ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Приход Теней - i_001.jpg

Алекс Каменев

Анклав Теней: Приход Теней

Пролог

– Мы сидим тут несколько недель и больше не видели ни одного проклятого, – Нейран зябко поежилась и протянула руки к огню. – Может, они давно ушли из Ак-Карраша.

– Из крепости уехал один всадник и не вернулся до сих пор, – напомнил Закари, повторяя жест подруги, в стремлении согреть озябшие пальцы. – Возможно, там есть другой выход? Через подземный ход.

Уго Ларсен поплотнее закутался в плащ. Группа разведчиков-следопытов разместилась в небольшой пещерке, расположенной на одном из скальных выступов. Она служила неплохим укрытием от пронизывающего северного ветра, с недавних пор поселившегося в ущелье, но худо защищала от холода.

Выпал снег. В горах зима ощущалась особенно остро. Привыкшие к более мягкому климату равнин посланцы Магического Совета кланов четырех стихий трудно переносили вынужденную остановку на перевале Усталого путника.

Половина отряда уже через несколько дней после наступления холодов слегла с жаром. Часть пришлось отправить домой, потому что их состояние слишком сильно ухудшилось.

– Нет там никакого подземного выхода, – проворчал Сорк, старший среди следопытов.

Он и еще парочка закаленных разведчиков, имевших опыт вылазок в Пустоши, держались лучше остальных.

– Откуда ты знаешь? – вскинулась молодая воздушница.

Маги договорились не использовать дар, чтобы не быть случайно обнаруженными тварями Бездны. Никто не знал точно их возможностей и рисковать лишний раз не хотели. Поэтому волшебники переносили тяготы наравне с обычными людьми. Хотя тот же Закари, член клана Огня, без проблем мог согреть себя и заодно всю пещеру в мгновение ока.

– Я с парнями не раз бывал внутри Ак-Карраша, – признался воин. – Облазили сверху донизу. Ничего там нет, кроме пыли, грязи и пустых залов с коридорами. Даже крысы оттуда давно сбежали.

– Вы заходили внутрь? – удивилась девушка. – Не испугались кошмарных порождений магии Бездны? В древних ансаларских развалинах очень часто встречаются чрезвычайно опасные магические создания.

Сорк покачал головой.

– Нет там никого, – повторил он. – А если кто и был, то давно сдох. От голода.

Уго потянулся вперед, осторожно взял металлическую кружку с травяным настоем у края костра. Сделал глоток отвратного на вкус варева, помогающего сбить жар. В последнее время его тоже стало знобить и лихорадить.

– Не может быть, чтобы строители не позаботились о скрытом ходе. Это ведь военное сооружение, на случай осады должен иметься запасной вариант для отхода, – сказала Нейран.

– Когда-то давно он там действительно был, – не стал отрицать следопыт. – Имперские строители позаботились об этом. Тайный проход вел к тропе, уходящей в глубины Мензарийских гор. Вот только лет триста назад оползень его завалил. Больше никаких других выходов из крепости нет. Уверяю вас, очаровательная леди.

Сорк сделал шутливый поклон Нейран. Та в ответ никак не отреагировала на учтивое обращение. С самого прибытия командир разведчиков оказывал недвусмысленные знаки внимания юной стихийнице. Впрочем, не он один. Единственная в отряде женщина вызывала закономерный интерес у мужчин. Правда, без единого намека на обратную увлеченность. Лишь ровное бесстрастное отношение ко всем с одинаковым равнодушием.

– А если разобрать завал? – к разговору подключился Закари.

– Руками? – скептично изогнул брови разведчик. – На это уйдет целая вечность. Проход основательно перекрыт. Можете поверить. Мы пытались пробиться, думая, что он ведет в другие помещения Ак-Карраша, пока не догадались оглядеться снаружи.

– А зачем вы лазили в покинутую крепость? – огневик поерзал, устраиваясь поудобнее и придвигаясь ближе к костру.

Если бы год назад ему сказали, что он будет вынужден тянуться к огню, чтобы просто согреться, то он бы высмеял шутников в ту же секунду. Носитель дара Огня, вынужденный кутаться в толстый плащ и протягивать замерзшие конечности к пламени? Что за бред?

