ЛитМир - Электронная Библиотека

Брачный договор.

В памяти моментально всплыли слова Лидии:

«Отец сказал, что брачный договор уже составлен. И он здесь, в этом замке. Его привез с собой королевский поверенный за день до нашего появления. Осталось только вписать имя невесты»…

Пытаясь найти подтверждение своей догадке, она подняла взгляд на Роннара. Тот стоял рядом непоколебимый, как скала, и такой же невозмутимый, словно речь шла о чем-то обыденном, а не решалась судьба двух держав.

Молчание затягивалось. Время отсчитывало секунды. Они капали в вечность, одна за другой, утекали, чтобы никогда не вернуться, а напряжение все росло и росло, обещая взорваться.

Но не взорвалось.

Первым пришел в себя дарг, который выглядел старше остальных. Его немолодое лицо испещряли морщины, кожа была коричневой от солнца и ветра, а на груди полыхал рубин, размером с голубиное яйцо.

– Что ж, – произнес он, слегка усмехаясь, но его глаза оставались абсолютно спокойными, – Рубиновый клан приветствует хозяйку Сумеречной Гряды.

Подхватив со стола бокал, наполненный прозрачной янтарной жидкостью, глава Рубиновых залпом опрокинул его в себя. Потом, не сводя пристального взгляда с лица принцессы, швырнул бокал на пол. Тот разлетелся на сотни осколков, а дарг преспокойно сел, заняв свое место.

Оторопевшая, онемевшая, не веря в происходящее, Ленси с трудом удержалась, чтобы не сжаться в кресле. Потому что вожди, один за другим, повторяли этот маневр. Приветствовали ее от лица своих кланов, пили до дна и били бокалы об пол, а потом садились за стол, сохраняя на лицах невозмутимое выражение.

И все это время Роннар стоял рядом, держа руки на ее плечах и не позволяя зажмуриться.

Только когда последний бокал был разбит, он сел и обвел собравшихся пронзительным взглядом.

– Думаю, никому не нужно объяснять, что здесь только что произошло?

– Мне нужно, – голос девушки прозвучал тихо, но твердо.

– Что ж, – он больше не улыбался, – ты только что стала моей женой по нашим обычаям.

Валенсия опустила ресницы, злясь на себя за дурацкий румянец. Но на этот раз щеки горели вовсе не от смущения.

– Разве вы не должны были озвучить ваше решение на рассвете, – выдала она то немногое, что знала о традициях даргов, – перед лицом встающего солнца? И разве не должны были спросить моего согласия перед тем, как коснуться моих волос?

– Я никому ничего не должен, – произнес он с нажимом, глядя ей прямо в глаза. – Хорошенько запомните это, дорогая супруга.

Ей осталось только молча выдержать его взгляд.

Мраморный пол вокруг стола устилали осколки. Эти осколки были и на столе, но, казалось, дарги их даже не замечают. Словно ничего особенного не случилось, они вернулись к своим тарелкам и прерванному разговору.

– Поздравляю, принцесса, – один из них, обладатель большого изумруда, ослепительно улыбнулся ей, продемонстрировав великолепные зубы. – Все десять кланов официально признали вас.

Валенсия тоже улыбнулась в ответ, все еще пытаясь осознать и принять такую скоропостижную свадьбу. Внезапная мысль заставила ее снова взглянуть на новоиспеченного мужа. Тот крутил в руках золотую, украшенную мелкими бриллиантами вилку и хмуро смотрел на нее, словно ждал какой-нибудь каверзы.

– Ваше Владычество, поправьте меня, если я не права, – заговорила девушка, взвешивая каждое слово, – вы сочетались со мной браком по обычаю вашей страны. Но есть еще и обычаи, которые чтит мой народ. Эта свадьба, – она сознательно не сказала «наша свадьба», от чего на лице дарга появилась нехорошая тень, – не имеет значения, пока не совершен обряд с двух сторон.

Раздался звон.

Роннар швырнул вилку на стол, и та забренчала, ударившись о фарфоровый край тарелки. Его глаза сузились, в них вспыхнуло предупреждение. И Ленси лучше было бы замолчать, но внутреннее упрямство не давало ни отступить, ни признать себя побежденной. В ответ она только еще сильнее вскинула голову.

