ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна Велес

Маска ангела смерти

© Велес А., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Глава первая. Руна Ингуз – начало нового периода

1

Марк старался четко разделять работу и дом. Полицейские дела – не самая приятная тема для обсуждения по вечерам. К тому же убийства и кражи как-то совсем не вписывались в атмосферу Оксаниного чудесного сада, где редких растений, по мнению Марка, было больше, чем в дендрологическом парке, или в уют ее мастерской, заваленной полудрагоценными камнями, кристаллами и витыми металлическими финтифлюшками. И уж точно все это плохо сочеталось с картами Таро или скандинавскими рунами.

Нет, Оксана не была бы против. Она принимала Марка таким, какой он есть. Да и вообще, они познакомились как раз в ходе одного из расследований. Она бы не возражала. Он сам не хотел приносить работу с собой. Его прошлый брак рухнул именно из-за того, что Марк был полицейским. Вот и сейчас терять любимую женщину он никак не хотел.

Но в этот раз оставить свои дела за порогом не получится. Хотя бы потому, что об их расследовании уже кричат по всем местным каналам телевидения и рассказывается на всех сайтах. Оксана все рано узнает. Честнее будет, если от него. К тому же им с Костиком, напарником Марка, нужна ее помощь.

Он припарковал автомобиль рядом с высоченным забором, за которым прятался волшебный мир Оксаны, вышел из машины, у калитки набрал знакомый код отключения сигнализации. Войдя в сад, тут же привычно дал команду системе безопасности вновь включить защиту. А теперь по знакомой дорожке, выложенной желтым кирпичом, мимо деревянных резных перил веранды в дом.

Оксана сидела на диване в гостиной с ноутбуком на коленях. Марк на миг остановился в дверях, окинул взглядом знакомый, хотя и до крайности странный антураж комнаты. И огромный ловец снов на стене, и ведьмину лестницу на окне, несколько восточных колокольчиков, поэтично именуемых «песня ветра», а еще рулонные шторы с красиво начертанными иероглифами, пентаграммами и другими мало ему понятными знаками. Все это сделала Оксана. Что-то на продажу, что-то для себя. Марк привык к этому. Потому что все эти странные предметы почему-то все равно давали чувство уюта и дома. И были по-своему красивы. Как и их создательница.

Полицейский улыбнулся, глядя, как Оксана работает. Ее удивительно белые, почти снежные волосы, как и всегда, забраны в узел на затылке и скреплены то ли палочкой для еды, то ли странной шпилькой. Ярко-синие глаза сейчас сосредоточены, серьезны. Марка всегда поражала ее кожа. Такая бархатная на вид, чуть загорелая, будто облитая медом. Оксана в прошлом была моделью. И какой-то подиумный шик остался с ней навсегда, как и умение исключительно ровно держать спину и плечи.

– Привет, – тихо поздоровался он.

– Хай! – весело отозвалась девушка и послала ему воздушный поцелуй, только на миг оторвавшись от экрана ноутбука, чтобы задорно ему подмигнуть. – Ты поздно. Есть хочешь?

– Только вместе с тобой. – Он прошел в комнату и сел рядом с ней на диван. – Тебе тоже явно давно пора ужинать.

– Кто тут из нас профессиональная гадалка? – Оксана не удержалась от усмешки.

– Понятия не имею, – таким же веселым тоном отозвался Марк. – Но лично я полицейский, работающий в отделе по расследованию убийств. А дедукция – это наше все. Ты только с момента моего прихода уже дважды потерла глаза, плечи у тебя ссутулены, на диване сбита подстилка. Вывод, ты тут сидишь уже не первый час. Перед тобой на столике нет даже пустого стакана из-под сока. Значит, работаешь без перерыва.

– Ладно, Шерлок, – она нажала на кнопку сохранения текста. – Ты меня поймал. Что случилось?

– А теперь в тебе все-таки проснулась профессиональная гадалка? – отшутился полицейский.

– Типа того, – Оксана посмотрела на него внимательнее. – Ты просто выглядишь виноватым.

– Твоя правда, – не стал он спорить. – Мне нужна твоя помощь. По работе. Чему я не слишком рад. Не хочу тебя втягивать…

– Знаешь, что самое страшное для женщины, которая живет с полицейским? – серьезно спросила девушка. – Для той, кто его любит?

