, что все так хорошо сложилось. Меня немного обеспокоило, когда я обнаружила посох на своей подушке. Кто его туда положил?

– Прошлой ночью магистр Агриппа оставил его за вашей дверью, но посох сам пришел к вам. Он сделал свой выбор, – ответил Блэквуд. – Он ваш на всю оставшуюся жизнь. – Джентльмен окинул меня цепким любопытным взглядом. – Надеюсь, посох вас устраивает. Он был вырезан из ствола дерева, растущего в волшебной березовой роще, растущей на территории Сорроу-Фелла.

– Я постараюсь его не сломать, – улыбнулась я.

– Не ломайте. Другого у вас уже не будет. – Глаза Блэквуда округлились.

– Да, я понимаю. Это была шутка, – пробормотала я.

– Связь с посохом достается дорогой ценой. Большая часть ваших сил теперь в нем. Если посох сломается, вы умрете.

– Я знаю, необязательно говорить со мной, как с несносным дитятей!

Может, меня и не растили как чародейку, но каждый ребенок в Англии знает правило посохов.

Блэквуд взял газету:

– Прошу прощения. С моей стороны было самонадеянно осмелиться обучать избранную.

Мне не о чем было говорить с этим человеком.

Мы сосредоточились на завтраке. На дымящихся серебряных подносах ждали сосиски, копченая пикша, бекон и яйца всмятку. Рядом со стеклянными мисками с маслом и вареньем лежали тосты, а в фарфоровой посудине булькала каша. После вчерашнего роскошного ужина мне хотелось чего-то простого. Я наложила себе овсянку в тарелку и налила чай.

– Это все, что вы едите? – с ужасом поинтересовался Ди. – Ее никто не ест!

– Почему же никто, я! Идеальная пища на завтрак.

Я попробовала и обнаружила, что каша очень вкусная.

Магнус сел напротив меня и намазал тост маслом:

– Слова истинной учительницы. Должно быть, вы обожали школьный рацион.

– Не особенно. В Бримторне каша всегда была подгоревшей. Как и кофе.

Я не стала рассказывать, что порции всегда были слишком маленькими и чаще всего я шла спать с болью в животе, вызванной голодом. Сомневалась, что хоть кто-то в этой комнате мог меня понять, и не хотела еще больше выделяться в этом обществе.

– Вы были учительницей, мисс Хоуэл? – спросил Ди. – И чему вы обучали?

– По большей части истории и математике.

– Не французскому и музыке? – удивился Магнус.

– Я не преуспела в этих предметах. Если честно, литература и поэзия мне тоже не по душе.

15
{"b":"652212","o":1}