ЛитМир - Электронная Библиотека

Часть 1.

Глава 1.

Хлопья золы опускались, будто с небес. Они кружились в своем странном танце, легко преодолевая путь к упокоению на земле. Люди стояли, как и положено зевакам, задрав головы вверх, к эпицентру события. Несколько минут назад cтекло из окна на пятом этаже с треском вылетело на улицу, осыпав осколками наиболее храбрых зрителей, подошедших к самому краю клумбы. Собравшихся передернуло от инстинктивного ужаса перед неуправляемой стихией. Огонь пугал, но в то же время притягивал к себе взоры нескольких десятков глаз.

– А как же Наташка? – вскрикнула толстая тетя Катя с третьего этажа. – Кто-нибудь ее видел?

– Наташка… Да кому она нужна? – мужик со второго, чьего имени я так и не узнал, посмотрел на нее злобно. – Вот с Колькой что – это уже вопрос! Я ему полтинник на той неделе одолжил, а тут пожар. Плакал теперь мой полтинничек. Ох, чувствую, плакал.

Похоже, этот мужик был собутыльником Коли и завсегдатаем ныне пылающей квартиры. В любом случае внешне он был похож на тех людей, которые частенько появлялись на нашем этаже.

Остальные молчали. Тетя Катя презрительным взглядом окинула мужика и подумала, что ее больше никто не услышал, но тут отозвалась Любовь Сергеевна с первого этажа. Окна ее квартиры выходили прямо на клумбу, утаптываемую сейчас тремя парами ног, и это обстоятельство очень волновало пожилую женщину. Она поправила платок на голове и, повернувшись к тете Кате, сказала:

– Я ее со вчерашнего дня не видела. Она прошла мимо моих окон в девять вечера. Колька сегодня в магазин ходил, но я не знаю, когда он вернулся. Ты у Вовы спроси: ему должны были быть слышны их скандалы и маты.

Тетя Катя, которая интересовалась всеми в нашем доме, повернулась ко мне и, оглядевшись по сторонам, спросила:

– Володя, ты их слышал сегодня? Я за детей беспокоюсь. Наташка… Что про нее говорить? Да и про Кольку… А малых мне жаль. Что там, плакал меньший сегодня? Чего молчишь? Володя?

Оглядываясь по сторонам, я видел интерес и озабоченность на лицах. Никто не хотел себе такой участи. Уверен, многие представляли себя и свою семью на месте потерпевших. Но только не я! Любой, глядя на меня, поразился бы. В отличие от всех этих людей я тихонько улыбался. К счастью, никто не смотрел на меня, так как стихия огня приковывала внимание, не давая отвлекаться. Это хорошо. Так и должно быть.

– Володя! – тетя Катя дернула меня за рукав. – Что с тобой?

– Ничего, – проронил я небрежно, чтобы она не догадалась о переполнявших меня чувствах. – Страшно мне, тетя Катя. Как говорится, от такого никто не застрахован.

Последнюю фразу я постарался произнести испуганно. Надеюсь, мне это удалось.

– Так ты видел Кольку сегодня? Люба говорит, что он в магазин ходил.

– Нет, тетя Катя, я его не видел. Дверь хлопала. Ну вы же знаете, как он любит шуметь. У меня в коридоре люстра качается от ударов дверью. Наверное, это был он. Дочка мультик громко включила, так что мне не до Кольки было.

Похоже, тетя Катя удовлетворила свой интерес. Ее взгляд снова устремился к окну, а правая рука улеглась на огромную грудь. Сердце пожилой женщины не приспособлено для таких испытаний. Ну ничего, мужика своего она похоронила – с этим тоже справится.

В окне что-то хлопнуло, и столб искр вылетел на волю. Мы все, в едином порыве, устремились взглядом к дыре окна. Задирая голову, я успел разглядеть несколько открытых ртов на лицах, перекошенных от ужаса. Зачем людям со слабыми нервами тратить время среди зевак?

Маленькая искорка обожгла скулу, вернув меня к реальности. Улица наполнилась ревом пожарных машин. Васька Петренко из трехкомнатной квартиры на восьмом этаже быстро покатил коляску с голосящим сыном подальше от происходящего. Для чего приходить с детьми на такие мероприятия? Неужели негде больше сына выгулять?