– Наверное, нет, – честно признался Марк, сознавая, что угадать ему все равно не удастся.

– Переживать за полицейского, – пояснила Оксана. – Когда ему нужна помощь, а он молчит, когда он варится в своей работе, внутри себя, но не говорит об этом. Когда он отдаляется, если ему больно, страшно или просто плохо от увиденной чужой боли. В эти моменты мы вас теряем.

– Прости, – подумав, искренне извинился он. – Я… не знал. И я не хочу, чтобы ты меня потеряла.

– Тогда пойдем ужинать и поговорим, – вставая с дивана, предложила девушка.

Он задержал ее руку в своей, чуть помедлив, поднес ее пальчики к губам и после поцелуя чуть сжал.

– Я еще одно не сказал, – поднимаясь, признался он чуть смущенно. – Я тоже тебя люблю…

Октябрь перевалил за половину. В этом году бабье лето затянулось. Днем все еще было тепло и солнечно, но по вечерам уже поднимался холодный пронизывающий ветер. Оксана и Марк больше не засиживались в летней беседке, напоминающей буддийскую пагоду. Теперь в сумерках они пили цветочный чай в оранжерее. Оксана каким-то чудом установила там, среди своих чудесных кустиков и экзотических клумб, пару кресел из ротанга и небольшой столик. Для уюта девушка зажигала высокие толстые белые свечи. Все располагало к романтике. Только не в этот раз.

– Марк, подожди, – деловито попросила Оксана, чуть отодвигая чашку. – Получается, как я понимаю, такая картина. Последний месяц или чуть дольше в городе орудует серийный убийца. Он выбирает по какому-то пока неизвестному принципу жертв, несколько раз извещает их о скорой смерти, типа давая время к ней подготовиться, и потом… убивает.

– Все верно, к сожалению, – кивнул полицейский. – От первого предупреждения до убийства проходит неделя. А называет он себя Ангелом смерти.

– Он сам себя так называет? – удивилась девушка. – В этих посланиях?

– Да, – вновь сухо подтвердил Марк.

– Но… – она чуть нервно пожала плечами. – Прости, это немного пафосно. Или это имеет смысл?

– Хороший вопрос! – полицейский кисло улыбнулся. – Проблема в том, что мы, то есть полиция, как-то мало знакомы с ангелами, знаешь ли. Для меня сочетание понятий «ангел» и «смерть» вообще звучит дико.

– Ну, в целом, да, – между бровей у Оксаны появилась хмурая складочка. – Но на самом деле, с точки зрения мифологии это нормально.

– А какой именно мифологии? – тут же поинтересовался полицейский.

– Посланники смерти или боги смерти есть в любой мифологии, – стала объяснять Оксана. – Самый простой пример у славян. Богиня смерти Мара. Понимаешь, тут главное в том, что всегда есть тот, кто после смерти судит душу по ее делам. Ты, я думаю, об этом слышал.

Марк кивнул.

– Вот! – Девушка подняла вверх указательный палец, акцентируя его внимание на этом моменте. – Но на этот суд души нужно доставить. Это и есть функция Мары. Она лишь берет за руку. И ведет. Иногда на суд, а иногда по радуге сразу поднимает душу в Правь. Если заслужил. Короче, такова же примерно функция и ангелов смерти, только в иудейско-христианской традиции. Они тоже ведут душу от жизни реальной к жизни загробной.

– То есть «ангел» – понятие чисто религиозное, – заметил полицейский. – Оно понятно иудеям, христианам и мусульманам. Так?

– Все верно, – подтвердила рассказчица. – Ты правильно помнишь, что эти три религии родственны по идеологии и происхождению. Конечно, основная легенда об ангелах смерти изложена именно в Ветхом Завете. И наверняка она берет основу в язычестве семитов. Без проводников душ не обойтись. Сколько ангелов смерти всего, неизвестно. Их общее название в иудаизме Малах га-Мавэт. Это множественное число. Только их работа немного разнится с работой той же славянской богини Мары. Она лишь мягко берет за руку, чтобы человек не был одинок в своем последнем пути. Ангелы в этом плане не так добры. Их задача – оборвать нить жизни, когда придет время.

1
{"b":"652471","o":1}