ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шекспир Уильям

Бесплодные усилия любви

Уильям Шекспир

Бесплодные усилия любви

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Фердинанд, король Наварры.

Бирон

Лонгвиль } приближенные короля.

Дюмен

Бойе приближенные

} французской

Меркад принцессы.

Дон Адриано де Армадо, чудак испанец.

Отец Натаниэль, священник.

Олоферн, школьный учитель.

Тупица, констебль.

Башка, шут.

Мотылек, паж Армадо.

Лесничий.

Французская принцесса.

Розалина

Мария } придворные дамы принцессы.

Катерина

Жакнета, деревенская девушка.

Вельможи, слуги и другие.

Место действия - Наварра.

АКТ I

СЦЕНА 1

Парк вокруг дворца короля Наварры.

Входят Фердинанд, король Наварры, Бирон,

Лонгвиль и Дюмен.

Король

Пусть будет слава, наша цель при жизни,

В надгробьях наших жить, давая нам

Благообраэье в безобразье смерти.

У времени прожорливого можно

Купить ценой усилий долгих честь,

Которая косу его притупит

И даст нам вечность целую в удел.

Поэтому, воители, - я вам

Такое имя дал за то, что вы

Войну ведете с вашими страстями

И с полчищами помыслов мирских,

Да сохранит указ последний силу.

Наварра наша станет чудом мира,

Двор - малой академией, где будем

Мы созерцанью мирно предаваться.

Вы поклялись, Бирон, Дюмен, Лонгвиль,

Втроем три года провести со мною

В трудах ученых и всегда блюсти

Устав, на этот свиток нанесенный.

Скрепите ж подписями ваш обет,

Чтоб был лишен своей рукою чести

Тот, кто хотя б на миг его нарушит.

Итак, когда в душе решимость есть,

Поставьте ваши имена вот здесь.

Лонгвиль

Я соглашаюсь на трехлетний пост:

Пирует ум, когда худеет тело,

А тот, кто чрево жадно насыщает,

Тучнея плотью, разумом нищает.

Дюмен

Мой государь, Дюмен себя смирил

И низменным рабам мирских забав

Оставил низость суеты мирской.

Теперь я мертв для радостей земных

Мне философия заменит их.

Бирон

Мой государь, лишь в том, в чем прежде клялся,

Я к этим заверениям примкну.

Я клялся вам в ученье быть три года,

А тут немало есть иных обетов

Ну, скажем, женщин избегать три года.

Ужель и этот пункт включен в устав?

Затем: в неделю раз без пищи жить

И есть шесть прочих дней по разу в день.

Ужель и этот пункт вошел в устав?

Потом: спать ночью только три часа,

Глаз не смыкая днем ни на минуту

(А я приучен крепко спать всю ночь

И к ночи добавлять еще полдня).

Ужель и этот пункт внесен в устав?

Не спать, не видеть женщин и поститься

Мне с этим слишком трудно примириться.

Король

Но все сносить вы принесли обет.

Бирон

Осмелюсь, государь, ответить "нет!"

Я клялся лишь делить ученье с вами,

Пожертвовав ему тремя годами.

Лонгвиль

Одно неотделимо от другого.

Бирон

О, если так, то в шутку дал я слово.

В чем цель ученья - мне узнать нельзя ли?

Король

Знать то, чего мы до сих пор не знали.

Бирон

И то, что ум обычный не поймет?

Король

Да, уж таков ученья дивный плод.

Бирон

Тогда клянусь усердно изучать

Все, что устав мне запрещает знать:

Ну, например, - как пообедать сладко,

Когда поститься все принуждены;

Как с милою увидеться украдкой,

Когда от женщин мы удалены;

Как тягостную клятву обойти

И все же верность слову соблюсти.

Вот если смысл трехлетнего ученья

В том, чтоб мне дать такие наставленья,

Я принесу обет без промедленья.

Король

Пусты все эти плотские утехи,

Чинящие учению помехи!

Бирон

Они пусты, и все ж пустей куда

Трудиться ради одного труда.

Чтоб правды свет найти, иной корпит

Над книгами, меж тем как правда эта

Глаза ему сиянием слепит.

Свет, алча света, свет крадет у света.

Пока отыщешь свет во мраке лет,

В твоих очах уже померкнет свет.

Нет, научись, как услаждать свой взгляд

Его в глаза прелестные вперяя,

Которые твои зрачки слепят,

Их тут же снова светом озаряя.

Наука - словно солнце. Дерзкий взор

Теряется в ее небесных тайнах.

В ней книгоед находит лишь набор

Заемных истин и цитат случайных.

Хоть астрономы, крестные светил,

Открыв звезду, ей имя нарекают,

Но звезды и для тех, кто их крестил,

Не ярче, чем для неучей, сверкают.

Лишь имена, все зная, будешь знать,

А их вещам мы все вольны давать.

Король

С ученостью трунит он над ученьем!

Дюмен

Стремится он мешать благим стремленьям!

Лонгвиль

Он полет рожь, перед полынью струся.

Бирон

Весна подходит, коль плодятся гуси.

Дюмен

О чем вы?

Бирон

Да о том, что все - в свой час.

Дюмен

Ответ не в толк!

Бирон

Зато не в бровь, а в глаз!

Король

Бирон завистлив, как мороз весной,

Когда он губит юные растенья.

Бирон

Пусть так. Но не ударит летний зной,

Пока у птиц причины нет для пенья.

Что мне за радость видеть недоноска?

Я розу не прошу в сочельник цвесть,

А вьюгу в майский день сугроб наместь.

Для каждой вещи срок и время есть.

Учиться поздно было бы теперь:

Не лезь в окно, когда открыта дверь.

Король

Бирон, ступайте. Вышли из игры вы.

Бирон

Нет, клятву дав, я не уйду трусливо.

В честь темноты сказал я больше слов,

Чем вы во славу мудрости найдете,

Но, дав обет, три года я готов,

Подобно вам, смирять желанья плоти.

Где свиток? На устав взгляну хоть раз

И подписью скреплю его сейчас.

Король

Ты честь свою уступчивостью спас.

Бирон

(читает)

"Item {Далее. (Лат.)}: ни одна женщина не смеет подходить к местонахождению нашего двора ближе чем на милю". - Это уже обнародовано?

Король

Дня четыре назад.

Бирон

Какое наказанье ей за это полагается? (Читает.) "Под страхом лишения языка". - Кто же внес в устав такой пункт?

Лонгвиль

Я внес его.

Бирон

Но для чего?

Лонгвиль

Пусть женщин строгость кары устрашает.

Бирон

Любезным быть такой закон мешает.

(Читает.)

Бирон

"Item: если в течение этих трех лет кто-либо будет уличен в разговоре с женщиной, он подвергнется такому публичному посрамлению, какое только сумеют измыслить остальные придворные".

1
{"b":"72039","o":1}