ЛитМир - Электронная Библиотека

Расследование в прямом эфире

– До встречи завтра в это же время, – улыбнулась в камеру миловидная девушка.

– Стоп, снято! – крикнул оператор.

Улыбка с лица ведущей исчезла моментально, уступив место усталому выражению.

– Ну как, звук четкий? – спросил режиссер у звукооператора. – Или переснимем?

Тот махнул рукой:

– Сойдет.

– Хорошо. – Режиссер повернулся к ведущей. – Валера, ты свободна. Завтра не опаздывай.

– Обижаешь, Вова! – дернула плечом та.

Показав язык оператору, она встала с кресла и пошла в гримерную.

***

До дома Лера доехала быстро. Впрочем, девушка давно забыла, что такое пробки. На работу она ехала в то время, когда большая часть москвичей еще спали, с работы – когда уже спали.

Валерия переступила порог квартиры. Рефлекторно протянула руку, включая свет. Так же автоматически закрыла дверь на оба замка и щеколду, положила сумку на тумбочку и наконец подняла голову.

Посреди ее квартиры лицом вниз лежал мужчина. Вокруг его головы расплылась лужа крови. Девушка закрыла рот рукой и секунду молча пялилась на его голую лодыжку. Штанина на правой ноге отчего-то немного задралась вверх, обнажая грубую неровную черную татуировку из кривых линий. Валерия полезла за телефоном.

***

Капитан открыл паспорт и удивленно прочитал вслух:

– Валерия Владимировна Высоцкая? Это не псевдоним?

– Нет, – устало ответила Лера. – И, предупреждая ваш следующий вопрос, – тот самый великий Владимир Высоцкий не мой отец.

– Что, часто спрашивают? – с сочувствием спросил молодой лейтенант, который сидел рядом.

Сцена разворачивалась в местном отделе полиции. После того, как телеведущая набрала 02, к ней примчалась оперативная бригада. Первым делом увезли труп и хозяйку квартиры.

– Что ж, Валерия Владимировна…

– Лера, – попросила девушка. – Мне привычнее, когда меня называют Лерой.

– Хорошо, Лера. Вы были знакомы с Марченко Виктором Александровичем? – сменил тему капитан.

– С кем? – Высоцкая прикрыла глаза. – Нет, не припоминаю. Стоп, Марченко… Нет, тот был Антон. – Она пояснила для полицейских: – Месяц назад у меня на передаче был глава одного из районов, Антон Марченко… вот отчество не помню.

– То есть, этого человека вы не знаете? – спросил лейтенант, протягивая девушке фотографию.

На снимке был мужчина лет тридцати. Волевой подбородок с ямочкой, серые глаза, чуть вьющиеся темные волосы и легкая щетина.

Валерия охнула:

– Витюша… Так это его… в моей квартире…?

– Да, – ответил капитан, забирая фото. – Так вы были знакомы?

– Да. Просто я забыла фамилию Витюши. Я его все время по имени называла.

– В каких отношениях вы состояли с покойным?

– Просто друзья.

Капитан иронично хмыкнул и с намеком покосился на снимок. Мол, с таким красавцем – и просто друзья?

– Витюша гей… был, – коротко пояснила Лера.

Теперь уже ей не верили оба полицейских.

– С чего вы это взяли? – спросил лейтенант.

– Он этого не скрывал особо. Не афишировал, но и не отрицал.

– Как давно вы знакомы? – резко спросил капитан.

– Около десяти лет. Мы работали вместе. Вернее, на одной студии.

– Марченко – телеведущий? Не припоминаю такого, – нахмурился следователь.

– Нет, тогда он работал редактором по гостям. – увидев непонимающие взгляды, девушка пояснила: – В его обязанности входило обеспечить, чтобы на программу пришли нужные гости. Например, политики, эксперты. Нужно было всех обзвонить и пригласить, потом, за несколько дней до съемок, еще раз позвонить и уточнить, придет ли этот человек. Иногда бывало так, что за пятнадцать минут до съемок гость сообщал, что не появится. Значит, до начала программы необходимо найти замену. Адская работа, если честно.

– И сколько же убитый проработал на телевидении?

Лера вздрогнула от слова «убитый», но быстро взяла себя в руки:

– До моего появление – не знаю. Кажется, три или четыре года. После того, как я устроилась на студию – полтора года.

– Почему уволился? – быстро спросил капитан.

