ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейт Хьюит

Вознагражденная любовь

Demetriou Demands His Child

Copyright © 2016 by Kate Hewitt

«Вознагражденная любовь»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

Глава 1

Сегодня ее ждал волшебный вечер. Оглядев себя в зеркале, Иоланта Петракис улыбнулась своему отражению. Новое платье из серебристо-белого атласа мягко обтекало ее тело, расширяясь от бедер книзу и заканчиваясь пеной оборок у щиколоток. Это сказочное платье достойно принцессы. Иоланта и чувствовала себя принцессой – Золушкой, отправляющейся на свой первый бал.

В дверь ее спальни постучали.

– Иоланта! – позвал ее отец Талос Петракис. – Ты готова?

– Да. – Иоланта провела рукой по своим блестящим темным волосам, которые горничная Амара уложила в элегантный высокий пучок. Сердце стучало от волнения и восторга. Сделав глубокий вдох, она открыла отцу дверь.

Талос, молча, осмотрел ее с ног до головы, и Иоланта затаила дыхание, надеясь, что он остался доволен ее внешним видом. После того как отец целую вечность держал ее в заточении в своей деревенской вилле.

– Как тебе мое платье? Амара помогла мне выбрать его…

– Что ж, оно вполне приличное. – Талос коротко кивнул, и Иоланта вздохнула с облегчением. Отец был более чем сдержан в проявлении своих чувств, и дочь к этому привыкла. – Помни, ты должна вести себя достойно, – добавил он строго.

– Конечно, папа. – Можно подумать, что когда-нибудь было иначе? Правда, разве у нее были шансы вести себя иначе, если она сидела взаперти.

– Твоя мать была бы рада видеть тебя такой, – охрипшим голосом произнес отец, и сердце Иоланты болезненно сжалось. Алтеа Петракис умерла от рака, когда Иоланте было всего четыре года, и у нее сохранилось совсем немного смутных воспоминаний о матери. После ее смерти Талос с головой ушел в свой бизнес. Иоланта часто с грустью задумывалась: был бы отец другим, если бы мама не умерла? Более ласковым, более внимательным. Она видела его не более одного раза в несколько месяцев. Приезжал он только для того, чтобы проверить, все ли идет согласно его планам.

– Ты выглядишь хорошо, – продолжил Талос, – но нужно еще кое-что. – Из кармана своего смокинга он достал бархатную коробочку. – Это для взрослой женщины, готовой к встрече со своим будущим мужем.

– Мужем… – Иоланте не хотелось об этом думать. Она понимала, что должна будет выйти за человека, которого выберет для нее отец, но не так скоро.

– Открой, – приказал отец.

Иоланта открыла коробочку и ахнула от восторга при виде бриллиантовых сережек в форме капель.

– Какие красивые!

– Это не все. – Из другого кармана Талос достал подходящее к сережкам колье с тремя бриллиантовыми каплями. – Это украшение твоей матери. Оно было на ней в день свадьбы.

Иоланта с благоговением взяла колье и погладила пальцами сверкающие камни.

– Спасибо, папа.

– Я ждал подходящего случая, чтобы отдать их тебе. Первый бал случается в жизни молодой девушки не каждый день. Ты должна выглядеть соответственно.

Иоланта вдела в уши сережки и повернулась к отцу спиной.

– Ты не застегнешь мне колье?

– Конечно. – Отец щелкнул замочком, а потом положил руки на плечи дочери. – С тобой поедет Лукас, он будет за тобой присматривать. Постарайся уделить ему внимание.

Иоланта несколько раз встречала Лукаса – начальника техотдела в фирме отца; при мысли о том, что ей придется провести весь вечер в обществе этого надутого индюка, она почувствовала, как у нее внутри все сжалось от разочарования.

– Я думала, ты поедешь со мной.

– У меня дела. – Отец сделал шаг назад, и его лицо снова посуровело. – Я разрешаю тебе поехать на бал, потому что ты уже достаточно взрослая, и тебе пора замуж. Лукас – не самый плохой вариант.

