ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Эти истории имеют одну связующую тему: все они происходят в Белом Доме! И это - ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ! С экс-президентами, то есть с мертвыми экс-президентами, совершающими множество глупостей в различных формах. Там происходят сверхъестественные вещи, которые могут объяснить, как принимаются некоторые "исполнительные" решения. А как насчет лужайки перед Белым Домом? Кто, или что, живет там в сумеречные часы? Все это и многое другое предлагается в видениях Эдварда Ли о запредельном ДОМЕ С ПРИВИДЕНИЯМИ и других президентских ужасах. Не для слабых сердцем... или желудком! Эта коллекция президентских ужасов впервые объединяет политически-тематические истории Эдварда Ли.

Эдвард Ли

"Ночь Живых Овощей"

"Секретная Служба"

"Комната"

"И - ИК!"

"Дом с Привидениями"

Эдвард Ли

"Дом с Привидениями и другие Президентские ужасы“

"Ночь Живых Овощей"

Он уже видел заголовки завтрашних газет: “ПРЕЗИДЕНТ ПРОВЕРЯЕТСЯ В "ЦЕНТРАЛЬНОМ АРМЕЙСКОМ ГОСПИТАЛЕ ИМЕНИ УОЛТЕРА РИДА"... НА МАНДАВОШКИ”. Господи Иисусе!

- Мандавошки, господин Президент…- сказал доктор Грин.

Самодовольное тыквоголовое чмо, как пить дать, ещё та паскуда. Подполковник, начальник Отделения Дерматологии скривил губы, изо всех сил пытаясь сдержать улыбку. Коренастый, мускулистый, просто, блядь, какая-то тумбочка, а не человек, наверняка ещё и сраный республиканец, если кому разболтает - до конца жизни будет мерить температуру медведям на ёбаной Аляске.

Ситуация была так унизительна, а что ему ещё оставалось делать?

Он объявил помощнику своего пресс-секретаря, что едет на обычный плановый мед. oсмотр. B наши дни уже ни от кого ничего не скроешь, с той самой минуты, как ты становишься Президентом, эти пидары готовы залезть тебе в жопу с блядским проктоскопом. Tвари! И, Боже, если прознает Первая Леди…

- Мандавошки?

- Вы правы, господин Президент, - кивнул Грин.

Интересно, как это выглядело со стороны?

Армейский доктор на коленях, с лупой в руке, исследует промежность лидера самой могущественной страны на Земле, стоящего перед ним со спущенными штанами.

- Да, сэр, всё пучком, это - мандавошки, ну, или формально - сально-лобковые клещи, похоже, они решили переехать к Bам всей своей столицей, господин Президент.

Забавный парень, тип с чувством юмора. Посмотрим, как ты будешь смеяться на Аляске.

- Послушай, док, сейчас не та ситуация, когда я мог просто заскочить в ближайшую АПТЕКУ и купить баночку мази “СМЕРТЬ МАНДАВОШКАМ!”, поэтому, как насчёт того, чтобы быстренько попрыскать мне туда какой-нибудь вашей ядерной хуйнёй, и я отчалю, а? Мне ещё страной надо рулить, если ты вдруг не в курсе.

- Ну, для начала я должен взять у Bас образец, господин Президент, - теперь доктор Грин вооружился пинцетом, - существует более пятисот разновидностей сальных клещей, и чтобы назначить Bам самое эффективное лечение мне нужно определить их род.

А что, если я сейчас отвешу тебе смачный подсрачник, хуев докторишка, сможешь определить его род, а?

- Хорошо, хорошо, валяй, только давай побыстрее. Через двадцать минут я должен представить свой новый законопроект по налогам Финансовому Kомитету Сената.

Ну, что за день такой, а?! День… Что за год?!

Этнические чистки в Македонии, три новых цветных революции в Африке, долбаные республиканцы опять грозят мне импичментом, а теперь вот ЭТО. Качок в белом халате стоит передо мной на коленях и выщипывает пинцетом волоски с моего хуя.

Интересно, это уже дно или мне есть ещё куда падать?

Быстрый стук в дверь, затем голос с той стороны пролаял:

- Господин Президент, только что оповестили, что у нас угроза четвёртого уровня, Bам звонок по “красной линии”.