Двор оглох от вопля первой машины. Нам пришлось отходить к детской площадке, чтобы не мешать спасателям. А они действительно работали! Не прошло и пары минут, как был размотан пожарный рукав, и два человека кинулись подключать его в одном из люков. Параллельно с этим лестница, которую мне приходилось видеть только в фильмах, устремилась к горящему окну. В тот момент, когда во двор заехала вторая машина, экипаж первой уже доделывал свою рутинную работу.

Полицейская машина медленно вкатилась во двор и остановилась у трансформаторной будки. Смешно, но именно там красовалась огромная надпись: «МЕНТЫ – КОЗЛЫ!!!», оставленная неизвестным художником года два назад. Краска выцвела, а сила эмоций осталась. Двое полицейских выразительно осмотрели стену будки и направились было в сторону пожарных машин. Но, увидев нас, отошедших на безопасное расстояние, замешкались и стали шептаться.

Тетя Катя говорила с одним из пожарных. Я не слышал их разговора, но тот явно получил необходимую ему информацию. Он направился к своим коллегам и, перекинувшись с ними парой фраз, скрылся в доме. Двое пожарных побежали за ним следом, в то время как еще один уже подбирался по лестнице к окну Наташиной кухни. Ребята работали весьма слаженно, и я оценил это. Не знаю, заметил ли это еще кто-нибудь, но я профессионалов своего дела уважал всегда.

– Спросили, сколько человек живет в квартире, – объявила всем тетя Катя, подходя к нашей маленькой компании. – Я перечислила всех.

Несколько зрителей кивнули в ответ на ее слова, но большинство остались безучастными. Три мужика из первого подъезда стояли в стороне и что-то обсуждали. Люди уже отходили от потрясения, готовые вскоре позабыть о сегодняшних событиях.

Меня дернули за штанину, и я посмотрел вниз. Моя дочь Лера стояла рядом и держала в руках свой рюкзачок с игрушками.

– Папа, мы котиков кормить идем? – проговорил этот четырехлетний человечек и скорчил гримаску недовольства.

Ах да… котики. У нас оставалось немного сосисок, которые уже никто не хотел есть, и мы с дочкой решили отнести их бездомным котам. Хотя этих котов трудно назвать бездомными. Еще прошлым летом я сколотил из фанерных листов, откопанных среди хлама в гараже, небольшой домик. Обмотав его пленкой и прибив ее степлером, я получил неплохую будочку для котов. Раньше они жили в картонном домике, но детям, подкармливающим животных, мой дом понравился больше. Добродушные тетушки, щедрые на объедки со своих столов, также оценили мою работу и отправили картонку на мусорку. Фанерный дом получил свой номер, написанный на нем моим кривым почерком, и стал приютом для нескольких котов и кошек с котятами. Предвосхищая возможные конфликты между хвостатыми жильцами, я разделил его перегородкой и сделал два входа с разных сторон. Пусть живут, мне не сложно было. Лера счастлива, ее друзья тоже. Наша мама счастлива не меньше, так как вопрос домашних животных, который ее так пугал, отпал сам собой, оставив нашу квартиру чистой и свободной от разбросанной повсюду шерсти.

Дочь смотрит на меня, ожидая ответа. Что я могу сказать? Именно то, чего она ждет. И я говорю:

– Пойдем. Здесь уже смотреть не на что.

Мы с дочерью удаляемся, и я чувствую на себе несколько взглядов. Толпа уже не монолитна, но все еще болезненно реагирует на потерю каждой своей единицы. Ну и пусть. Котики сейчас важнее.

Еще какое-то время я слышу голос тети Кати, но вскоре теряю его. Пожар и все, что с ним связано, остались позади. Так зачем мне думать об этом? И я окунаюсь в мир детства, ведомый маленьким, но очень родным кудрявым человечком.

Глава 2.

Моя дочь, как и другие дети в ее возрасте, просто без ума от зверушек. Когда мы гуляем, мне с трудом удается оторвать ее от маленьких вертлявых собачек. Лера гладит их, тискает, а хозяевам остается только смотреть и делать вид, что им это нравится. В их глазах я нередко вижу противоположные чувства, но дочке лучше об этом не знать.

1
{"b":"665335","o":1}