Иоланта хорошо знала, что означает эта жесткая линия отцовских губ и непроницаемая чернота его глаз, спорить с ним бесполезно. Она кивнула, но в душе вспыхнула мятежная искра. Иоланта не собиралась провести весь вечер, а тем более всю жизнь с таким занудой, как Лукас Каллос.

Алекос Деметриу вошел в бальный зал. Свет от многочисленных хрустальных люстр играл на драгоценностях женщин и белых рубашках мужчин. Весь цвет афинского общества собрался этим вечером на первом крупном событии сезона, и на этот раз Алекос был среди приглашенных. Год назад его имя не значилось в списке гостей, его даже никто не знал. Но теперь, после стольких лет неудач, он наконец начал пробиваться наверх. Теперь Алекос имел полное право находиться здесь, бок о бок с богатыми и знаменитыми.

Взяв у одного из сновавших по залу официантов бокал шампанского, Алекос поискал взглядом своего врага, Талоса Петракиса, – человека, отнявшего у него все и сделавшего это с улыбкой на лице. Он представлял миру фальшивую маску великодушного бизнесмена и гениального предпринимателя.

Первые годы после предательства Петракиса Алекос потратил на то, чтобы справиться с яростью, отчаянием и болью, вызванными коварством старика. А потом он направил энергию этих чувств на нечто более полезное и за последние четыре года перековал их ядовитую силу в стальную решимость добиться успеха. Это сработало.

В конце концов Алекос поднялся настолько, что мог всерьез подумать о том, как отомстить коварному старику. И теперь, после долгих четырех лет, он хотел бы встретиться с Петракисом лицом к лицу. Но того нигде не было видно.

В очередной раз оглядывая зал, Алекос обратил внимание на молодую девушку в белом платье, верхнюю половину ее лица скрывала полумаска цвета слоновой кости. Этот бал был объявлен костюмированным, но большинство гостей ограничилось масками, украшенными драгоценными камнями, шелком и перьями.

Девушка повернулась, и свет, поиграв на ее иссиня-черных волосах, скользнул по нежному овалу щеки и опустился на изящный изгиб шеи. Девушка выглядела особенно милой и чистой среди скучающих светских львиц. Она смотрела вокруг широко распахнутыми от восторга глазами. И Алекосу вдруг показалось, что жизнь прекрасна и полна возможностей. Он давно уже не чувствовал себя подобным образом.

Несмотря на очевидный интерес к происходящему, девушка стояла у стены, то ли от робости, то ли просто предпочитая наблюдать за гостями на бале, а не участвовать в действе. Чувствуя нарастающее влечение к прекрасной незнакомке, Алекос направился в ее сторону.

– Алекос.

На его плечо легла мясистая рука, и Алекос, изобразив на лице непринужденную улыбку, обернулся, чтобы поздороваться с толстяком Спиро Анастосом – генеральным директором компании, которая первой решилась использовать его программный комплекс управления контентом.

– Рад видеть тебя здесь.

– Спиро. – Алекос пожал его руку. – Я тоже рад, что я здесь.

– Здесь ты наконец сможешь развлечься, да? Моя София постоянно твердит, что ты слишком много работаешь.

– Наверно, она права. – Первые четыре года он возвращался домой только поесть и поспать несколько часов. Он создавал свой бизнес и делал себе имя. И ему все удалось. В свои двадцать шесть лет Алекос стал генеральным директором собственной стремительно растущей компании.

– Сегодня вечер удовольствий, – объявил Спиро. – Ешь, пей и танцуй!

Алекос с улыбкой кивнул ему, и Спиро весело ухмыльнулся. Этот пожилой человек любил повеселиться и не отказывал себе в удовольствиях.

– Я буду иметь это в виду, – пробормотал Алекос и, кивнув на прощание Спиро, отправился искать приворожившую его девушку.

Иоланта стояла в конце бального зала. Она воспользовалась тем, что Лукас отвлекся, и ускользнула от него. Она с трудом вытерпела несколько танцев с Лукасом, его влажные, потные руки, механические движения и запинающийся рассказ о компьютерных программах. Одна радость, что музыка была чудесной.

Может, ей удастся еще потанцевать, но только с тем, кто будет смотреть ей в глаза, говорить с ней по-настоящему и слушать ее.

1
{"b":"657117","o":1}