ЛитМир - Электронная Библиотека

Весь королевский Двор знал, что происходит. Кто не знал – тот догадывался. И все молчали, боясь навлечь на себя беду. Суеверия и страх перед всем неизведанным прочно вошли в сердца этих людей. И даже король не был здесь исключением.

А теперь Лидия намекает императору на ее ущербность. Да еще столь открыто. Как же может сестра так ее унижать?

Горло девушки перехватило. Появилось желание сбросить с себя эти руки, вырваться из-под одуряющего влияния императорской ауры и, упрямо вскинув голову, заявить: «Да, я такая! Это моя суть! Моя сущность! И мне с ней жить!»

Но вместо этого Ленси продолжала стоять и краснеть под самодовольным взглядом сестры.

– Вы правы, принцесса, – услышала она над своей головой абсолютно спокойный голос Владыки, и вздрогнула. Его пальцы слегка шевельнулись, поглаживая нежную кожу плеч. – Ваша сестра весьма необычна, и мне это нравится.

– Вы уделяете ей слишком много внимания, – заметила Лидия уже более сухо. – Как самая старшая, я несу ответственность за ее жизнь и здоровье.

Император слегка усмехнулся.

– Об этом можете больше не беспокоиться, принцесса. Теперь я позабочусь обо всех ее нуждах.

– В каком смысле, позвольте узнать?

– В самом прямом.

Ленси не сразу сообразила, что он сказал. А когда поняла, то решила, что ослышалась. Ну не мог же император Ламаррии и в самом деле такое сказать? Она подняла взгляд на сестру, но та сидела белая, как полотно, вцепившись в бокал с такой силой, что на запястье прорезались синие вены.

Коротко выдохнув, старшая принцесса открыла рот, но не успела издать ни звука.

Император вдруг наклонился, на глазах у всех, прикоснулся губами к макушке оторопевшей Валенсии. И все тем же бесстрастным голосом произнес:

– А сейчас, позвольте, я ее у вас украду. По традиции, хозяин Гнезда должен открыть первый танец с почетной гостьей.

Глава 10

– Зачем вы это сделали?

– Что именно?

Они кружились в танце под звуки оркестра. Всего одна пара в центре огромного зала, под взглядами сотен гостей. Валенсия чувствовала эти взгляды каждой клеточкой тела, так же, как и близость мужчины – опасную, запретную и такую манящую.

Взгляды толпы были разными. Восхищенными и завистливыми, пылкими и полными неприязни. Одни принадлежали даргам, другие – потенциальным невестам. Но каждый из них жадно ловил малейшее движение пары.

– Вы прекрасно понимаете, о чем я, Владыка. Зачем вы сказали моим сестрам…

Он не дал ей договорить, прижал сильнее, нарушая все приличия, и шепнул почти в самое ухо:

– Я сказал чистую правду.

Ленси вспыхнула, охваченная двоякими чувствами. Возмущение хорошо воспитанной девушки столкнулось с тайным удовольствием, тешившим женское самолюбие. Она должна была возмутиться, дать понять, что при всем его титуле с ней нельзя обращаться фривольно. Должна была указать на дистанцию между ними. И не смогла.

Император Ламаррии был молод, силен и очень хорош собой, а еще от него шел такой мужской магнетизм, что устоять перед ним было очень непросто. И, чего уж греха таить, сердце юной принцессы затрепетало.

Покраснев до корней волос, она еле слышно пролепетала:

– Ваше Владычество, на нас смотрят…

– Я этому рад.

– Но… вы не должны…

– Ш-ш-ш, – развернув девушку в танце, он на секунду приложил палец к ее губам, – не нужно говорить мне, что я должен и чего я не должен, моя дорогая. Я же сказал, что избрал вас своей невестой. А теперь даю понять всем и каждому в этом зале, что уже сделал свой выбор.

Валенсия на мгновение сбилась с ритма.

– Это шутка? – забыв про этикет, глянула ему прямо в лицо. – Вы не можете выбрать меня. Это же против правил!

В его глазах полыхнул темный огонь.

– Правила здесь устанавливаю я. Привыкайте.

Музыка стихла, означая конец танца, но тут же зазвучала вновь. На этот раз это была веселая, зажигательная мелодия, и в круг начали выходить новые пары. Дарги приглашали приглянувшихся девушек. Теперь до самого рассвета один танец будет сменяться другим, чтобы пары могли познакомиться ближе.

