ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
1000 и 1 день без секса. Белая книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом
Технарь: Позывной «Технарь». Крот. Бессмертный палач императора (сборник)
Князь Тьмы и я
Умные калории: как больше есть, меньше тренироваться, похудеть и жить лучше
Высшая школа библиотекарей. Книгоходцы Особого Назначения
Лидер без титула. Современная притча о настоящем успехе в жизни и в бизнесе
Копиист
Тайная история
Лечение простуды народными средствами

========== Драббл, часть 1. ==========

POV. ГАРРИ ПОТТЕР.

*

— Гарри, ты не можешь меня просто так бросить! — воскликнула, заливаясь слезами, Джинни Уизли. — Мы встречались с тобой год, а теперь…

— После войны мы редко с тобой общались. Рон сказал, что ты счастлива с Дином, — возразил я.

— Хочешь сказать, что все наши отношения для тебя ничего не значат, Гарри? А как же наши мечты о большой и крепкой семье, о любви до гроба?

— Джинни, прости меня. Я был молод и первый попавшийся человек казался мне идеалом, но я… — Мерлин, как же сказать, чтобы деву не обидеть? Как донести основное и не задеть за живое? — Джинни, я полюбил другого человека. У меня сердце забилось иначе рядом, звезды засияли в глазах, мне открылся иной мир, я больше не мыслю своей жизни без этого человека.

— И кто она? Кто та девушка, по которой ты сохнешь, Гарри Поттер? Разве не я была рядом с тобой, когда тебе было тяжело весь период, пока шла осада Хогвартса? Не я ли вдохновляла тебя не опускать руки? Скажи мне, кто эта девка?

— Все не важно, Джинни … Я не могу оставить мою любовь. Будь счастлива с Дином, — проговорил я тихо, — а мне позволь быть счастливым и любить того, кого я хочу.

— Что ты заладил с этим Дином, да не нужен он мне вообще! Мама и платье уже заказала мне свадебное и фату, кольцо свое мне отдаст. Гарри, милый, не бросай меня. Ты — Герой и Победитель Волдеморта, на тебя все смотрят, а я… я просто обязана стать миссис Поттер. Мама сделала нам с тобой гороскоп, мы — идеальная во всех отношениях пара, мы созданы друг для друга, Гарри.

— Джинни, прости, я не могу. Я люблю тебя, но не как женщину, — ответил я.

— Не как женщину? А как собачку что-ли? — взвизгнула мисс Уизли и лицо её исказилось злостью.

— Как младшую сестренку, — сказал я. — Джинни, если тебе нужны деньги на учёбу, или на свадьбу с Дином, на что-то ещё, то я дам — без проблем, но моё сердце не смогу, оно навечно принадлежит другому человеку.

Я обнял девушку и поцеловал в её золотистую макушку. Тёплая, родная, дорогая моя девочка. Сестренка. Джинни заплакала, на миг прижалась ко мне доверчивым рыжим солнышком и, вырвавшись из моих объятий, убежала прочь. А вечером меня поджидал Рон на квиддичном поле. Его едва успели восстановить после разгрома за лето и первое полугодие 8 курса. Пожиратели Смерти прошлись по Хогвартсу хуже варваров, уничтожая все на своём пути.

— Гарри, что за фигня, приятель? — возмущенно проговорил Рон. — Почему моя сестренка рыдает в своей комнате и говорит, что её обидел ты.

— Рон, ты сам три дня назад сказал, что Джинни счастлива с Дином и у них все тип-топ. Я несколько месяцев встречаюсь уже с другим человеком, и бросить не могу. Я обещал, мы поклялись в верности и любви. А сегодня ко мне подошла твоя сестра и сказала, что хочет стать миссис Поттер.

— Ах, вот оно как было, друг! — уже более дружелюбно ответил Уизли. — И кто она? Красивая? Из наших? Ну признайся, Гарри!

— Мы — одногодки, и да — красота поистине королевская! — улыбнулся я.

— Надеюсь, на выпускной ты с ней придёшь? — уже вовсю потешался друг, а я смутился… Как показать друзьям Драко Малфоя? Это же будет у всех бум. Слыхали о Большом взрыве? Так вот, в Хогвартсе на выпускном будет мега взрыв. Я приду с моим любимым на бал.

— Непременно, дружище! — воскликнул я и обнял рыжего приятеля. — Невилл, кстати с Луной придет, она на втором месяце беременности. Лонгботтом счастлив!

— Да, Гермиона у меня тоже на втором, — опустил смущенный взгляд Рон.

— И когда вы успели? — усмехнулся я.

— Когда клыком Василиска уничтожили один из крестражей Волдеморта в Тайной комнате. Тогда был первый поцелуй, а летом Гермиона жила с нами, мы всегда были вместе. Близки мы стали в Норе на Пасху и вот… теперь она беременна. А ты свою красотку ещё не того?

— Рон, не все сразу, — ответил я и мы с другом пошли в Большой зал на ужин.

