ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва я начал увлекательный рассказ о своих похождениях в Европе, как в нашу комнату, с шумом распахнув тщательно запертые двери, вошел сияющий Вольдемар.

— Где мой драгоценный Денис?! — громогласно осведомился он. — Не смейте скрывать его от меня!

После бурных приветствий он присоединился к нашей компании. Вольдемар, как выяснилось, решил тряхнуть стариной, в нынешние непростые времена счел своим долгом вернуться на службу в Конгломерат.

Мы шутили, смеялись, выпивали. А я уже начинал присматриваться к друзьям. Начинал вживаться в роль контрразведчика. Начинал анализировать, сопоставлять, прикидывать.

Кто из них «крот», кто подменил Лозу?

Вот Стас. Весь из себя рафинированный, красавчик, модник. Сложно представить его плетущим сеть интриг. Хотя, почему сложно?

Тролль. Создается впечатление, что живет в виртуальной реальности. Такой хакер не от мира сего. А глаза, как и у всех нас. Глаза «минуса». Не стоит обманываться.

Влад. Наверное тот, кто мне ближе всего из собравшихся. Он мрачный парень, но надежный, как танк. Бесстрашный, сильный. Но отнюдь не тупой силовик.

Вольдемар. Только что вернулся на службу, а «крот» действует давно. Впрочем, он и раньше все время ошивался поблизости. Вынюхивал что-то?

А есть ли вообще в этой комнате «крот»? Почему я так в этом уверен? Вдруг, это такой тонкий ход Управляющего, очередная хитрая провокация, проверка, чистка кадров или черт знает еще что. Эти типы и не такое придумать могут.

Наше дело, наша служба, Конгломерат. Стоит ли оно того, чтобы бесконечно лгать друг другу, шпионить за своими приятелями?

Чтобы всех и каждого подозревать в предательстве, чтобы самому в какой-то мере становится предателем?

Вот у Управляющего, наверное, нет ни друзей, ни любви. У Иштвана, наверное, тоже. Да и не нужны они им. Они старые прожженные циники. Магистры черных интриг.

А я? Может, пора отказаться от вредных и опасных предрассудков? Задушить в себе, как выразился Управляющий, этот непоследовательный идеализм? Ну, уж нет, не дождетесь. Хоть что-нибудь оставлю себе от того, прежнего Дениса Яблокова.

— Эй, чего ты там бормочешь? — радостно осведомился Вольдемар. — Ты-то надеюсь, с нами?

— В смысле? — мучаясь в раздумьях, я прослушал его.

— Алло, — Вольдемар помахал рукой. — Алло, Земля! Новый год на носу. Ребята собираются у меня на даче. Камин, выпивка, фейерверки, сауна… Все дела! Ты с нами, конечно?

— Я-то? — я усмехнулся, чокнулся с ним рюмкой. — Конечно с вами!

9. В узком кругу

«Лексус» Вольдемара свернул с шоссе на проселок, с обеих сторон окруженный посеребренным инеем лесом.

Я сидел рядом со Стасом в его «Мерседесе». На заднем сидении Влад спорил с Троллем, которого нам удалось утащить с собой, о перспективах социальных сетей в интернете. Тролль утверждал, что за ними будущее, Влад убеждал его, что перспектива отыскать в интернете свою бывшую одноклассницу, изрядно постаревшую и подурневшую, и сделать с ней то, что так хотелось сделать на выпускном, кажется ему малопривлекательной, и вообще интернет — интеллектуальная помойка.

Повернув вслед за «лексусом» мы поехали по скрипучему гравию, среди отливающих синим сугробов. За нами тащились еще две машины с ребятами. Другие обещали подтянуться ближе к вечеру. Вольдемар затеял собрать у себя на новогоднее торжество чуть не половину наших штатных сотрудников.

Дорога была хорошо расчищена, на въезде в поселок ярко горели окна сторожки у шлагбаума. Свет горел и во многих особняках в самом поселке. Дома тут были добротные, многоэтажные коттеджи, со всеми удобствами, и до Москвы рукой подать. Многие, видимо, решили отметить праздники здесь, поближе к природе.

Особняк Вольдемара, не особняк даже, а небольшой готический замок из красного кирпича, притаился среди разлапистых темных елей. По двору расхаживали черные немецкие овчарки. На землях, раскинувшихся окрест, можно было устроить целые плантации клубники или выставить ряды парников, но Вольдемар был чужд традициям подмосковного садоводства. Вокруг, опоясанный высоким кирпичным забором, был кусок толком не расчищенного дикого леса. Данью цивилизации за зарослями проглядывала заснеженная площадка теннисного корта.