Несколько мгновений они состязались взглядами. Но вот губы Владыки тронула снисходительная усмешка. Он откинулся на спинку кресла, всем видом напоминая сытого, разомлевшего хищника, который развлекается, играя с добычей.

– Что ж, – от его тона у Ленси что-то сжалось внутри, – я уважаю традиции моих союзников. Вы получите то, что хотите.

Она не успела ни сообразить, что это значит, ни отреагировать, но в этот момент невидимый полог, отделявший императорский стол от зала, внезапно упал. Музыка и голоса хлынули неудержимым потоком, заставляя девушку вздрогнуть от неожиданности. Она увидела, как Роннар едва заметно кивнул, и в тот же момент музыка в зале стихла, словно оборванная этим движением.

Гости загудели, как растревоженный улей. Но их гомон перекрыл троекратный стук церемониального жезла.

– Владыка Сумеречной Гряды желает говорить! – оповестил голос невидимого церемониймейстера.

Ленси застыла, до боли сцепив пальцы между собой.

Не спуская с нее взгляда, Роннар поднялся. А потом, крепко ухватив за локоть, рывком заставил подняться ее.

Девушка покачнулась, наступив на подол, и на мгновение прижалась щекой к плечу императора. Золото эполета неприятно царапнуло кожу.

– Что с вами, моя дорогая? – процедил дарг сквозь зубы так тихо, что услышать могла только она. – Вас уже качает от счастья?

Его твердые руки удержали ее, не давая отстраниться. Словно стальная змея обвились вокруг талии, прижимая сильнее. Над головой раздался уверенный, полный внутренней силы голос:

– Я, Роннар Элларион из клана Алмазных, Владыка Сумеречной Гряды, Повелитель Ветров, волей богов император Ламаррии, перед лицом земли, неба, духов предков и всех живых заявляю права на эту деву и нарекаю ее своей супругой здесь и сейчас. Если кто-то желает оспорить мой выбор, пусть назовется!

Глава 11

Несколько минут сохранялась полнейшая тишина. Такая пронзительная, что Валенсия слышала стук собственного сердца – лихорадочный, сбивчивый, как у пойманной пташки. Он отдавался во всем теле, вторя напряжению, которое росло с каждой секундой этой тишины.

Но вот тишину разорвал звон бьющегося стекла, и вся толпа ахнула, обернувшись на этот звук. У столика, где сидели принцессы Этрурии, рассыпались осколки бокала, выпавшего из дрогнувших рук старшей принцессы.

Валенсия тоже вздрогнула, увидев ее глаза.

Лидия медленно поднялась. Бледная до синевы, с застывшим лицом и нервно искривленными губами, она окатила младшую сестру ненавидящим взглядом.

– Я протестую! – выплюнула, точно эти слова разъедали ей рот.

Ленси не увидела – почувствовала, как губы Роннара сложились в предвкушающую ухмылку.

– Назовитесь, светлейшая льера, и поясните причину протеста.

Его рука, лежавшая у нее на талии, шевельнулась, но, вопреки ожиданию, он ее не убрал. Лишь передвинул немного и теперь преспокойно поглаживал спину девушки, подтверждая свои права.

Да он издевается! Осознание этого факта нахлынуло как порыв ледяного ветра. Ему прекрасно известно, что это ее сестра, принцесса Этрурии. Что ж, Ленси, хотела, чтобы все было по правилам? На, получай.

– Вы и так знаете, кто я, Ваше Владычество, – теперь Лидия смотрела только на императора, игнорируя его спутницу. – Но если желаете, могу и представиться. Лидия Климена Астария старшая дочь Фабиана Этрурского, принцесса Этрурии и сестра этой девы. И я заявляю здесь, при свидетелях: вы не можете взять ее в жены!

Ленси закрыла глаза, отдаваясь на волю богов. Вот и все, сейчас император узнает. И не только он, все, кто присутствуют в этом зале, узнают ее мерзкую тайну. Лидия не станет молчать.

Губы старшей принцессы растянулись в самодовольной усмешке.

Когда-то очень давно их отец просил своих дочерей поклясться, что тайна младшей будет сохранена от чужих ушей. Просил поклясться на алтаре, в главном храме Пресветлой Эльхи – прародительницы этрурцев. Но Лидия тогда схитрила.

19
{"b":"653249","o":1}