ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очарование женственности
Будьте моей семьей
И ты люби меня
Клуб «5 часов утра». Секрет личной эффективности от монаха, который продал свой «феррари»
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Работа со страхами. Самые надежные техники
Тело может! Как контролировать, лечить и предотвращать рак
Netflix. Инсайдерская история компании, завоевавшей мир
Соблазн двойной, без сахара

Рядом с воротами Малфой-мэнора воздух внезапно задрожал и из ниоткуда, проявляясь будто чёрная клякса на белом листе, возник тощий человек с недовольным лицом. Миновав парадный вход, он предусмотрительно обошёл сияющую в солнечных лучах ледяную дорожку и едва не упал на надёжной с виду полосе – под слоем талого снега тоже оказался лёд. Чудом удержавшись на ногах, Снейп пробормотал: “Замечательное начало встречи!” и помянул Малфоев недобрым словом. Похоже, Люциус и Драко присмотр за порядком в парке считали занятием ниже своего достоинства. Нарцисса же с Рождества гостила у своих родственников.

Стояла редкая в Британии погода: снежная и в то же время не по-зимнему солнечная. Во второй половине дня снег начал таять, зато яркое солнце играло на влажных дорожках и казалось ещё ярче, отражаясь в снежной белизне. Словом, это был один из тех дней, когда даже пни в самой глуши Запретного Леса мечтают о второй молодости, новых, полных жизни побегах предстоящей весной.

Северус тоже мог бы радоваться жизни, ведь война была позади, а он не только помог добиться перелома в её ходе, но и сумел остаться в живых. Вероятно, фортуна вознаградила его за то, что раньше слишком часто обходила своим вниманием, поскольку ему повезло целых три раза: первый – когда в качестве орудия его убийства Волдеморт выбрал змею, второй – когда он же не счёл нужным убедиться в смерти своего слуги. Третья удача заключалась в том, что змея не задела сонную артерию. Обморок, к счастью, продлился недолго, остальное было делом техники: на случай разоблачения Снейп всегда носил с собой до полудюжины различных снадобий, и усовершенствованное противоядие от укуса Нагини было обязательным пунктом в их списке. Поэтому, уже через час после известных событий, Снейп был способен убраться из Визжащей хижины, предварительно запалив её, на случай, если Тёмный Лорд вернётся, чтобы убедиться в его смерти. А через несколько часов Снейп смог бы вернуться к театру военных действий, но обстоятельства сложились иначе – к тому времени война уже стала историей.

Прошло больше полугода. Всё сложилось более чем удачно, но оттепели в душе Снейпа так и не наступило. Возможно, он от природы оказался неспособен радоваться жизни, или пережитое так повлияло на его характер. Может быть, это было уже неважно. Ведь Лили ничто не вернёт, впрочем, как и его молодость – трудную, тёмную, полную несбывшихся иллюзий. Казалось забавным, что жизнь, наконец, вернула ему долг, ставший абсолютно ненужным. А может, он ещё не успел в полной мере осознать свою удачу? Последний месяцы он провёл в нескончаемой суете – послевоенный мир требовал восстановления, а, значит, и дополнительных сил от большинства волшебников Британии. Впрочем, к тому человеку, с которым он собирался встретиться, всё это не имело никакого отношения. Этой зимой вряд ли бы сыскался волшебник, проводящий время более праздно, чем Малфой-старший.

Сзади раздался писклявый голосок:

– Хозяин ждёт вас, сэр! – Снейп резко развернулся, с трудом удержав равновесие на скользкой поверхности, и увидел в двух шагах от себя красноухого домовика.

– Вам бы не мешало почистить дорожки! Неужели Люциус совершенно не заботится о состоянии своего дома?

Сад выглядел необитаемым: для полного сходства с зачарованным замком не хватало только погруженных в волшебный сон павлинов. Но они проводили зиму в специальном помещении за главным зданием поместья.

– Мистер Малфой почти не выходит, сэр, – ответил эльф, шмыгая носом.

Снейп пожал плечами. Хозяин Малфой-Мэнора действительно уже три месяца, как добровольно “заключил” себя под домашний арест.

– А вы и рады. Контролировать вас некому.

– Сэр, мы готовы исполнить любое распоряжение хозяев! – домовик почти по-военному вытянулся в струнку.

Снейп поморщился.

– А гостей вы, конечно, слушаться не обязаны? Как ты ловко построил фразу, приятель, обязательно скажу об этом Люциусу.

– Только не господину! Сэр, я совсем не это имел в виду! – Испуганный эльф принялся биться головой о землю.

