ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 1 ==========

– Маринетт, у тебя на руке синяк, – вдруг говорит Алья лучшей подруге. – Ты где-то ударилась?

Сидящая рядом с ней Маринетт бросает удивленный взгляд на правое предплечье. На молочной коже красуется безобразная сине-фиолетовая, почти пурпурная отметина. Большие глаза распахиваются от изумления, а щеки нежно краснеют.

– А… э… да, – бормочет она. – Я… Я поскользнулась в ванной сегодня утром. На лужице. Должно быть, я ударилась, когда пыталась удержаться… Я такая неуклюжая! – заключает она, немного слишком скованно пожимая плечами, чтобы это выглядело естественно.

– Опять? – настаивает Алья, подозрительно приподняв бровь. – На прошлой неделе ты упала на лестнице. Перед тем ты запуталась в ковре в своей комнате… слишком много падений, тебе не кажется? – подозрительным тоном заключает она.

– Ха-ха, что ты хочешь, я правда очень неуклюжая, – возражает Маринетт с нервным смешком.

Алья нисколько не убеждена жалкими объяснениями подруги. Далеко не убеждена. Очень, очень, ОЧЕНЬ далеко. Она прекрасно знает: Маринетт умная девочка. Но решительно жалкая лгунья.

Испустив легкий вздох, Алья наклоняется к ней.

– Если бы я тебя не знала, я бы поклялась, что ты что-то от меня скрываешь… – тихонько шепчет она.

Маринетт резко подпрыгивает, словно получив электрический разряд.

– Я? Скрываю от тебя что-то? – отвечает она немного слишком высоким голосом. – Нет. Нет, нет, нет. Что… Что я могла бы от тебя скрывать, ха-ха… О! – восклицает она, демонстративно размахивая своим телефоном у Альи перед носом. – Ты видела, сколько времени? Я обещала родителям помочь им в магазине! Я опоздаю! До завтра!

Не теряя ни секунды, Маринетт поспешно засовывает вещи в сумку. Карандаши, книгу, тетради – она всё сбрасывает вперемешку, ни на мгновение не задерживаясь, чтобы убедиться, что ничего не повредила, быстро бормочет «пока», и кидается прочь из комнаты.

Алья провожает ее озабоченным взглядом. И как только Маринетт скрывается из вида, испускает еще один вздох.

Она гордится своими отличными журналистскими способностями, вопреки юному возрасту. Мало что на свете увлекает ее так, как обнаружение сенсаций – за исключением разве что вмешательства в личную жизнь лучшей подруги. Она обожает находить симптомы, скрупулезно разбирать их, анализировать, вертеть и переворачивать во всех направлениях, пока не придет к выводу.

Отныне для нее всё ясно.

Маринетт что-то от нее скрывает. Это очевидно. Алья размышляет над вопросом уже несколько недель, и у нее не остается никаких сомнений. С достойным восхищения упорством она тщательно разобрала каждое слово подруги. Каждое колебание, каждое несоответствие, каждую ложь. Она сопоставила факты, проанализировала то, как Маринетт реагировала на некоторые замечания, под лупой изучила малейшее событие, которое казалось ей выходящим за пределы обычного.

Тайна Маринетт словно пазл.

Алья отыскала малейшие его кусочки, внимательно их изучила, прежде чем собрать один за другим. А потом перед ней быстро нарисовалась ясная картина.

И результат этих размышлений ей совсем не нравится.

Десять дней спустя Алья замечает новую отметину на руке Маринетт. На этот раз на левой. Этот синяк не настолько четкий, как предыдущий, однако достаточно заметный, чтобы не ускользнуть от бдительного взгляда.

Алья протягивает к подруге руку и легонько стучит по ее коже кончиком пальца, на сантиметр ниже новой раны.

– Еще синяк? – язвительно бросает она.

– А? – подпрыгивает Маринетт, прежде чем быстро опустить взгляд на свою руку. – О, я даже не заметила…

– Маринетт, ты уверена, что всё хорошо? – настойчиво продолжает Алья. – Ты знаешь, что можешь обо всем мне рассказать. Если у тебя проблемы, я помогу.

– Проблемы? – машинально повторяет Маринетт. – Какие проблемы? У меня нет проблем. Совершенно никаких. Я просто…

– Неуклюжая, – заканчивает Алья вместо нее, сдерживая раздраженный вздох. – Я знаю, ты постоянно это повторяешь. Но не думай, что я не заметила…

– Ой, мы всё болтаем, но мы же опоздаем на физкультуру! – обрывает ее Маринетт, резко вставая. – Я пойду вперед!

Подкрепляя слова делами, она пересекает класс так быстро, словно за ней гонится стая бешеных собак, едва не запинается за сумку Адриана, восстанавливает равновесие и, тяжело дыша, бросает через плечо:

– Видишь?

Алье хочется взвыть.

Она обожает Маринетт.

Честно.

Но иногда подруга сводит ее с ума.

Нет. Не совсем. Не только подруга заставляет ее терять здравый рассудок. Но и то, что она обнаружила насчет нее. Единственное логичное объяснение ее странному отношению, нежеланию общаться и этим синякам, покрывающим ее руки.

Адриан невольно следил за странным диалогом со своего места. Не то чтобы ему прямо хотелось шпионить за разговорами соседок сзади, но голос Альи имеет тенденцию повышаться, когда она говорит о том, что принимает близко к сердцу. Ее маленький допрос явно относился к этой категории. Таким образом, сам того не желая, Адриан мог слышать каждое слово одноклассницы.

Ее слова интригуют. Даже беспокоят.

Он обменивается с Нино быстрым взглядом. Учитывая озадаченное выражение, появившееся на лице друга, он не единственный заинтересовался тем, что происходит. Между мальчиками устанавливается молчаливый разговор, подкрепленный вопросительным пожатием плечами, изгибанием бровей и почти смешной мимикой.

Потом, больше не в силах сдерживаться, они разом поворачиваются к Алье.

– Эй, всё в порядке? – спрашивает Адриан, одарив ее обеспокоенным взглядом.

Он не любит вмешиваться в чужие дела, но сейчас ситуация слишком его тревожит, чтобы он закрывал глаза. Алья явно волнуется за лучшую подругу и ее беспокойство заражает Адриана.

Тем более, что он сильно привязан к Маринетт.

Она – первая, в ком он увидел друга, к тому же – талантливый начинающий дизайнер, чьими творческими способностями он бесконечно восхищается. Если бы не его Леди, возможно, он даже рассматривал бы ее в ином ключе.

– Проблема с Маринетт, – отвечает Алья, нервно крутя в пальцах телефон. – Это… С ней сейчас сложно.

– Мы подозревали, – тут же отвечает Нино. – Между вами уже несколько недель чувствуется напряжение.

– Да, – тяжело вздыхает Алья, бросая полный сожалений взгляд на пустое место рядом с собой.

А потом в ее взгляде зажигается решительный свет. Алья слегка приподнимается на стуле, неосознанно хватается за парту и наклоняется к мальчикам.

– Я думаю… Нет, я знаю, Маринетт что-то от меня скрывает, – заговорщицким тоном шепчет она. – Что-то важное. И думаю, я знаю, о чем речь, но она отказывается говорить со мной.

– Ты уверена, что не напридумывала себе всякого? – возражает Нино, заинтересованно приподняв бровь.

– Абсолютно, – отвечает она шокированным тоном, явно оскорбленная тем, что кто-то может подвергнуть сомнению ее умозаключения. – Я кое-что обнаружила насчет нее. Кое-что серьезное. Очень, очень серьезное. И я… Я не уверена, что делать с этой информацией. Каждый раз, когда я пытаюсь поднять эту тему, она сбегает.

– Если хочешь, можешь сказать нам, – предлагает Адриан, а Нино подтверждает энергичным кивком.

Пока Адриан не знает, что так беспокоит Алью, он не знает, сможет ли действительно помочь.

Но неважно. У него полно возможностей – и как у Адриана, и как у Черного Кота, – и самое меньшее, что он может сделать – предложить подруге поддержку. Тем более, что судя по отчаянному выражению на ее лице, поддержка ей явно необходима.

Алья бросает нервный взгляд на дверь, машинально поправляет на носу очки и, наконец, немного наклоняется вперед. Ее взгляд светится странным светом, и решимость теперь смешивается в нем с гневом.

– Я думаю, Маринетт кто-то бьет, – наконец, выдыхает она.

Если бы ситуация не была столь драматична, Алья могла бы рассмеяться на ошеломленное выражение лиц своих друзей. Но у нее совершенно нет настроения для веселья.

1
{"b":"653292","o":1}