ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Земля 2115. Прибытие

Глава 1

Земля. 2115 год. Катастрофы и воины остались позади. Люди выжили, возвели города. Восстановили экономику. Наладили производства и даже вышли в космос. И всё бы так и продолжало катиться в пропасть, но тут появляется Ник. Да, Вы не ошиблись, тот самый Ник Админ Рутович, заброшенный не легкой судьбой обратно на Землю. Тут бы и обрадоваться, но… Служба безопасности стоит на ушах! Объединенное Общество Одаренных хохочет. Ученые тщетно прячут свои открытия. Инопланетяне рыдают горькими слезами. А нам, секретному отделу «РВЗ от ИУ» придется всё это разгребать. Зато не заскучаем точно!

ВВЕДЕНИЕ

Елена

Хроники семьи Елены.

Здравствуйте. Меня зовут Елена Александровна Россева. Я родилась в Красноярске в 2080 году. И это очень здорово, так как Красноярск большой и зеленый город, хоть и закрытый. Городских многоэтажных домов здесь немного, всего шесть. Но зато это огромные, восьми этажные махины со всеми удобствами вертикальным садом тренажерным залом и даже собственным бассейном в центральной части здания. Построенные из сверхпрочного бетонопластика и бронестекла с четкими линиями косых опорных столбов и вроде бы простой архитектурой, но чрезвычайно эффективно обеспечивающей максимальную безопасность жильцам, даже при взрыве гравитационных и ядерных бомб, и при этом они не кажутся громоздкими. Полностью автономные оснащенные по последнему слову техники, с расположенными по кругу квартирами, с внутренним крытым двором и внутренней галереей поднимающейся по спирали для прохода в личные отсеки, с гравитационными лифтами и полностью независимой системой диагностики и защиты безопасности жизнедеятельности людей. Вот в одном из таких городских домов я и выбрала квартиру для своей семьи. Светлая, просторная, открытая лучам солнца с видом на садовые делянки частных домов, которых в черте города тоже хватало, больше похожих на избушки из стекла затерявшиеся в лесу плодовых чудо деревьев. Эти деревья, на самом деле, являются результатом долгой работы наших генных инженеров. Внешне похожие на груши разных сортов, они рослые и крепкие, дают многочисленные крупные плоды с очень неожиданными вкусами, от кислых и терпких до освежающе сладких — десертный вариант, и от водянисто-крахмалистых и маслянистых до пресных и безвкусных больше похожих на овощи. В момент цветения и плодоношения они раскрашивают сады своих хозяев в голубые, зеленые, желтые и красные цвета и оттенки насыщенных тонов. Глядя на все это, мирное, на первый взгляд, великолепие сложно представить, что так было не всегда.

Мои родственники когда-то жили в Санкт-Петербурге. Очевидцы рассказывали, что это был один из красивейших мегаполисов мира, посмотреть на который приезжали путешественники из разных уголков планеты. Расположенный в устье реки Невы, на побережье Финского залива он по праву носил название Северной столицы, культурного центра России, города белых ночей, мостов и каналов. Возможно, шестьдесят лет назад, когда случилась Великая Катастрофа, история нашего рода так и закончилась бы, но моя бабушка, очень вовремя решила, что хочет повидать мир и уехала к родственникам в Красноярск. А потом возвращаться уже было некуда, да и незачем. Ряд землетрясений, разрушительных наводнений, мощных извержений и метеоритных дождей разрушили множество городов по всей планете. Обе наши столицы тоже сильно пострадали и в результате ушли под воду. Огромные территории оказались загрязнены и затоплены. Россия в относительно короткий срок потеряла около сорока миллионов жителей, больше половины заводов, электростанций и датацентров. Наши враги легко могли этим воспользоваться, и наверняка воспользовались, но это наверно одному президенту известно.

Во время землетрясений разрушилось только часть строений, но даже этой части было много, для тех, кто потерял кров, средства для существования, близких и родственников. Некоторые города пропали с лица Земли совсем, некоторые частично. Какие-то уцелели. В Красноярске, в то время, оказалось чуть больше миллиона жителей. Красноярская гидроэлектростанция устояла, иначе мы потеряли бы и этот город. Новосибирску повезло чуть меньше, но Новосибирская гидроэлектростанция тоже выдержала напор стихии и разрушения оказались минимальны.

