ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свидания с детективом
Дневник памяти
Озорная классика для взрослых
Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты
Сибирская сага. История семьи
Где живет счастье
55
Между жизнями. Судмедэксперт о людях и профессии
Агата и археолог. Мемуары мужа Агаты Кристи
A
A

• одноклассники (бойкот, кризис и выход из него);

• новые понятия (ностальгия, бойкот, жестокость); новые роли (комсорг школы, Снегурочка, лидер).

Рана еще не зажила после папиной смерти, а тут – отчим, новая страна, новый класс, отсутствие друзей. Никогда не думала, что буду так тяжело переносить разлуку с одноклассниками. Каждый день писала письма и плакала.

Не находила себе места и покоя. Очень хотела домой, в Лиманское, на лиман. Я так горько плакала, зарывшись под подушку в своей комнате, днями, неделями, месяцами. А тут еще этот бойкот в Литве…

Второй цикл – испытания

11 лет – смерть отца.

14 лет – кризис:

• переезд с Украины в Литву;

• новое замужество мамы, сложные отношения с родными;

• новая школа, бойкот;

• преодоление кризиса. Новые роли в школе.

Боль – она бывает разной, но самое главное – от нее не закрываться.

Из моей книги «Мечтай и действуй»: «В Литву мы приехали в ноябре 80-го. Военный городок Рукла – маленький, чистенький, уютный. В школе учились дети военных. Часто переезжали с места на место, жили за рубежом…

Я понравилась. Понравилась мальчишкам. Одна записка, вторая, третья – начали предлагать мне дружбу, назначать свидания, выражать симпатию. Но мне не нравился никто, моего возраста мальчишки меня вообще не интересовали. Те, которые предлагали мне дружбу, в основном были двоечниками, в записках – масса ошибок, а это для меня было показателем. Но девочки так не думали – они почувствовали покушение со стороны на их частную собственность, самая ядреная была Светка Забелина, это она заправляла всем процессом. Была она ярко выраженным лидером, дружила с мальчишками – ими повелевала, и с девчонками – их она на свой лад настраивала, а они ее слушались. Вот и подала она идею – мне бойкот объявить. Чего, мол, наших мальчишек из-под носа уводит, не выйдет, не дождешься. Ребята поддержали, так как их предложения были отвергнуты, а девчонки – чтобы неповадно было парней уводить. Словом, я оказалась между двух огней. Что это такое, вы знаете?

А что такое ностальгия? Нет? Тогда вы счастливчики. Я думала, что чувство это присуще только взрослым, а я к этому моменту уже и была взрослой. До седьмого класса училась почти «на отлично»; руководитель октябрятской звездочки, примерная пионерка, ведущая линейки, собрания в классе, лучший чтец стихотворений. Все это осталось там, на Украине, в моем родном поселке, где меня знали, любили и жалели.

Никто из родителей моих одноклассников не умирал. А у меня умер папа».

Тяжелыми, но важными уроками для меня стали ностальгия по родине, по родственникам и настоящим друзьям… и бойкот класса. «Понимание верности, честности и первой морали» я обретала в жестких условиях, приближенных к боевым.

Мама, учитель русского и литературы, замдиректора школы, за небольшой промежуток времени – новичками мы были обе – зарекомендовала себя как профессиональный преподаватель. Ее слушали на уроках литературы, затаив дыхание. Она умела преподнести и донести глубину переживаний героев, мысли до нашего сознания, ее уроки нравились всем, и я просто обожала ее. Мама собрала всех в классе, выставила меня за дверь и долго о чем-то разговаривала с моими одноклассниками. Я не знаю, о чем она говорила, но после этого отношение ко мне в классе сильно изменилось. Во мне перестали видеть чужую. Судьба, которая выпала на мою долю – похоронить папу, оставить друзей, родину, тронула сердца одноклассников. У них все было хорошо – это сделало их черствыми, но не глухими. Как часто нам для понимания не хватает элементарного общения. Язык сердца в состоянии разбудить в любом, даже самом жестоком человеке чувство сопереживания.

Я очень благодарна своей мудрой, любящей маме. Как нелегко ей было тогда! Ей нужно было быть мудрой, чтобы принимать решения, которые меняли нашу жизнь.

