ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В следующих сериях. 55 сериалов, которые стоит посмотреть
Радикальная прямота. Как управлять не теряя человечности
Милашка
Магия книгоходцев
Безумно богатая китайская девушка
Бегуны
Заботливый санитар
Русский танкист. Часть 1. Героями не рождаются
Очень странные дела. Беглянка Макс

====== Пролог. ======

Даниил Рылов, он же Дэмиан Риверс.

Думаю, сперва нужно рассказать о себе.

Меня зовут Даниил Рылов, но мне больше нравится Данил или Дан. Я с детства любил подвижные игры, особенно «войнушки». Родители были потомственными военными, так что знания в плане самообороны и желание пойти по стопам офицера армии для меня совершенно обыденны.

Школу окончил на средние баллы: не двоечник, но и не отличник, зато физкультура на ура. Но мне и этого хватало для военной академии.

Служба первое время протекала медленно и скучно. Хотелось чего-то большего, чего-то поинтереснее штабной работы. Был молод и горяч. Многие такие офицеры записывались добровольцами в горячие точки, и я не стал исключением. На Кавказе отвоевал, правда, это не совсем война была, а «конфликт», но сути не меняет. Заслужил награды и звания. Через год после последней командировки командир полка рекомендовал меня на миротворческую миссию в Ирак.

Вот там и вправду было жарковато. Но мне понравилось.

Эта жара – не та, что шла от климата и солнца, а от закипающей крови в жилах во время боя, во время ситуаций, ставящих под сомнение шансы дожить до следующего утра, очень уж заводила. Мне нравились азарт и опасность. И я хотел еще.

Я даже встретил там своих первых настоящих друзей. У нас была сводная экспериментальная рота из разных военных Европы, России, Китая и США. Я был командиром, и моя рота была лучшей. Хотя приведение этой разношерстной массы в одну слаженную боевую единицу оказалось весьма сложной задачей, я справился – с трудом, но справился.

Правда, в один прекрасный момент моя лафа кончилась. Приехавший к нам штатный психолог из Штаба обнаружил у меня какую-то неведомую хрень, которая, цитирую: «может заставить действовать любого военного как последнего садиста, похуже нацистов. Этот синдром весьма опасен, но вас можно вылечить…»

Я человек военный и даже неофициальным приказам умею подчиняться. Мне не особо хотелось на «лечение», но, вспомнив слова деда о том, что медики – это порой первая инстанция для солдата, я скрепя сердце согласился на «реабилитацию». Которая оказалась реальной психушкой. Это и выводило из себя…

Я старался держаться кое-какое время, подавал апелляции и жалобы через деда и отца. Но они меня не послушали. После полугода за стенкой дурки мне надоело изображать из себя жертву, и я дал деру.

При побеге убил троих санитаров и двух охранников. Меня объявили в федеральный розыск. Три группы спецназа гонялись за мной по стране и за границей. Одна русская в самой России – я ее почти полностью истребил при удачном случае. Вторая, опять-таки, с моей Родины – уже на Ближнем Востоке, где я подрабатывал телохранителем одного богатого дядьки. Из-за них я лишился заработка, поэтому нам вместе с небольшой свитой из таких же бывших вояк пришлось перебить и вторую группу захвата.

Третья группа была лучшей из всех, что я встречал. Она была, как потом оказалось, сводная из американцев, британцев и моих земляков. Ох и жаркая встреча была. Потерял всех своих ребят и сам почти погиб. Но оказалось, меня хотели взять именно живым для военного международного трибунала.

В Гааге произошел суд надо мной и еще над двумя крупными шишками азиатских чурок, которые были то ли диктаторами, то ли такими же, как и я, вояками.

На суде присутствовали и дед, и отец. Оба генералы и оба осуждающе на меня смотрели. Тридцать девять дней судебного процесса. Я сам себя вызвался защищать, ведь прекрасно понимал, что мне не выбраться оттуда, суд уже заочно вынес приговор. А так хоть постебался над присяжными и прочими присутствующими. На двадцатый день мне зачитали полный список «грехов», в котором имелись нарушения прав человека и законов в общем на одиннадцать пунктов.

Приговор – пожизненный срок в какой-то тюрьме. Это было не важно, ведь я «не доехал» до тюрьмы, «случайно» подавившись пулей во время обеда…

Думаю, что-то такое напишут в показаниях свидетелей после моей смерти.

Смерть, холод и темнота.

Вот что меня ждало, как я думал. Но оказалось, это был не конец…

Знаете, теперь даже сложно определить, когда конкретно это началось, в какой именно момент? Началось осознание, что я вновь ЖИВОЙ!

И не просто живой, а живой после смерти. Еще вернее будет сказать – я переродился в чужом теле.