Я до сих пор не могу себе представить, что пришлось пережить моим родственникам, когда одно за другим приходили страшные сообщения о катастрофах, разрушениях, о пропавших и погибших людях. Тогда жившие в обеих столицах родственники, друзья и знакомые остались навсегда в прошлом. И те, кто выжил, их было не много, стали особенно важны. Кругом разруха, болезни, смерть и хаос. Но жизнь продолжается, и города стали отстраивать заново.

Со временем спасательные работы были завершены, последние почести отданы, а завалы разобраны. Тут и встал вопрос: Как поднять страну? Тогда решили собирать технику, людей и ресурсы, чтобы не потерять защиту, знания, технологии и снова отстроить города. Красноярск быстро стал расти, но с учетом секретности столицей решено было сделать Новосибирск. На уцелевшей военной базе нашлись и прародители современных РОКОМов (РОботизированные КОМплексы) и БРОКОМов (Боевые РОКОМы). Тогда еще громоздкие, состоящие из довольно крупных элементов в форме призм, разноугольных пирамид и кубиков, тогда еще слишком кривых и неуклюжих, с примитивными алгоритмами движения и только боевые. Эти боевые комплексы незадолго до Катастрофы секретно выпустили и поставили для тестирования и обкатки. Но необходимость тогда заставила срочно рассекретить, тестировать и обкатывать их уже в полевых условиях, а не на полигонах. К чести наших конструкторов первые БРОКОМы с поставленной им задачей справились и даже оказались способны выполнять несложные строительные операции. Решено было открыть производство новых роботов в промышленном масштабе и в кратчайшие сроки наладить производство, благо все необходимые ресурсы имелись и завод, который выпустил первую партию, сильно не пострадал. И уже через пол года РОКОМы появились на улицах уцелевших городов России, помогая охранять, разгребать завалы, строить и спасать людей. С тех пор возможности и внешний вид комплексов сильно изменились. А их потрясающая динамика и живучесть (особенно после изобретения и введения в эксплуатацию щитов) до сих пор вводит наблюдателей процесса трансформации в восторг.

Сотни мелких деталей по команде главного процессора морфинга разрывают свои связи, подчиняясь заложенному алгоритму, перетекают в нужное положение и жестко скрепляются, но уже на новом месте. Связи получаются чрезвычайно прочными. В некоторых случаях сами элементы крошились, а связь оставалась целой.

Производство и экономика тогда поднимались заново. Люди были нужны везде, а тем более квалифицированные специалисты. Моей бабушке предложили тогда работать во вновь сформированное КБ по проектированию современных зданий с повышенной устойчивостью к природным катаклизмам, бомбовым ударам и метеоритным дождям и она согласилась. Переживать и плакать о потерянном было уже некогда. Работа затягивала и сроки были очень сжатые. Не удивительно, что первые дома, которые были построены после Катастрофы, тянулись не вверх, а уходили глубоко вниз под землю. Рассчитывали, что под землей будет удобно и безопасно. Но и тут оказалось, что все не так просто. Самым уязвимым местом в подземных домах оказалась вентиляция. Воздух из наземных воздухозаборников проходил через фильтры и по трубам разводился по помещениям подземного строения. Фильтры были установлены самые простые, только чтоб мусор не попадал в воздуховоды и конечно никаких детекторов и сигнализации о наличии в воздухе вредных веществ. Жители первого подземного города оказались заражены новой, неизвестной ранее болезнью. Частую сонливость, красноту глаз и отеки сначала приняли за аллергию, но очень скоро стало понятно, что это не так. К счастью жителей тогда удалось спасти. Повезло, что инкубационный период нового вируса был достаточно длинным, чтобы вирусологи успели найти антидот, обнаружить и обезвредить его. Им оказался совершенно новый, выращенный искусственным путем генно модифицированный штамм. Моя бабушка активно участвовала в спасательной операции пострадавших жителей, искренне считая, что распространения болезни можно было избежать, стоило лишь их КБ предусмотреть подобную ситуацию и предотвратить попадание в систему вентиляции вируса установив более совершенную систему очистки и сигнализации загрязнения воздуха. Но она оказалась не права, система вентиляции тут была не причём. На собрании, посвящённом рассмотрению причин и последствий заражения, было установлено, что вирус распространился изнутри здания и частицы его были настолько малы, что современные способы очистки воздуха не способны были с ним справиться.

1
{"b":"669743","o":1}