В жизни я всегда была яркой, выделялась из толпы, была сразу заметна на фоне других. Во мне очень скоро заметили организаторские способности. В четырнадцать лет вступила в комсомол, и практически сразу меня избрали комсоргом школы. Для меня это не стало неожиданностью, скорее – закономерностью.

С детского сада была вечной Снегурочкой. Родилась я натуральной яркой блондинкой. Думаю, именно мои длинные белокурые волосы изначально определили эту роль. И в Литве я не избежала той же участи. Во мне признали Снегурочку, и закружился вихрь событий. Целую неделю до Нового года ежедневно проводила по несколько утренников, для всех классов – от начальных до старшеклассников. Позже меня пригласили в Дом офицеров быть Снегурочкой для семей военнослужащих. Уроки ораторского мастерства сдала «на отлично».

Новые жизненные «роли» – комсорга школы, Снегурочки – научили меня ответственности, дисциплине, самоорганизованности. Я рано поняла значимость личного примера, важность творчества.

Всего семь лет… целых семь лет!

Третий цикл моей жизни – пятнадцать лет – двадцать один год – начинался бурно… Новые обязанности в школе. В восемнадцать лет – госэкзамены и автомобильная авария. Первая несчастная любовь. Поступление в университет (ВГУ), грабеж и попытка изнасилования. А потом – замужество в двадцать лет и страшный кризис в мой двадцать один год – смерть первого ребенка…

Из личных архивов автора: «Сегодня 31 марта 1981 года. Все 6 дней я с нетерпением ждала маму. Все каникулы прошли в ожидании чего-то сверхъестественного. Я ждала маму, как Бога. Все обиды, нанесенные и Вовкой, и д. Витей, сносила и откладывала на тот день, когда приедет ОНА, хотела все это излить ей, как наболевшее. И вот сегодня, когда этот день пришел, ничего, кроме обиды, жгучей обиды я не вижу. Ведь она ничего не знает!

Дядя Витя каждый день меня укоряет, что я буду плохой хозяйкой и так далее. Боже мой, ну как все-таки обидно. Был папа. Зачем все так? Этот вопрос я задаю себе уже третий год и не нахожу на него ответа.

Оба они меня ненавидят, а мама не хочет разобраться. И как я докажу, если факт „налицо“ – в комнате грязь, вилки грязные, кушать нечего… Да и зачем доказывать, ведь все равно ничего не поймут, и я останусь виноватой.

А отчим только и каркает: „Ты ничего не делай, зачем тебе это?“ И даже когда я хочу сварить, убрать, его карканье сразу раздражает меня, и я назло ничего не делаю. А когда что-нибудь сделаю, он говорит: „О, что-то будет, один раз сварила или убрала!“ И все это с такой иронией, что после этих слов думаешь: лучше вообще ничего не делать!!

Боже мой, вот опять! Спрашивает: „Чья банка непомытая?“ Я говорю: „Вовкина“. А он: „Ты же, я знаю, делала гоголь-моголь“. Всячески хочет показать, что я во всем виновата. Нет. Нет у меня такого человека, который бы помог мне. Вот только вчера прочитала „Свет мой, зеркало, скажи“ – это все для девочек. Очень интересная книга. Там говорится о том, что девочка должна быть хозяйкой, как воспитывать себя. Я со всем соглашаюсь и вот думаю, приедет мама – все начну делать по-другому, перестану огрызаться, буду ей помогать… Ну, а как после такого будешь исправляться, если наоборот хочется все делать?(…)

Я думала, что не завидую тем, у кого есть папа, а оказывается, наоборот, я даже злюсь на них. Подумаешь, папа! А самой обидно. Какой уже раз повторяю: „Зачем все так случилось?“ и не могу отвязаться от этой мысли… Ну, ладно. Пойду смотреть за супом. Завтра в школу. Неохота».

Я не была влюбчивой, пожалуй, даже наоборот. Очень быстро мне открывались недостатки противоположного пола: рваный носок, безграмотная записка, статус двоечника-неудачника… Ждала своего идеала… Неожиданно для себя влюбилась… Андрей – первая несчастная любовь…

8
{"b":"655922","o":1}