Роннар поднес к губам ладошку партнерши и, не отрывая взгляда от пунцового лица девушки, запечатлел поцелуй.

– Вы прекрасно танцуете.

Ленси ждала, что он отведет ее к сестрам и, как предписывает обычай, пригласит на танец следующую принцессу. Но ему, похоже, нравилось шокировать публику.

Вместо этого, он повел ее за собой, все так же сжимая в ладони ее дрожащие пальчики.

– Куда мы идем? – она растерянно оглянулась на ту часть зала, где оставались сестры.

– Туда, где вы будете в безопасности.

– Я буду в безопасности, если вы отведете меня к сестрам.

– Ну, уж нет, – на его лице промелькнула кривая ухмылка, – в этом змеином гнезде я вас не оставлю.

Вокруг было слишком много народа, чтобы продолжать возмущаться. Ленси не желала привлекать лишнее внимание, которого и так хватало с избытком, а потому, смирившись, молча пошла за ним. В какой-то момент Роннар на секунду замедлил шаг, окинул девушку задумчивым взглядом, в котором ей почудилась горечь, и произнес:

– Я бы хотел все сделать иначе. Но сделаю то, что должен. – Уголок его губ дрогнул в странной полуулыбке. – Ничего не бойтесь, принцесса. Что бы сейчас ни случилось, молчите и не закрывайте глаза.

Это жутковатое предупреждение заставило что-то сжаться внутри. Ленси поспешно кивнула, понимая, что выбора нет. Да, она могла бы остановиться, выдернуть руку из крепких тисков дарга, заартачиться и потребовать объяснений.

Но…

Это она представляла просящую сторону. Это ее стране нужна была помощь. Это войска ее отца уже не могли сдержать недовольства, бродившего по провинции. И раз уж судьбе угодно, чтобы выбор Владыки пал на нее, ей остается лишь подчиниться.

Договор должен быть подписан несмотря ни на что.

Они поднялись на возвышение, к главному столу, где сейчас находились все десять вождей. Дарги встали, приветствуя своего повелителя. И девушка поймала на себе их пристальные, оценивающие взгляды.

Только тогда она запоздало отметила то, чего не заметила раньше.

За овальным столом императора стояло одиннадцать кресел, не считая его собственного. Одиннадцать, а не десять. И кресло по левую руку от Владыки пустовало.

Охваченная внезапным подозрением, она оглянулась. Отсюда была отлично видна та часть зала, где находились ее сестры. Их столик стоял на подобном возвышении, подчеркивая статус гостей, и его окружали пять кресел.

Всего пять кресел, в которых сидели принцессы.

Шестого, предназначенного для нее, там не было.

– Приветствуем вас, Владыка, – вожди кланов склонили головы перед своим императором. Подскочившие слуги тут же отодвинули кресла для правителя и его спутницы.

Роннар сильнее сжал ее руку, и Ленси пришлось прикусить язык, хотя слова возмущения уже готовы были сорваться с него.

Он все устроил заранее! Все спланировал! Его слова не были пустым звуком или желанием шокировать публику, когда он сказал, что выбрал ее.

Подчиняясь его желанию, она заняла предназначенное ей место.

И в этот момент всю их компанию словно накрыл невидимый купол, отгородив от остального зала. Музыка отдалилась, гомон толпы затих.

– Светлейшие льеры, – произнес император, поочередно глядя в лицо каждого вождя, – вы долгое время склоняли меня принять предложение Этрурии и заключить династический брак с этой страной. Вы убеждали, что такой союз укрепит наши позиции в мире людей. Полгода назад я уступил вашим доводам. С одним условием. – Он сделал паузу, позволяя присутствующим проникнуться этим моментом. – А сейчас позвольте представить вам деву, чье имя я собственноручно вписал в брачный договор. Принцесса Валенсия, – он снова пожал ее руку, которую так и не отпустил, – младшая дочь Фабиана Этрурского.

Над столом повисла гнетущая тишина. Тяжелая. Осязаемая. Давящая, как камень. И в этой тишине Ленси почувствовала напряжение, возникшее между даргами. Казалось, воздух над их головами вот-вот заискрит. Ее саму охватила легкая дрожь, шедшая откуда-то изнутри, когда смысл сказанных слов достиг ее понимания.

18
{"b":"653249","o":1}