ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, но дай договорить. Агентам ничего не светит, потому что все содрать и все всучить тебе успеют сами хозяева, поэтому злобным агентам ничего не перепадет.

– Тем более ты не можешь меня бросить!

– Я не могу позволить себе жечь бензин и впустую тратить время. Со дня на день мы должны найти древние саркофаги царей, я обязан быть на раскопках.

– Выходит, какие-то паршивые гнилые гробы тебе дороже счастья любимой женщины? – обиделась я.

В ответ Марк лишь обреченно махнул рукой, видимо считая дальнейший разговор со мною бесполезным сотрясением воздуха.

– Значит, ты бросаешь меня на произвол судьбы? – уныло уточнила я. – Оставляешь на растерзание голодным агентам?

– Я поеду в риэлторскую контору, постараюсь обрисовать им воздушный замок твоей мечты, рядом напишу сумму, в которую этот замок должен уложиться, и уверен, они тут же дадут с десяток адресов, по которым ты вполне сможешь поездить самостоятельно.

– Представляю, сколько сдерут эти жулики!

– Ничего, я заплачу, – злорадно проскрежетал любимый мужчина. – Я еще не полностью разорился на этом проклятом бензине и дрянных гамбургерах из придорожных забегаловок!

– Извините… – к нашему столику подошел парнишка лет тринадцати, в руках он держал пакет с овощами и зеленью.

– Иди, иди отсюда, мальчик, – отмахнулся Марк. – Ива, допивай сок, мы едем домой.

– Кажется, вы ищите дом?

– Ищу, – кивнула я. Какой хороший мальчик, ходит за продуктами, помогает маме. – А что?

– В нашем местечке продаются два дома, «Мальтийский Замок» и «Старая Сосна».

– Это что, у них названия такие, что ли? – хмуро поинтересовался Марк.

– Да, это очень хорошие дома, вам понравится.

– А это далеко отсюда? – В моей душе шевельнулась недодавленная Марком надежда.

– Нет, совсем рядом.

– Покажешь дорогу? – Я не смотрела на Марка, но прекрасно слышала, как он недовольно сопит.

– Да, я там живу, заодно и меня подвезете.

– Вот и отлично! Марк, идем!

Выражая протест всем своим видом, ненавистный мужчина вылез из-за стола и поплелся на улицу вслед за нами.

Парнишка оказался очень общительным и, по пути, с удовольствием отвечал на все мои вопросы.

– Расскажи о «Мальтийском Замке», – попросила я, оборачиваясь к заднему сидению машины, на котором расположился мальчик, – такое красивое название.

– Это старый дом, его какие-то князья или графья построили еще в прошлом веке…

– То бишь в двадцатом? – влез Марк.

– Марк!

– Мне интересно знать, какой конкретно прошлый век имеется в виду. Реставрировать столетнюю рухлядь я не собираюсь.

– Там недавно ремонт делали, мой отец помогал, – успокоил паренек. – А «Старая Сосна» совсем не старый, его года два как построили.

– А почему его продают? – продолжал допытываться Марк.

– Хозяева куда-то уезжают.

– А почему продают «Мальтийский Замок»?

– Как молодая хозяйка погибла, так ее вдов и поручил управляющему дом продать.

– «Вдовец», мальчик, нет такого слова «вдов».

– Погибла? – ахнула я. – А что с нею случилось?

– Это почти пять лет тому назад было, может даже больше, я толком не знаю.

– И что, дом пять лет продают и никак продать не могут? – Хмыкнул Марк, аккуратно вписываясь в сложный поворот.

– Ну, его много народа приезжало смотреть…

– И никто не берет, – закончил Марк, – значит, нам обязательно должно понравиться.

– Но там есть еще и «Сосна», – подсказала я, разглядывая пейзаж за стеклами машины. Прекрасный загородный ландшафт с редкими частными домами вдохновлял своей свежестью, покоем и сочными яркими красками.

– Запомни, это наш последний совместный вояж, – предупредил Марк, – надеюсь, тебя хоть что-нибудь притянет. Если это будет «Сосна», то первое, что сделаю после покупки – сменю название. Когда меня спросят, где я живу, не хочу отвечать: «В старой сосне».