Снейп проигнорировал эту сцену, равнодушно отмечая, что большинство малфоевских домовых эльфов весьма напоминают своих хозяев. Начнёшь с ними миндальничать, так они сразу садятся на шею. Северус кинул безразличный взгляд на страдальца и направился вперёд по знакомой дорожке.

Дойдя до дверей небольшого флигеля, который сейчас занимал хозяин поместья, обогнавший его эльф обернулся, встретился с ним взглядом, потом боязливо натянул уши на глаза и исчез. А Снейп вошёл, поймав себя на тайном желании последовать его примеру.

Портьеры в комнате были задёрнуты и, несмотря на великолепный день, здесь царил полумрак. После яркого солнечного света глаза профессора не сразу отыскали среди претенциозной обстановки знакомую фигуру. Малфой обнаружил себя сам, заговорив:

– Ну, наконец-то, явился… Я ждал тебя вчера.

– Разумеется, явился, как только смог. Ты ведь знаешь…

– …что ты слишком занят, что бы снизойти до бывшего осуждённого, – продолжил за него Люциус. – А ведь это по твоей милости я вынужден забиться сюда, будто нюхлер в берлогу!

“Хорошее сравнение”, – подумал Снейп, – “ты и приветлив, как дикий нюхлер”. А вслух продолжил, стараясь говорить ровным тоном, как если бы его не перебивали:

–… знаешь, что меня восстановили в правах на должность директора, а эти обязанности отнимают много времени. Сейчас это ещё и ремонт школы. И разборки с Попечительским советом. И наглые просители.

– Помнится, раньше на это время приходились зимние каникулы. Или наше новое правительство реформировало даже их?

– И тем не менее. Разве ты не получил мою сову? Салазар Великий, я сам не понимал, сколько работы у директора, пока не стал им. Сколько возни с бумагами. А еще на каникулах мы ремонтируем то, что не успели отремонтировать летом. Представь себе… – новоявленный директор уцепился за возможность разрядить обстановку, пересказав вчерашнее происшествие.

Но попытки Снейпа ни к чему не привели: историю о том, как вчера строители обнаружили очередной хогвартский тайный коридор, Малфой выслушал с каменным лицом и, дождавшись окончания монолога, невозмутимо поинтересовался, будто Снейп только что переступил порог его комнаты:

– Что делается за пределами этого забытого Мерлином места? О чём сплетничают в обществе? Обо мне не догадываются?

Снейп хорошо знал эту манеру Малфоя игнорировать «лишнюю» информацию. Получая откровенное пренебрежение в ответ на свои усилия, собеседник, пытавшийся добиться содействия или просто поддержать приятную беседу, чувствовал себя оплёванным. Сейчас это особенно нервировало, поскольку Малфой попеременно то, казалось, пытался воззвать к совести новоявленного директора, то демонстративно игнорировал Северуса, то упражнялся в остроумии на его счёт. Сознание того, что Люциус, при желании весьма дипломатичный собеседник, не мог не понимать к чему приводит подобная тактика, и, скорее всего, сознательно провоцировал скандал, раздражало ещё больше. Но в любом случае Малфой дал маху, вызвав вместо открытой агрессии глухое раздражение. «Ты ошибаешься, дорогой друг, я не поддамся на твои провокации» – мстительно подумал Снейп.

Убедившись, что его не приглашают сесть, он облокотился о каминную полку и сделал вид, что интересуется стоящими на ней безделушками:

– Всё спокойно, насколько мне известно. Судачат о том, как «Малфои опять вышли сухими из воды». Завидуют. Официально ты до сих пор лечишь пошатнувшееся после эээ… общения с Лордом здоровье.

Собственно, ведь так оно и есть. Снейп перевёл взгляд на фигуру в шёлковой домашней мантии. Как всё здесь, этот наряд был дорогим и эффектным, но, увы, эффектным не только в положительном смысле слова – его сильно портил покрой, похожий на платье для беременных… Тело внутри мантии тоже было “очень даже беременным” – девятый месяц.

1
{"b":"658475","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Макс Вольф: Рекрут. Наемник. Офицер. Барон (сборник)
Печенье счастья
Истории из лёгкой и мгновенной жизни
Смелость не нравиться. Как полюбить себя, найти свое призвание и выбрать счастье
Еда и эволюция. История Homo Sapiens в тарелке
Как стать человеком-брендом и зарабатывать на этом 1 000 000 рублей в месяц
Закон высоких девушек
Пойманная
Пограничное поместье