ЛитМир - Электронная Библиотека

– Можете меня отпустить…

Ленси пошевелилась. Но кольцо рук осталось таким же железным.

– Владыка? – тревога пересилила стыд. – Что происходит?

Девушка вскинула голову и едва сдержала сдавленный крик.

Лицо мужчины застыло страшной, болезненной маской. Его глаза превратились в две черные дыры, в которых плясало адское пламя. Черты потекли, изменились, сквозь них проступила драконья суть. Блестящая чешуя покрыла лоб, виски, щеки и шею алмазной броней.

Он будто сражался с самим собой. И проигрывал в этой борьбе.

Внезапно все прекратилось.

Кольцо рук разомкнулось, и Валенсия, сама не ожидая того, оказалась на свободе.

Император отпустил ее. Отступил на пару шагов, убирая руки за спину, словно боялся, что не удержится и снова сожмет в объятиях, только на этот раз, чтобы уже никогда не отпускать.

– Приношу свои извинения, – его голос прозвучал официально и сухо, будто бы ничего не случилось. – Принцесса Валенсия, я вынужден вас задержать и объявить королю Этрурии ноту протеста.

Ей понадобилось несколько бесконечно долгих секунд, чтобы справиться с изумлением. Она не умела так быстро, как он, брать себя в руки и скрывать истинные эмоции под маской холодной вежливости.

– Я могу узнать повод?

Он слегка усмехнулся:

– Не люблю, когда из меня пытаются сделать марионетку.

От этой усмешки Ленси снова кинуло в жар.

– Не понимаю, о чем вы…

– Конечно, не понимаете. Вам это не нужно. Располагайтесь, – он обвел рукой пространство вокруг себя, – на ближайшие дни это ваши покои.

Ленси недоуменно моргнула.

– То есть, я заложница? – наконец-то сообразила она.

Усмешка правителя стала шире. И Ленси почувствовала холодок.

– Нет, милая льера. Вы моя гостья. Особенная гостья, – добавил он с ударением, – весьма дорогая.

– На ближайшие дни? – уточнила она, повторив его фразу.

– Слишком много вопросов.

Он не собирался ей отвечать. Не считал нужным?

Ленси обхватила себя руками за плечи, закрываясь от его странного взгляда.

– Объясните, что происходит? В чем я провинилась? Что со мной теперь будет? С моими сестрами? Вы расторгните договор с Этрурией?

– Не забивайте свою хорошенькую головку подобной ерундой. Лучше готовьтесь к Балу.

– К Балу? – она окончательно растерялась. – Зачем? Я должна вернуться домой…

– Мне плевать, кому и что вы должны, принцесса, – перебил он ее ледяным тоном, и в этом тоне ей послышался лязг металла. – Я здесь Закон. И я желаю видеть вас на Балу.

Если бы он ударил ее, она и то не была бы так обескуражена и удивлена. Император приказал вернуть ее только ради того, чтобы она поприсутствовала на Балу? Неужели ему мало ее сестер? В чем подвох?

– Вашему отцу не стоило нарушать условия договора у меня за спиной, – отчеканил он, предупреждая ее возражения. – Мне были обещаны шесть принцесс. Шесть, а не пять.

Разрозненные части сложились в картину. Так вот оно что…

– И… что же теперь?

Губы дарга раздвинул хищный оскал:

– Теперь я на вас женюсь.

Глава 8

– Глупость какая-то… – беспомощно пробормотала Ленси, когда за Владыкой закрылась дверь.

Это же не может быть правдой? То, что он ей сказал…

Как он может на ней жениться?

Бред. Просто бред. Или дурной сон. Она спит и вот-вот проснется.

Желая ускорить пробуждение, Ленси с силой ущипнула себя за руку и тут же вскрикнула от боли. На глаза навернулись слезы, а на нежной коже проступили следы от ногтей.

Но чужая комната, обставленная с изысканной роскошью, никуда не исчезла.

Нет, это не сон…

Она закрыла глаза, отвела локти и соединила пальцы на уровне груди, как учили жрицы Пресветлой. Сделала медленный вдох, представляя, как вместе с воздухом легкие наполняются светом, и этот свет теплой струей проходит через все тело, забирает страх, гнев, тревогу, непонимание.