Первое время голова раскалывалась, словно мне в череп горящий уголь засунули – воспоминания первой жизни мешались с новыми, местными. Затем все устаканилось и я четко понял, что вновь живу.

Я переродился и в новой жизни и сохранил старую память. Это радовало: теперь, с прошлым опытом, я могу жить здесь и не совершать глупых ошибок.

Правда, меня ждал шок, когда я понял, что переродился на Земле – но не обычной, привычной мне.

Она была странной.

Чем?

Во-первых, здесь было странное время и место – Вестерос, Семь Королевств, Речные Земли, Близнецы.

Во-вторых, меня теперь звали не Рылов Даниил Алексеевич, а Дэмиан Риверс. Я бастард одного мне весьма хорошо знакомого персонажа из сериала и книг Мартина – Уолдера Фрея, того, которому почти сотка стукнула, и он настрогал дофигища потомков. Хотя следует заметить, что сериал я не особо успевал посмотреть из-за командировок, а вот все пять первых томов книг прочел. Порой расслаблялся в разговорах со своим замом, американцем Девидом, на тему «кто займет Железный Трон и кто останется под конец в живых».

Моя мать – неизвестная воительница из Эссоса. А мне шестнадцать лет, и вчера предыдущий владелец тела умудрился напиться, видать, до беспамятства – от радости, что его наконец-то посвятили в рыцари.

Теперь я рыцарь-бастард, получивший свои поношенные рыцарские доспехи, коня, небольшой кошель с десятью серебряными оленями и отправленный самим «папочкой» восвояси – завоевывать репутацию для нашего «славного рода Фреев». Прям блевануть тянет.

Нет, Фреи, конечно, лучше, чем Старки и Талли, но тоже меня бесят. Стадо хорьков, что грызутся между собой, если есть проблемы, и могут себя нормально вести только когда им сам Старик Уолдер скажет.

Даже хорошо, что меня кинули на произвол судьбы в нежном шестнадцатилетнем возрасте. По крайней мере, я никем не ограничен. Плохо лишь то, что у меня нет как таковых друзей и спутников – придется туго первое время. Но я отлично знаю канон, ведь память почти идеальная в прошлой жизни была. Да и сейчас, думаю, таковой остается. Поэтому все, что узнал по ИП и ПЛиО, я очень хорошо помню. Благо, что этой вселенной я заинтересовался, она мне нравится.

Мрачное средневековье с кровавыми битвами, интригами и предательствами. А главное – здесь можно то, чего нельзя на Матушке-Земле: убивать, пытать, грабить, жечь, насиловать и так далее.

Здесь все адекватные люди это делают, нужно только соблюдать «нормы приличия», чтобы не нарваться на такой себе «беспредел» среди знати. Ведь жечь и грабить простой люд – это в порядке вещей, а вот аристократов нужно знать, чтобы понимать, кого можно убивать, пытать и насиловать. Это важно.

Но я разберусь в этом! И займу в этом мире достойную нишу.

Теперь главное узнать, как я выгляжу и какой год…

Хм. А выгляжу ничего так. Скорее всего, в матушку уродился – кроваво-красные глаза, бледная кожа и смоляные волосы явно не Фреевские. Рост тоже не подкачал, примерно метр восемьдесят. Тело на свои шестнадцать весьма неплохое, и по меркам прошлого мира я выгляжу лет на двадцать.

А год сейчас двести девяносто шестой от Завоевания Эйгоном Вестероса. То есть до поездки Роберта Баратеона в Винтерфелл еще два года. И это просто прекрасно. Есть время поразмыслить о своей судьбе, составить план Игры в Престолы, а также занять выгодную позицию в предстоящих событиях. Играть за Баратеонов или выбирать сторону Старковского отродья я не буду. Там из адекватов только Арья. Хотя Джона, которого я полюбил весьма сильно, несмотря на его наивность и слишком уж смазливую мордаху, я поддержал бы на престоле. Он Таргариен по крови и, кажется, реально единственный законный наследник Рейгара. Эйгон-который-за-морем еще не ясно, чей сын. Джона Конингтона? Иллирио Мопатиса? Какого-то левого наемника или же реально Рейгара? Да плевать, мне он не нравится. А вот Джон – да!

1
{"b":"663984","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тиран 2. Коронация
Здоровые привычки затягивают. Как встать с дивана и жить здоровой жизнью… даже если вам неохота
Кишка всему голова. Кожа, вес, иммунитет и счастье – что кроется в извилинах «второго мозга»
Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи: как продукты питания убивают нас, лишая здоровья, молодости и красоты
День опричника
Работа со страхами. Самые надежные техники
Элементы: замечательный сон профессора Менделеева
Как Католическая церковь создала западную цивилизацию
Цепи его души