ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 1 ==========

Ледибаг часто мечтала о том дне, когда они с Черным Котом победят, наконец, Бражника. Это мгновение без сомнения станет их триумфом. Высшей точкой их героической карьеры.

Никогда она и подумать не могла, что, напротив, оно станет началом долгого и мучительного погружения в кошмар.

Последняя битва, в которой сошлись Бражник и герои Парижа, была неслыханно напряженной. Опустошительной даже.

Ледибаг подозревала, что остановить противника будет сложно. После стольких лет терроризирования Парижа Бражник, конечно же, не сдался бы без сопротивления.

Увы, супер-злодей полностью оправдал это мрачное предчувствие. Он сражался изо всех сил, загоняя Ледибаг и Черного Кота в угол.

Никогда еще Ледибаг не встречала такую бурю ярости, никогда так близко не подходила к худшему.

Сказать, что Бражник сражался – весьма мягкий эвфемизм. Супер-злодей прошелся по улицам Парижа, точно ураган ненависти, разоряя прежде мирный квартал, куда его загнали Ледибаг и Черный Кот. Чудесный вечер быстро превратился в ад на Земле, в котором супер-злодей сеял разрушение и опустошение на своем пути.

Раскалывающиеся статуи, рушащиеся дома, загорающиеся машины - ничто не ускользнуло от его бешеного гнева.

А особенно Черный Кот и Ледибаг.

С искаженным от ярости лицом Бражник без малейшей жалости атаковал героев. Нанося удары – один страшнее другого, – умышленно ища возможность ударить, когда они будут наиболее уязвимы.

Если бы не их опыт сражений, замечательное умение работать в команде и чудесная удача Ледибаг, исход битвы без сомнения мог бы стать фатальным для героев. Но они сражались, отбивались, сжав зубы под ударами и игнорируя острую боль, пульсирующую в теле.

И наконец, наконец, когда надежда казалась столь же хрупкой, как свеча, зажженная в сердце бури, они сумели повергнуть Бражника.

С бешено колотящимся сердцем – от боли, волнения и адреналина – Ледибаг приблизилась к своему всегдашнему врагу. Дрожащими руками она протянула руку к его воротнику и быстрым движением сорвала с него камень чудес.

И именно в это мгновение мир рухнул.

Ледибаг, окаменев, стоит на одном месте. Парализованная недоверчивым ужасом, она смотрит в лицо Бражника, не видя его по-настоящему.

В это короткое мгновение ее мозг застывает так, словно его внезапно сковало льдом. У нее не получается размышлять, она отказывается понимать очевидное. Признать, что ей знакомы эти холодные черты, эти светлые волосы, этот человек, чья фотография регулярно появляется в крупнейших модных журналах страны.

Ей хочется взвыть: «Невозможно!» Это невозможно.

И однако надо признать правду.

Габриэль. Агрест.

Бражник – не кто иной, как Габриэль Агрест.

Отец Адриана.

К пребывающей в шоке Ледибаг сбегаются полицейские. Они расходятся, образуют кордон, чтобы держать на расстоянии уже собирающуюся толпу. Трещат вспышки камер журналистов, освещают силуэт героини и человека, который лежит у ее ног. Словно в кошмарном сне Ледибаг видит, как резкие вспышки света обостряют черты Габриэля Агреста, с каждой секундой делая картину всё более нереальной.

Отец Адриана – Бражник.

У Ледибаг кружится голова, и она пошатывается. Желудок скрутило, и ей приходится сражаться с внезапным ощущением тошноты. Никогда бы она и представить не могла, что ее худший враг может оказаться отцом ее одноклассника.

Тем более особенно дорогого ее сердцу одноклассника.

Она ни мгновения не сомневается, что жизнь Адриана в этот момент срывается в абсолютный кошмар. Он единственный сын Бражника, и об этом, вероятно, знает уже весь Париж. В пересохшем горле возникает ощущение наждачной бумаги, Ледибаг с трудом сглатывает.

Это катастрофа. Настоящая катастрофа.

Никогда она не чувствовала себя настолько беспомощной. Она хотела бы всё стереть, сделать всё для защиты Адриана, но слишком поздно.

Адриан – сын Бражника, и она не смеет и представить, как он подавлен этой разрушительной новостью.

