ЛитМир - Электронная Библиотека

Белла Форрест

Харли Мерлин и Тайный ковен

Переведено специально для группы

˜"*°†Мир фэнтез膕°*"˜

http://vk.com/club43447162

Оригинальное название: Harley Merlin and the Secret Coven

Автор: Белла Форрест / Bella Forrest

Серии: Харли Мерлин #1 / Harley Merlin Series #1

Перевод: Ксения Ничкова

Редактор: Анастасия Бойко

Пролог

Я замерла, прислонившись спиной к окну, все мое тело дрожало, когда зверь передо мной содрогнулся от восторга.

Еще секунда и я стану его обедом.

Что-то внутри меня взорвалось, словно гром, не желая сдаваться. Воздух вокруг загустел, я чувствовала, как он щекотал кончики пальцев, взывая ко мне завладеть им. Я делала так раньше, но не из-за силы, мне необходимо было оглушить такого же монстра, как этот.

Я должна была попробовать. Другого выбора не было.

Я сконцентрировала всю энергию, которую смогла собрать и впервые почувствовала, как сквозь меня проходят частицы Хаоса. Мой разум отключился, и я вытянула руки. Ветер снаружи грохотал и завывал, ударяясь в окно.

Я пригнулась, когда разбитые стекла взорвались вокруг. Осколки вонзились в лицо и глаза зверя, и он зашипел от боли.

Не имея других шансов на спасение, я обняла поток воздуха и прыгнула на подоконник. У меня перехватило дыхание, когда я посмотрела вниз, а затем закрыла глаза и бросилась вниз.

Глава 1

Мой взгляд блуждал по покерному столу.

Крупье — парень лет двадцати, был одет в белоснежную рубашку и черный шелковый жилет, а его каштановые волосы были уложены слишком большим количеством геля. Его ловкость, когда он тасовал колоду привлекла мое внимание, прежде чем я начала изучать игроков.

Две женщины и трое мужчин. Трое из них пропустили встречи Анонимных игроков, об этом я могу судить по их нервозности и чувству вины. Это было написано на их лицах. Двое других: мужчина лет двадцати с небольшим и симпатичная брюнетка, которая не выглядела старше двадцати трех лет, поразили меня своей невозмутимостью среди всех, кого я видела за вечер.

Это была самая стабильная работа, которую я получила в свои руки, поэтому я должна хорошо ее выполнить. Прошло три месяца, а я уже поймала пятнадцать человек на мошенничестве и подсчете карт. Это не простая профессия, во всяком случае, для большинства людей. Она требует знаний психологии и изучения языка тела, наряду с отличным знанием самой игры. У тебя будет больше шансов на успех, если ты бывший мошенник, желательно, с некоторым опытом Вегаса. Но у меня опыта было очень мало.

С другой стороны, я не была «большинством людей».

После ставок настало время «флопа». Крупье разложил на красном бархатном столе три карты: семерку треф, бубновую даму и пятерку пик, пока мы проверяли свои «дырявые» руки. Но в любом случае, мне нечего было терять. Казино давало мне деньги, так что не имело значения, проиграю я или нет. Моя награда была в виде щедрого процента от выигрыша мошенников, если я ловила их за столом, плюс моя почасовая ставка.

Техасский Холдем был излюбленным местом для тайного сговора и учитывая количество денег, вложенных в сегодняшнюю игру, я знала, что этим вечером найду смелых игроков.

Мои инстинкты указали мне на пару «невозмутимых». Остальные трое уже вспотели. Один из них явно был опытным игроком, по крайней мере, по сравнению с остальными. Седеющие волосы, щетина цвета соли с перцем, пятна пота на персиковой рубашке, мужчина нервно щелкал двумя голубыми фишками, глядя на три карты. Скоро он сдастся.

Я почувствовала это нутром. Он ничего не мог поделать с тем, что держал в руке и что лежало на столе. С пятью дерьмовыми картами вместе взятыми и еще двумя, «терн», и «ривер», он совсем не чувствовал успеха в этом раунде. Конечно, он склонен к азартным играм, но он, вероятно, за эти годы проиграл достаточно, чтобы знать, когда начинать бой.