Мы с Драко не афишировали наши отношения. Я-то был не против, но мой любимый хорёчек отказывался. Его семья была все еще в опале. Люциуса лишили магии и он стал сквибом, Нарциссе за моё спасение в лесу и за ложь Волдеморту, за отказ сражаться в осаде Хогвартса, магию оставили, но под запретом были Непростительные заклятия и их лишили эльфов. Наказание будет снято с леди Малфой через три года. Мэнор и сбережения — все ушло в пользу Министерства Магии Британии. Магию Драко я заставил Кингсли Шеклболту оставить.

Мы вошли с Роном в Большой зал, где все уже сидели за ужином и я мельком взглянул в сторону слизеринского стола. Драко молча грыз яблоко (он их тоннами может есть, особенно зелёные), и кивал Пэнси Паркинсон, которая что-то яро парню шептала на ухо. Внезапно он поднял свои бриллиантовые очи на меня и я прочёл в них боль. Я глянул на свой стол, Джинни не было, слава Мерлину! Рон плюхнулся рядом с Грейнджер и поцеловал её в щеку, а я метнулся к Драко, но Малфой опустил глаза в пустую тарелку и уткнулся в неё.

— Драко?..- проговорил я тихо, но тут директор МакГонагалл постучала палочкой по хрустальному бокалу и велела мне сесть на свое место.

Пока Грейнджер и Рон были заняты обсуждением того, что Гермиона хочет на поздний ужин, я написал записку Малфою: «Я жду тебя в Астрономической башне после ужина. Прошу, приди…» Наложив на записку чары, я пустил её Драко. Парень поймал записку и опустил в карман. «А прочитать?!» — хотелось мне крикнуть. Но тут Малфой поднял на меня взгляд печальных глаз и кивнул дважды — это был знак, что он придет и я ему так-же кивнул. За эти пол года, что мы вместе, Драко и я, мы научились общаться глазами, жестами и мимикой, понимая с полуслова друг друга.

— Гарри, мой мальчик, — проговорила МакГонагалл после ужина, беря пример с покойного Дамблдора так меня называть, — вы уже решили, с кем пойдете на выпускной?

— Конечно, директор, — улыбнулся я, провожая взглядом выходящего из зала Малфоя.

— Ко мне подходила Джинни Уизли…

— Нет, профессор, это не Джинни, определённо не она! — проговорил я. — Простите, мне пора, меня моя пара ждёт.

— Гарри? Мистер Поттер… — настаивала директор, но я выбежал прочь из зала.

Я нашёл Малфоя на Астрономической башне. Он стоял на балконе и майский ветерок трепал нежно его платиновые локоны и обтекал его гибкий стан. Я закрыл дверь в башню заклятиями, которые не позволят посторонним войти, и подошел к блондину.

— Драко, мой дорогой, все хорошо? — спросил я.

— Ты пахнешь рыжей Уизлеттой! Ты ею весь пропитан, — ответил с презрением Малфой.

Я пересказал парню весь с Джинни разговор.

— Драко, ты должен мне верить, любимый, в моем сердце только ты. Я весь твой. Иди ко мне, я скучал.

Блондин меня прижал к себе и уткнулся в губами и носом в шею.

— Ладно, я верю тебе, Гарри, — ответил он, — но у меня такое предчувствие, что что-то произойдёт такое, что нас разлучит. Сегодня упала на пол наша с тобой колдография и стекло разбилось — это плохой знак, Поттер.

— Хочешь, я покажу кое-что? — спросил я и Малфой кивнул. Я вынул из кармана зеркало, сделанное в виде сердечка, обрамленное мелким жемчугом. — Загляни в него.

Драко увидел в зеркале наш первый раз в Выручай — комнате. Как Малфой выгибался и стонал в моих руках, пока я подготавливал его, ласкал и целовал. Как Драко просил меня любить его сильнее. Это было волшебно. Наши голоса, интонации и даже мысли — все было запечатлено. Самозабвенная любовь до утра, когда мы любили друг друга и не могли насытиться. Это было в ночь на Рождество. Почти все уехали по домам, а мы наслаждались с Драко друг другом. Последующие разы уже были более изысканные, но наше первое Рождество любви — это не с чем не сравнишь.

— Любимый, я сделал его как артефакт, зеркало твоё. Пусть оно всегда будет с тобой, где наша любовь пронизана бесконечной нежностью и трепетом.

Губы Малфоя дрогнули и всегда сдержанный блондин порывисто меня обнял и поцеловал. Я бросил на пол мантию и наколдовал из неё двухспальную кровать, толкнул Драко на неё и начал парня раздевать. Блондин бывал очень горячим редко, но сегодня его жар испепелял меня. Малфой перевернул меня на спину и принялся целовать.

1
{"b":"661917","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хоопонопоно. Древний гавайский метод исполнения желаний
Не только детектив
Дикарь. Часть 4. Игра чужаков
Глушь
Дары несовершенства. Как полюбить себя таким, какой ты есть
Милашка
Манхэттен-Бич
Кама с утрА. Картинки к Фрейду
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд