ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вам нравится? – спросил Агриппа, испугав меня. Он стоял сзади и улыбался.

– Восхитительно! Все эти книги – учебники по волшебству?

– Нет. Чародейство не требует теоретических знаний. Только ученые и колдуны пишут книги по магии. Но мой отец очень любил читать, как и я. Могу с гордостью заявить, что у меня самая обширная коллекция книг по теории и истории магии в Лондоне.

Мысль о столетней истории магии привела меня в восторг.

– Если вы позволите, я бы с большим удовольствием прочитала некоторые из них.

– Мы организуем вам небольшой столик у камина. Я попрошу своего личного библиотекаря подобрать вам что-нибудь подходящее.

Это был очень щедрый жест. Меня охватило странное желание обнять старого чародея, но, естественно, я воздержалась. Агриппа предложил мне следовать за ним. По бокам огромных эркеров висели гобелены. Агриппа попросил меня встать перед тем, что слева.

– Это – особое творение. Оно было изготовлено спикерами Домбрийского приората.

Я слышала о них. Домбр – означало «тень» по-французски и было одним из величайших сокровищ британских магов. Но до этого момента я и не подозревала, каким образом спикеры передавали свои послания.

– Они – ткачи?

– Спикеры пьют сок эфирии – цветка, распускающегося по ночам и увеличивающего их экстрасенсорные способности. После этого они пребывают как во сне и не способны на нормальный разговор. Но к ним приходят видения, и они их вышивают.

Я присмотрелась к деталям. Из клубка черных деревьев появлялась большая белая рука, тянущаяся к небу. На кончиках пальцев горели язычки пламени. В центре ладони находился щит, по обеим сторонам которого стояли два льва – печать Агриппы.

– Его сделали шестнадцать лет назад, – продолжил старый чародей, поглаживая ткань двумя пальцами. – Большинство гобеленов, которые создают спикеры, сбивают с толку, и значение этого всем было не ясно. Слова в особенности казались полнейшим бредом.

– Слова? – Я присмотрелась повнимательней и разобрала фразы, вплетенные по краям гобелена:

Девочка-чародейка из чародейского рода восстанет из пепла жизни,
Вы увидите ее, когда Тень загорится в Тумане над светлым городом,
Вы узнаете ее, когда Яд опустится на дно глубоких вод под скалами,
Вы подчинитесь ей, когда горе падет на жестокую армию Кровавого человека,
Она загорится в сердце черного леса; ее пламя осветит путь,
В ней живут двое: девочка и женщина, – и каждая должна уничтожить другую,
И только тогда трое станут одной, и Англия восторжествует.

Меня не особенно воодушевила та строчка, где я должна была уничтожить часть себя, но, увидев гордость на лице Агриппы, решила не упоминать об этом.

– Даже после атаки Древних никто о нем не вспомнил, – продолжил старый чародей. – Но шесть лет назад, осматривая приорат, мы вновь нашли гобелен. Тень и туман – явная аллюзия на Корозота. Яд на дне глубоких вод подразумевает Немнерис, паучиху. Армия кровавого человека, познавшая горе, это должен быть Р’елем. Гобелен поведал о Древних и дал нам ключ к их уничтожению.

– Мне никак не победить всех Древних в одиночку.

Агриппа рассмеялся:

– Нет, конечно, никто этого и не ждет. Но очевидно, что нам нужна юная чародейка с предрасположенностью к огню.

Я посмотрела на второй гобелен справа от окна:

– Этот тоже сделан спикерами?

– Нет, это семейная реликвия.

На этом гобелене изображалась охота на белого оленя со средневековыми дамами в остроконечных шляпах и платьях с длинными рукавами, наблюдавшими, как чародеи рвутся в бой, вооружившись посохами. Один падший чародей прикасался к губам юноши, присевшего рядом с ним.

– Что он делает? – указала я на них.

– Таким способом чародеи делятся силой. Вчера тот же ритуал исполнил Магнус, когда отметил вас своей кровью, тем самым позволив временно попользоваться его посохом. Так же и этот мужчина позволяет своему слуге на какое-то время орудовать своей силой. Чародеи часто так поступали в битве, если чувствовали себя слишком слабыми, чтобы продолжать борьбу.

На лбу юноши была нарисована, предположительно кровью, звезда. Так вот что Магнус нарисовал на моем лбу! Поразительно!

– Вы можете меня научить чему-то подобному?

– Я могу и научу вас всему, – улыбнулся Агриппа, выводя меня из библиотеки. – Когда я закончу, вас одобрят, и все будет хорошо.

– И вы не испытываете никаких сомнений? – поинтересовалась я, отводя взгляд в сторону. – Даже после моей утренней неудачи?

Старый чародей опустил руку мне на плечо:

– Я хотел, чтобы вы увидели гобелен, потому что верю в ваше предназначение, а также в то, что вы нас спасете. Это не было неудачей. Всего лишь первой попыткой.

Доброта старика не имела границ.

– Я никогда не смогу отблагодарить вас по достоинству за все, что вы сделали, – пробормотала я, склоняя голову.

– Со временем, я верю, повторю эти же слова вам. И буду говорить их от чистого сердца.

7

Следующим утром я отправилась в тренировочный зал, но по дороге меня перехватил Магнус:

– Сегодня у вас выходной. Приказ магистра. Мне поручили показать вам город.

Он взял меня под руку и развернул к выходу из дома.

– У меня нет желания осматривать пятерку ваших любимых таверн, – огрызнулась я, пытаясь скрыть разочарование из-за отмененного урока.

– Не глупите! У меня восемь любимых таверн, большое спасибо, что напомнили. Кроме того, с нами едет Блэквуд. – Увидев мое раздосадованное лицо, юноша рассмеялся: – Вот и я так подумал. Слышали бы вы, как он ворчал из-за пропущенной тренировки. Представляете, после завтрака я обнаружил его в обсидиановой комнате, пока он практиковал свои маневры. «Повторение – мать учения», как он сказал со своим обычным унылым видом. Словно это религия!

– Полагаю, ваши планы никоим образом не придутся по душе его светлости.

– Напротив, я продумал образовательную экскурсию. – Магнус радостно улыбнулся, но больше ничего не сказал.

Мы тряслись в карете Агриппы. Блэквуд и Магнус сидели напротив меня. Люди, встречавшиеся по пути, приветливо здоровались и кланялись нам.

– На двери кареты нарисована печать Агриппы, – пояснил Магнус, махая всем рукой. – Они обожают магистра. И вас полюбят.

– Если только я не потерплю неудачу. – Мои мысли до сих пор были заняты случившимся в обсидиановой комнате. – Что произойдет, если я не получу королевского одобрения в июне? – спросила я Блэквуда, зная, что он ответит честно.

– Тогда вы не станете чародейкой, мисс Хоуэл, – беззаботно произнес он, словно я спрашивала о погоде. – В тех редких случаях, когда адепт не может закончить обязательные маневры, у него забирают посох и с позором исключают из семейного реестра.

– То есть я получу то же наказание, что и тот, кто тренировался два года? – Меня вновь захлестнула паника, но я не подавала виду.

– Им нужно знать, что вы избранная из пророчества. Если вы окажетесь не той, кого ищет ее величество, вам запретят развивать ваши способности, – безразлично посмотрев на меня, ответил Блэквуд. «Сомневаюсь, что она на это способна» – так он сказал Агриппе. – Большинство считает, что женщины не должны обучаться магии.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

18
{"b":"652212","o":1}