Он усмехнулся и скинул карты.

«Ха, называй это! Кто умничка? Я умничка», — мысленно поздравила я себя, пока мой взгляд блуждал по столу. Я была умницей. Это было единственное, чему я научилась у отца.

Я открыла свой черный атласный клатч, который я подобрала к платью, и сделала вид, что ищу салфетку. У меня в бумажнике лежала маленькая записка. Я вытащила ее, и некоторое время изучала.

«Харли, мне так жаль, что я так с тобой поступаю, но другого выхода нет. Оставайся в безопасности и будь умницей. Я люблю тебя. Папа».

Эта записка была единственным, что оставили мне родители, перед тем как отдать в приют, когда мне было три года. После этого меня перебрасывали из одной приемной семьи в другую. Совет отца каким-то образом помог мне сохранить рассудок. Даже сейчас, приближаясь к зрелости, я все время смотрела на эту записку, когда какая-то часть меня колебалась. Будучи приемным ребенком, я всегда должна была «оставаться в безопасности» и «быть умницей», хотя эти понятия редко шли рука об руку.

Когда очередь подошла к концу, я снова оглядела покерный стол.

У каждого из этих людей были свои истории. У них были имена и фамилии, родители, бабушки и дедушки, дяди и дальние родственники, номера социального страхования и студенческие кредиты. В моем извращенном видении мира они существовали, в то время как я была своего рода гостем. Всегда снаружи, заглядывая внутрь.

У меня не было личности. Просто имя на бумаге. Я снимала квартиру в Парк-Уэсте и зарабатывала на жизнь тем, что ловила мошенников в казино. Никто ничего не знал ни обо мне, ни о моих… особых навыках, и меня это устраивало.

— Ставлю двадцать, — невозмутимо сказал мужчина, глядя через стол на столь же невозмутимую женщину.

В глазах остальных они не знали друг друга. Они были совершенно незнакомы, обмениваясь любезностями во время игры в Техасский Холдем, где на кону стояли десятки тысяч долларов. Но я чувствовала физическое влечение между ними. Парень был по уши влюблен в нее. Она была без ума от него. Между ними было то знакомое, сильное чувство, которое они не могли скрыть от меня. Это было недостатком эмпата; я чувствовала каждую эмоцию, как если бы она была моей собственной.

Я была, как бы влюблена в них обоих, как будто мы были вместе уже несколько лет. Фу…

Когда с ривером было покончено, я почти слышала, как сердце парня выпрыгивает из груди. Его возбуждение наполнило меня до краев и судя по взглядам, которыми пара коротко обменялась, без ведома кого-либо еще, они были готовы сделать несколько хороших старомодных кульбитов, поднимая и поднимая друг друга, пока между ними не появится другой игрок.

И я точно знала, кто их цель в этом раунде. Другая женщина, один из заядлых игроков. Она нервничала, ее глаза перебегали с одной карты на другую: семерка треф, бубновая дама, пятерка треф, валет треф и еще одна — дама червей.

Моя рука ослабла. Все, что я могла предложить, это пару пятерок. Я скинула карты, щелкнув зубами.

— Пожалуй, в другой раз, — сказала я, откидываясь на спинку стула.

Как и ожидалось, невозмутимая парочка начала передразнивать друг друга.

— Я думаю, что это хорошая ночь, — сказал парень, затем бросил несколько красных фишек на кучу, собравшуюся в середине стола. — Тридцать.

— Твоя самоуверенность может быть твоей слабостью, — сказала девушка, ухмыляясь, и подняла ставку еще на тридцать, проведя языком по жемчужно-белым зубам. Обтягивающее платье нефритового цвета, которое она носила, должно было возбудить и судя по тому, что я считывала с парня, она получала желаемые результаты.

Я поерзала на стуле, чувствуя себя немного неуютно от ощущения чужого возбуждения, но, тем не менее, оставалась собранной. Наряд девушки выглядел дорогим. Они здесь не для того, чтобы играть за гроши.

1
{"b":"653683","o":1}