– Его пригласил к себе на работу один модельер. Думаю, его имя вам ничего не скажет, он еще не достиг известности Кристиана Диора или Коко Шанель.

– Вот как, – приподнял бровь лейтенант. – Кем же ваш знакомый работал у этого модельера?

– Поначалу – пятым помощником третьего сторожа, образно выражаясь. Так, принеси-подай. Потом дорос до главного помощника. Формально Витюшка был правой рукой модельера. Контролировал работу остальных сотрудников, давал комментарии журналистам, приглашал особых гостей на показы, приглядывал за моделями и самим дизайнером.

– Приглядывал? Это как? – нахмурился следователь.

Высоцкая замялась:

– Следил, чтобы модели не опаздывали на репетиции и показы, не нарушали дисциплину, не конфликтовали. К тому же, некоторые из них могли накануне важного мероприятия крепко напиться… – девушка на секунду осеклась, но потом добавила, – или накушаться наркотиков. Витюша следил, чтобы этого не было.

– А модельер тоже мог, как вы выразились, накушаться наркотиков?

– Нет, но он… Витюша рассказывал, что дизайнер запойным. Может на ровном месте напиться до потери сознания и не выходить из этого состояния несколько недель. Вот мой друг и следил, чтобы его работодатель не пил больше одной рюмки коньяка. Причем это не фигура речи, ему действительно можно было только одну небольшую рюмку коньяка, потому, что со второй он может уйти в запой.

– Скажите, а почему вы его так нежно называете – Витюша? – задал вопрос лейтенант.

– Его все так называли на телеканале, – просто ответила девушка. – Он всегда… был… добрым, милым. Со всеми разговаривал вежливо. Ну не шло ему сухое Витя, а уж тем более Виктор. Витюша он.

– То есть, врагов у него не было? – уточнил следователь.

– Если и были, то я не знала об этом. Витюша мне рассказывал о своей жизни не все, только основное. Но на студии у него были хорошие отношения почти со всеми.

– Почти? – зацепился капитан.

– Да, некоторые наши сотрудники негативно относятся к гомосексуалистам, а Витюшка не скрывал свою ориентацию. Но чтобы убивать, тем более, через столько лет… Не думаю, что кто-то из наших такой сильный гомофоб.

– А ваш мужчина не ревновал вас к Марченко?

– Что? Вы о ком?

– Ходят слухи, что у вас роман с Кагировым, – с намеком улыбнулся полицейский.

Лера тяжело вздохнула. Знала она эти слухи. «Желтая пресса» называются.

– Вы дважды ошибаетесь, – спокойно произнесла девушка. – Во-первых, у меня нет никаких отношений с Кагировым. Не скрою, он мой фанат. Но не более. Второе: он не ревновал меня к Витюше. У вас все? Простите, я сильно устала. К тому же, не каждый день нахожу в своей квартире труп.

– Да, конечно. Сейчас я подпишу вам пропуск, – смилостивился следователь.

Валерия скрыла от него один факт. Кагиров недолюбливал Витюшу, но вовсе не из-за ревности, а, скорее, наоборот.

Восточный юноша был ярым гомофобом.

Домой девушка доехала, когда стрелки часов показывали половину четвертого утра. Лера знала, что ей проще будет совсем не ложиться сегодня, чем уснуть и встать через пару часов. Все равно придется отмывать квартиру от крови и порошка, с помощью которого эксперты снимали отпечатки пальцев.

Ничего, одна бессонная ночь ее не вымотает. К карьере телеведущей прилагаются не только деньги и слава, но и способность пахать сутками и спать в любой позе.

Работать на телевидении Валерия мечтала с детства. Но, в отличие от многих сверстниц, понимала, что никакой добрый волшебник ей не подарит головокружительную карьеру ведущей и колоссальный успех. Дяди, которые предлагают маленьким девочкам прямо сейчас пойти с ними на пробы в детский фильм, оказываются педофилами. Это Лерочка знала давно. И в каком состоянии потом находят этих девочек, тоже прекрасно представляла.

Едва Высоцкой исполнилось четырнадцать, она устроилась работать на студию телеканала «Астра», который появился буквально несколько месяцев назад. Разумеется, девушка не рвалась на съемки. Валерия поначалу работала уборщицей, потом ей начали доверять мелкие поручения: сбегать в буфет за пирожными, отнести сценарии. Сотрудники быстро привыкли к маленькой девочке-подростку, которая постоянно вертелась под ногами с тряпкой.

1
{"b":"658253","o":1}