Только услышав испуганное восклицание Альи, Ледибаг, наконец, выходит из ступора. Она поворачивается, замечает лучшую подругу в нескольких метрах от себя. Ее глаза настолько расширились, что, кажется, того и гляди выпадут из орбит, а ладони прижаты ко рту, словно в попытке сдержать вопль ужаса.

Со странной безучастностью Ледибаг на мгновение задается вопросом, был ли у нее настолько же оглушенный вид, как у подруги, когда она обнаружила, кем является Бражник. Затем ничтожную долю секунды спустя она понимает, что Черный Кот вообще-то тоже должен находиться в поле ее зрения.

Она снова поворачивается, ища напарника взглядом.

Но Черный Кот исчез.

Охваченная мигренью – столь же внезапной, как и сильной, – Ледибаг машинально подносит ладони к вискам. Сейчас в ее мозгу вертится слишком много мыслей, и кажется, будто он того и гляди взорвется. Она чувствует, как волны боли беспощадно пульсируют в голове, и теперь у нее лишь одно желание: бежать. Вырваться из этого кошмара, вернуться к себе и вдоволь наплакаться.

Отец Адриана – Бражник, и это разбивает ей сердце.

Хаос вокруг нее возрастает с новой силой. Полицейские окружают Габриэля Агреста, журналисты орут вопросы единственной героине, оставшейся в их распоряжении, зеваки бросают оскорбления знаменитому модельеру.

Полная какофония.

Вопросы сталкиваются, смешиваются, и Ледибаг не может разобрать ни одного адресованного ей слова.

Не то чтобы она хотела отвечать, в любом случае.

Сильно прикусив щеку в попытке сдержать закипающие на глазах слезы, Ледибаг приветствует толпу кратким жестом. А потом без единого слова бросает йо-йо в воздух и исчезает за крышами Парижа.

Как справедливо предположила Маринетт, новость о личности Бражника разлетелась по Парижу со скоростью света. За пару часов информация вызывает в интернете словно неудержимое цунами, затопившее город и всю Францию.

В других обстоятельствах Маринетт была бы в восторге от победы над врагом. Горда даже.

Она, несомненно, отпраздновала бы блистательный триумф с Черным Котом, поздравляя себя с тем, что отныне может насладиться последними лицейскими каникулами(1) без малейших помех. Занятия закончились, экзамены недавно сданы, и поражение Бражника стало бы для нее началом чудесного лета свободы.

Но сегодня у победы ужасающе горький вкус.

Конечно, Маринетт остановила Бражника.

Но точно так же она отобрала у Адриана единственную оставшуюся ему семью.

Давно наступила ночь, а Маринетт по-прежнему не может уснуть. Она сходит с ума от беспокойства за одноклассника, ее грызет чувство вины. Напрасно Тикки утверждает, что она лишь выполняла свой долг и что она нисколько не в ответе за действия Бражника, Маринетт не может не винить себя. Отец Адриана проведет последующие годы в тюрьме, и это она отдала его в руки правосудия.

Зачем быть героиней, если это означает подвергнуть такому испытанию того, кого любишь?

Она не в состоянии представить ту боль, что должен сейчас испытывать Адриан. Они с отцом не были близки – это ни для кого не секрет. Но также все знают, насколько Адриан жаждет отцовской любви, которой ему так не хватает, и как он всегда мечтал, чтобы отец уделил ему хотя бы секунду внимания.

Маринетт не знает, что бы чувствовала, если бы ей пришлось узнать, что ее собственный отец был супер-злодеем. Если бы он был человеком, годами терроризировавшим Париж. Тем, кто нападал на нее и ее напарника. Тем, кто много раз едва не ранил ее – или еще хуже, – и всё это без капли жалости.

От одной мысли у нее скручивает желудок, а на глаза наворачиваются слезы.

Как будто этого мало, у Адриана даже нет роскоши залечить раны в уединении. Габриэль Агрест – известная в столице личность, и разразившийся скандал грандиозен. Маринетт знает от Альи, что журналисты осаждают фамильный особняк с того момента, как раскрылась личность Бражника. Они фотографируют дом со всех ракурсов, пытаются заговорить с Адрианом прямо с улицы, названивают всем тем, кто имеет близкую или далекую связь с семьей Агрест.

1
{"b":"653293","o":1}