– Конечно, конечно, – пела я сиреной, в смысле, наядой, – называй как угодно. У одного моего давнего знакомого дом назывался «Апельсин», мило да?

Марк что-то невнятно буркнул.

– Вот тут налево, – сказал парнишка, – теперь совсем близко.

Мы свернули и моему восхищенному взору предстала потрясающая картина: аккуратные красивые дома, утопающие в пышной яркой зелени, ни тебе рева машин, ни городской вони, самый настоящий рай земной! И почему-то только тогда я вспомнила, что забыла в кафе свою шляпу. Я не стала посвящать Марка в это удивительное открытие, потому что знала наизусть все, что он мне скажет в ответ.

– Вон, смотрите, за теми липами «Мальтийский Замок», а выше, по дороге, «Старая Сосна», там у любого спросите, а мне тут выходить.

Марк остановил машину.

– Спасибо тебе, – я с любовью, почти с обожанием посмотрела на мальчика. Неужели пришел конец моим страданьям?

– Не рано ли ты радуешься? – как всегда во время произнес Марк, и я тяжело вздохнула.

Он вел машину к огромным вековым липам. Кругом царила удивительная красота, витал дух древних королей, и я не сомневалась, что где-то здесь, среди этих потрясающих лип, шастают мальтийские рыцари…

– Батюшки! – воскликнула я, увидев дом. – Это и вправду замок!

Построенный из темно-желтого камня дом выглядел как самый настоящий замок, только маленький. Аккуратное, безумно красивое сооружение… короче, я уже стояла вон на том балкончике в длинном мальтийском платье и, пожалуй, даже в короне…

– Неплохо, – Марк остановил машину, – только вернись с небес на землю, это мы не купим.

– Почему? – Бросилась я защищать свое имущество. Что он имеет против моего дома?

– Потому что, для начала, тебе надо стать Сальвадором Дали и, возможно, спустя два-три десятка лет упорного труда, наскребешь нужную сумму.

– Думаешь, он такой дорогой? – приуныла я.

– Да ты посмотри по сторонам, это же целое имение. Немного одичавшее, но огромное, красивое имение. Столько земли, целый парк! Теперь понятно, почему его пять лет продают и никак продать не могут, хозяева, наверняка, такую цену загвоздили, что это под силу только миллионерам, а у миллионеров и так все есть.

– Марк, давай не будем ставить крест заранее, – взмолилась я, чувствуя, как сваливаюсь с балкончика в своем мальтийском платье. – Надо сначала спросить, узнать…

– Спросим, но только для очистки совести, уверен, мы даром теряем время, но чтобы ты успокоилась, я делаю это.

Он поднялся по ступеням и постучал в двери висящим железным кольцом. Двери почти сразу приоткрылись, будто хозяин сидел на пороге и дожидался гостей. На нас уставились настороженные водянистые глаза неопределенного цвета.

– Здравствуйте, – вежливо улыбнулся Марк, – мы насчет дома, он продается?

– Да, – прошептал владелец, – входите.

Однако шире дверь он раскрывать не стал. Мы протиснулись внутрь и оказались в просторном холле, который назвать мерзким словом «прихожая», просто язык не поворачивался.

– Пойдемте, я покажу дом.

Перед нами стоял маленький старичок, если нарядить его соответствующим образом, он вполне сошел бы за дворецкого… Полет моих мыслей был свободен и совершенно неуправляем.

Старичок пошаркал вперед, мы двинулись следом.

– Это гостиный зал, – сказал он, и я едва не застонала, при виде камина в полстены, причем настоящего, а не какой-то там электрической гриль-подделки. – Это столовая, там кухня, видите, все вполне современно оборудовано, здесь кабинет и библиотека, а на втором этаже спальни и комнаты для гостей, пойдете смотреть?

Марк тяжело вздохнул, разглядывая высоченные потолки со старинными бронзовыми люстрами. В моей душе все повизгивало от восторга, но, когда Марк все же задал страшный, но неизбежный вопрос о цене, и старичок прошипел: «Триста пятьдесят тысяч», повизгивать перестало. Счастье издало какой-то противный булькающий звук и замолкло.

– Все понятно, – вздохнул Марк, – извините за беспокойство, идем, Ива, надо еще заехать в «Сосну» и успеть в город до темноты, иначе не найду дорогу.

2
{"b":"67434","o":1}