Ей нужно прийти в себя, нужно успокоиться и обдумать все, что случилось. Она обязательно найдет выход из этой нелепой ситуации. Потребует аудиенцию, потребует объяснений. В конце концов, она принцесса, а не безродная девка. Он не имеет права так с ней обращаться!

Надо только успокоиться. Взять себя в руки.

Так же медленно Валенсия выдохнула, выпуская из себя вместе с воздухом все плохое.

Потом повторила.

И так несколько раз.

Наконец, почувствовав себя лучше, открыла глаза и осмотрелась.

Комната показалась ей просто огромной. Это была одновременно и спальня, и гостиная, и будуар, разделенные между собой арочными сводами.

Девушка медленно двинулась вдоль нее, изучая обстановку.

Слева от входной двери в укромном алькове находилась кровать, затянутая шелковым балдахином с вышитыми серебром парящими в небе драконами, справа – туалетный столик на гнутых ножках в виде драконьих лап. Его овальное зеркало крепилось к серебряной раме, сверху над ним нависала драконья пасть, будто держа эту раму зубами. По бокам виднелись еще две когтистые лапы.

Рядом со столиком, вдоль стены, пристроились две низенькие софы, кофейный столик, несколько кресел, стеллаж, заставленный статуэтками из металла, фарфора и хрусталя. Потом какая-то дверь, спрятанная в небольшой нише, еще одна дверь, и снова кресла, диванчики, пуфики, этажерки…

Вся мягкая мебель была обтянута лавандовым бархатом с серебристым шитьем. Такой же ламбрекен свисал с карнизов, украшавших окна.

В этой комнате оказалось четыре окна, по одному на каждую сторону света. А в витражах застыли драконы, выложенные из кусочков цветного горного хрусталя.

Под ногами мягко пружинил ковер – белоснежный, пушистый, подозрительно похожий на шкуру неведомого животного.

Везде царила идеальная чистота. Но, кому бы ни принадлежала эта комната раньше, все в ней носило отпечаток заботы и… женской руки.

Осознав это, Валенсия сжала губы от нахлынувшего возмущения. Уж не уступил ли император Ламаррии чертоги собственной фаворитки?

Она подошла к алькову и решительно одернула шелк, закрывавший кровать.

Стеганое покрывало из лилового атласа. Несколько таких же подушек, украшенных узкими рюшами. Все идеально разглажено, без единой морщинки.

Поколебавшись, Ленси нагнулась, втянула носом, не идет ли от подушек запах женских духов, и тут же отпрянула, устыдившись собственных мыслей.

Не о том думаете, Ваше Высочество! Не о том! Сестрам-то ничего не известно, и папеньке тоже! Небось, уже знают, что она никуда не уехала. Ищут ее, беспокоятся… А она здесь подушки обнюхивает, как ревнивая жена. Еще б под кровать заглянула!

Эта мысль заставила девушку вспомнить о дверях, которые обнаружила. Но за ними, вопреки ее ожиданиям, выхода не оказалось. Одна дверь вела в пустую и гулкую гардеробную. Вторая – в купальню.

Конечно, купальня оказалась роскошной, как и все здесь. С золочеными кранами и вентилями, ванной из белоснежного мрамора, таким же умывальником и уборной, стыдливо укрывшейся в нише. Но это было совсем не то, на что надеялась Ленси.

Повздыхав, она подошла к одному из окон и выглянула наружу.

И застыла, не в силах поверить тому, что увидела.

Судя по всему, это здание располагалось гораздо выше, чем остальные строения замка. И сейчас Ленси прекрасно видела крыши других построек, внутренний двор, сад с фонтанами и даже крыльцо башни, в которой она провела эту ночь.

Но это было не все.

На крыльце стояли ее сестры, Дельфина и Лидия. Причем, первая явно что-то пыталась втолковать старшей принцессе. Та хмурилась, упрямо оттопырив губу, но отвечать не спешила. Наконец, повела плечом, развернулась и хлопнула дверью.

Дельфина осталась одна, растерянная и встревоженная. Потерла виски. Она всегда так делала, если о чем-то сильно переживала.

И Ленси не выдержала. Заколотила в стекло, крича во все горло:

– Ди! Я здесь! Здесь! Наверху! Подними голову!!!

Она не слышит ее! Стекло слишком толстое. Нужно открыть окно.

14
{"b":"653249","o":1}