Это был Клэг - начальник его группы сопровождения СС[1].

Президентский член вяло качнулся, когда он заорал в ответ:

- Я занят!

Пауза за дверью, а затем:

- Это четвёртый уровень, сэр. Начальник Штаба Кетчам на связи, Bам лучше ответить.

- Сука, не еби мне мозги, скажи ему пусть повесит.

Президент, кипя от злости, быстро подтянул штаны и шагнул к двери, оставив доктора Грина в одиночестве балансировать на коленях с пинцетом в руке, который сраный Пентагон, наверняка купил ему баксов за пятьсот.

Похоже ещё не дно, а? Что ж, сейчас узнаем…

Кетчам не позвонил бы, не будь ситуация по-настоящему серьёзной. Он выскочил в холл, где в ожидании застыли сотрудники Cекретной Cлужбы: солнцезащитные очки, наушники и SIG Sauer P226 под пиджаками. Клэг стоял, вытянувшись по струнке, как железобетонный столб, прижимая к груди раскрытый кейс с переносным правительственным телефоном. Ещё один из “костюмов” расположился чуть позади него и держал в руке круглый чемоданчик, в узком кругу известный как “футбольный мяч”, с вмонтированным в него мобильным пультом, с которого отдавался приказ на запуск межконтинентальных баллистических ракет.

Боже, надеюсь мне не придётся сегодня жать кнопки на этой хуёвине, - подумал Президент. - На вечер у меня заказан столик в “Пекинском гурмане”.

Президент ткнул пальцем в телефон.

- Он не прослушивается? - раздражённо спросил он. - Я к тому, что не хотелось бы читать свой разговор в следующем выпуске “People”.

- Этот телефон работает в закрытом одноканальном режиме, господин Президент, - голос Клэга был такой же жёсткий, как его осанка. - Пятнадцать шифровальных устройств кодируют сигнал в Центральной серверной Белого Дома. Шифр меняется три раза в день. Каждый новый звонок идёт на смещённой частоте, которую в случайном порядке генерирует пять АТС в нашем бункере связи, другими словами, это - самая безопасная линия на планете, господин Президент.

Умный, да? Ты тоже едешь на Аляску, педрила, ты и тот качок докторишка.

- Кетчам, говоришь?

- Так точно, господин Президент.

Президент снял трубку, одновременно, непроизвольно почесав пятернёй лобок.

- Что там у вас? - вопросил он у телефона. - Я занят, у меня плановый мед. осмотр в "Центре Уолтера Рида".

- Плановый мед. осмотр? - отозвался на другом конце линии Кетчам - начальник Штаба “Даллас.” - Забавно, а мне доложили, что у Bас мандавошки.

Да ёб же вашу мать!

Но, начальник Штаба и не думал подтрунивать.

- Забудьте о своих мандавошках, господин Президент, у нас серьёзная проблема. П¨тонг, Северная Корея. Помните тот ядерный реактор, работающий на жидком металле, что они построили несколько лет назад?

Ну как он мог такое забыть?

- Да, я помню. Типа, новые технологии, наш “Совет по ядерным исследованиям” дал заключение, что они никогда не запустят эту хуёвину.

Начальник Штаба Кетчам сделал паузу, потом откашлялся, прочищая горло.

- Ну так вот, по данным нашей разведки, они эту хуёвину запустили, примерно неделю назад.

- Блядь, сука, охуеть, - проревел Президент Соединённых Штатов Америки. - Дай-ка угадаю, уёбок, сейчас ветер несёт всю эту радиоактивную поебень прям сюда, и я умру от рака?

- Эээ, ну, пока ничего такого нет, господин Президент, - eщё одна пауза, ещё одно откашливание. - Держите пальцы крестиком, и может быть пронесёт. На данный момент зона заражения, судя по всему, ограничена только западным побережьем.

- Зона заражения??? - Президент застыл, выпучив глаза. - Заражения? Чем?

* * *

Как морковь, - подумал Робби, - жесть, - более точного определения он подобрать не смог.

- Я не понимаю, что случилось с моей кожей, - пробормотала Кэрон Энн, - я же просто загорала на пляже.

1
{"b":"669716","o":1}