Оказалось, нет. Бывает и так. Судьба имеет привычку подкидывать весьма неприятные сюрпризы на жизненном пути любого из разумных. Невзирая на то, какими силами они обладают.

– Что тут непонятного, искали сокровища, надеялись разбогатеть, – хрипло пробурчал Уго Ларсен, впервые за утро подав голос.

Сорк стрельнул на старшего мага насмешливым взглядом.

– Все хотят устроиться получше. Нельзя винить людей за стремление к обеспеченной старости.

Боевой маг клана Воздуха нетерпеливо покачал головой.

– Ты не понял. Лично меня совершенно не волнует кто, кроме исследовательских археологических экспедиций Совета, лезет в руины древних ансаларских подземелий, – недовольно скривившись, вымолвил он.

Говорить было трудно, в горле першило, то и дело приходилось прикладываться к зелью, делая маленькие глотки.

– А я думал, вы из тех, кто выступает против вольных искателей сокровищ. Слышал, в Тире крайне неодобрительно относятся к нашему занятию. Чуть ли не в темницу бросают, если прознают, откуда человек достал драгоценные побрякушки.

Уго Ларсен, не скрываясь, поморщился.

– Магистрам плевать на обычные украшения. Они боятся, как бы в руки обычных людей не попали старые ансаларские артефакты. Во многих из тех, как ты выразился, «побрякушках» заключены разрушительные силы, способные стереть в пыль городской квартал с домами и населением.

Разведчик-следопыт пренебрежительно отмахнулся. Плоское невыразительное лицо молнией прочертила кривая усмешка.

– Ерунда. Любому хоть немного знакомому с принципом работы артефактов известно, что для них нужна энергия. За полтысячи лет никакая зачарованная вещица не останется зачарованной. Кланы просто не желают делиться, – сказал он развязным тоном абсолютно уверенного в собственной правоте человека.

Уго пожал плечами. Среди больных, отправленных назад, очутились все маги, за исключением их троих с Нейран и Закари. Таким образом, он стал главным в отряде от лица Магического Совета. И ему вроде следовало отстаивать благородные намерения кланов. Но последние события в Анклаве Теней пошатнули веру стихийника в бывших собратьев. Так что никакого желания защищать их честь не возникло. Поэтому он промолчал.

К тому же его до сих пор не покидала тревога за себя и своих гораздо более молодых спутников. Исчезновение из отряда других чародеев на время пригасило чувство опасности, но магистры явно не оставят в покое единственных свидетелей произошедшего в окрестностях Кротуса. От них обязательно постараются избавиться.

Видя, что старший из волшебников не торопится вступаться за Совет и начинать дискуссию, Сорк победоносно растянул губы в улыбке. Помолчал и снова заговорил:

– Больше всего ценностей находят не в замках или дворцах. В заброшенных храмах нередко намного больше добычи.

– В Пустошах есть храмы Пантеона Девятерых? – с изумлением изогнул брови Закари. – Разве ансаларцы верили в богов?

Сорк оживился, довольный тем, что парнишка проявил столь непосредственный интерес, чуть ли не в рот заглядывая бывалому следопыту. Ему льстило, что один из одаренных слушал его с напряженным вниманием. Обычно маги смотрели на простых людей сверху вниз, относясь со снисхождением, а тут получалось наоборот. Молодой чародей внимал каждому слову.

– Древняя Знать верила исключительно в собственные силы, – самодовольно произнес следопыт, покосившись на Уго Ларсена с толикой превосходства.

Тот в свою очередь оставался таким же безразличным, лишь изредка с рассеянным видом прихлебывал горячее варево, не отрывая от огня усталого взгляда.

– Ансаларцы считали веру в богов обычной человеческой слабостью. Они позволяли покоренным народам исповедовать любые религии, будь то Девять благословленных или духи предков кочевников Южной Степи. Лорды относились к ним с пренебрежением, не считая за серьезное дело. Я многое успел узнать о бывших владыках Фэлрона, пока лазил по границам Пустошей.

1
{"b":"657801","o":1}