Особняк поражал и своими внутренними размерами. С непривычки в нем очень легко можно было заблудиться.

Наша компания разместилась в большом зале возле камина, на диванах, застеленных мягкими шкурами. Было жарко, потрескивали поленья, на широких окнах лежали морозные узоры.

Потекла неспешная беседа старых приятелей и сослуживцев, бокалы со звоном встречались, и тут же расставались, спеша наполнить нас приятным согревающим теплом.

Что-то около часа мы провели за разговором, когда с улицы послышался шум машин.

— А вот и девочки! — радостно провозгласил Вольдемар, отправляясь ко входу.

Распахнулись двери.

— Еле нашли вас! — раздался веселый женский голос. — Вовка, запутал нас совсем. Нет бы, встретить. Пришлось твой след энергетический ловить, ха-ха-ха!

— А вы способности, способности развивайте! — дурным голосом орал в ответ Вольдемар. — Девчонки, проходите. Тут все свои, никого чужого!

Сбивая с каблуков снег и смеясь, появились наши разрумянившиеся сослуживицы. Молодые люди бросились принимать пальто. Среди толчеи у входа я увидел Оксану. Деловой костюм она сменила на темное платье, черные колготки и высокие сапоги. Выглядела чудесно.

Ну что ты будешь делать?! С новым счастьем, Яблоков.

Вольдемар рассадил девушек по залу, не прекращая радостно голосить. Тут действительно все были «свои». Давно знакомые лица, которые каждый день встречались в коридорах офиса, в кабинетах, в очереди в бухгалтерию, на брифингах и общих совещаниях. Все друг друга знали, кое-кто друг друга на дух не переносил, у некоторых были общие интимные секреты.

Я сидел в углу, рядом со Стасом, мы потягивали из стаканов виски со льдом.

— Настроение новогоднее есть? — спросил я.

Стас пожал плечами, изящным жестом поправил кудри. Томный взгляд его был направлен на рыженькую сотрудницу отдела прогнозирования. То ли Любочка, то ли Людочка, я не мог вспомнить.

— Стас, что такое счастье? — спросил я.

Он моргнул, поглядел на меня. Отпил из бокала.

— Счастье, это когда возможности совпадают с желаниями, — сказал он.

— Ты счастлив?

— Когда как, — сказал он, задумчиво хмурясь. — А почему ты спрашиваешь?

— Так, — я поболтал стаканом, послушал, как гремит по стенкам лед. — Пытаюсь новогоднее настроение создать.

— Хочешь, я угадаю, что тебе нужно? — спросил Стас.

— Хочу.

Он молча указал кивком в противоположную сторону зала.

Я посмотрел в ту сторону и увидел Оксану, мило беседующую с Вольдемаром.

— Ты просто не знаешь подхода к девушкам, — насмешливо сказал Стас. — Хочешь научиться, спроси меня как.

— Есть универсальный рецепт?

— Конечно, — Стас просиял. — Сначала секс, потом отношения!

Я почесал подбородок. Прищурившись, посмотрел стакан на просвет. В расплавленном янтаре играли блики от горящего в огне камина.

— Стас, а ты хотел бы жить вечно? — спросил я.

Стас поскучнел, разочарованно тряхнул кудрями.

— Дэн, — сказал он. — если у тебя депрессия, изливай ее на Влада, окей? Вы друг друга стоите.

— Так да или нет?

— Да нафиг надо, — он отпил из бокала. — Чего я в ней не видел, в жизни в этой, чтобы еще ее на вечность натягивать?

Нет, подумал я. Невозможно его представить крадущимся по узким пыльным коридорчикам хранилища, с фонариком в зубах и в кожаных перчатках. Как он подменивает Лозу на ореховый прутик, воровато косясь по сторонам. Да он бы его и выстругать не смог, терпения бы не хватило.

— Хороший ты парень, Стас, — сказал я.

Мы чокнулись.

— Сиди тут и кисни дальше, — сказал Стас, отставляя пустой стакан и поднимаясь с дивана. — А я пойду делом заниматься.

Небрежной походкой бывалой модели он направился через зал к рыжей сотруднице отдела прогнозирования.

22
{"b":"656556","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сибирская сага. История семьи
На службе у войны: негласный союз астрофизики и армии
Пенсионер. История третья. Нелюди
Низший
Марафон: 21 день без сахара
Ветер Севера. Аларания
Порочное влечение
The One. Единственный
Пленница для сына вожака