ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дубинина Анастасия

Церемониал

Анастасия Дубинина

Церемониал погребения тела

в бозе почившего Симона де Монфора,

божьей милостию графа лестерского, тулузского и т.д.

Составлен Пьером Во-де-Сернейским .....(дата, вставить) в землях провансальских, близ города Тулузы.

Утверждаю. Амори де Монфор, граф Лестерский и т.д.1

1.

Впереди идут два трувора,

Воспевают подвиги де Монфора.

2.

Со сдержанной улыбкой Раймон Шестой

Несет штандарт красно-золотой.

3.

По двум сторонам от мятежного Раймона

Идут при мечах французские бароны.

4.

Идут инквизиторы во главе парада,

Пожирают глазами, кого не надо.

5.

Два солдата ведут богомила,

Он ступает тяжело и уныло.

6.

Это тот самый еретик,

Которого Монфор последним настиг.

7.

Идут Робер, Симон и Гюи,

Непритворных слез проливают ручьи.

8.

Идут наемники и рутьеры,

Хвалят покойника манеры.

9.

Идут тулузцы, надрываются,

По-разному о графе отзываются.

10.

Идет с кислой миной Пейре Карденаль.

Уж ему-то Монфора абсолютно не жаль.

11.

На козлах едет трубадур Каденет,

Поет печально: "Из тьмы сотворился свет..."

12.

Идет гонец от Луи Восьмого,

Несет депешу с прощальным словом.

13.

Идет де Монфорова дама Алиса,

Несет тарелку, полную риса.

14.

Идет тулузский епископ Фулькон,

Несет со святой водою флакон.

15.

Идут в слезах войсковые прелаты,

Несут заступы и лопаты.

16.

Три дочки в скорбии и печалии

Несут покойного графа регалии:

17.

Шпоры и меч с рыцарским поясом.

Все три они вопят жалобным голосом.

18.

Палач несет прутья для прижигания

На случай неуместного ликования.

19.

За ним подручные тащат дыбу

На случай, кто скажет: "Господи, спасибо".

20.

Идут маркитантки и проститутки,

Здесь помещенные боле для шутки.

21.

Солдаты, мерно чеканя шаги,

Несут на блюде усопшего мозги.

22.

На дрогах под траурной пеленою

Торжественно влачится все остальное.

23.

Идет Аноним, и с лица он пресен,

Собирает матерьялу для новых песен.

24.

И, поглядывая на графские дроги,

Ищет рифму на: "протянул ноги".

25.

Идут недорезанные катары,

В поддельной горести трубят в фанфары.

26.

Идут сарацины и крещеные мавры,

В неподдельной горести бьют в литавры.

27.

Идут сиры графы по два в ряд,

О новой вакансии говорят.

28.

Идут богомилы и патарены,

У тех и у других подгибаются колена.

29.

Ибо если они несогласны насчет Креста,

То сходятся в теории поста.

30.

На краю разверстой могилы

Имеют спорить патарены и богомилы.

31.

Первые утверждают, что кто умрет

Того Святой Дух к себе заберет,

32

Вторые - что если он был женатый,

То стало быть, рождайся еще раз, проклятый.

33.

Для разрешения данного дебата

Стороны приглашают папского легата.

34.

Легат говорит: "Рай-диди-рай!

Покойник отправился прямо в рай!

35.

И там, где Троица нераздельна,

Заделался братчиком Петра де Кастельно."

36.

С этим епископ Фулькон соглашается,

И погребение совершается...

Исполнить, как сказано выше.

Амори де Монфор, граф Лестерский и т. д.

Примечание Пьера де Во-де-Серне:

После троекратного салюта мечами, в виде последнего напутствия полководцу и христианину, мессир Амори вынул из заднего кармана свежую портянку, и, отерев ей слезы, произнес следующую речь:

1.

Мессиры рыцари и прочие рутьеры!

Мы проводили графа до последней квартиры.

2.

Воздадим должное его благочестию:

Перед смертью он успел скушать гостию!

3.

Мудро планировал каждый бой,

Как сам Иуда Маккавей.

4.

Бескорыстием был равен Доминику

Но его сразила каменюка.

5.

Он был оплотом католичества,

Помянем же добром его качества.

6.

Мессиры рыцари, после отпевания

Решено устроить поминовение.

7.

Я поручил рыцарю де Руси

Устроить нечто вроде пикника.

8.

Это будет вроде перекуса на посту

Итак, во имя Святого Креста!

9.

Расходы мелкие, бывало и хуже:

Не более пяти денье с рожи.

10.

Наутро продолжим осаду свою

Да здравствует Папа и Король Луи!!

Примечание епископа Фулькона:

Мессен, указуя ближним на грехи их, не следовало бы вам забывать и о собственном несовершенстве. Господь прощает нам грехи наши, как и мы прощаем должникам нашим: вы же, мессен, искореняя трубадуров веселых и вежественных, заделавшись графом Тулузы, сие художество, gai sober (веселая наука, окситанск.) неблагозвучными и смехотворными рифмами осквернили. И это, по-вашему, trobar clus (темный (закрытый) стиль, окситанск.)?

Ступайте же ad Infernо (во ад, в геену (лат)), вы no bon trobaire, mas noellaire to2 (не добрый трубадур, но автор новелл (это оскорбление, и не слабое) (тоже, конечно, окситанск.), и стихи слагаете хуже всех на свете.

Примечание рукою Амори.

Посадить Фулькона под арест за эту отметку. Изготовить от моего имени и отдать легату письмо к Папе, что Фулькон цитирует Библию на провансальском. Это все равно, что если бы я командовал атаку на латыни.

Доклад рыцаря де Руси.

Так как отец Фулькон есть некоторым образом духовное лицо, находящееся в прямой зависимости от архиепископа и Папского престола, то не будет ли отчасти неловко подвергнуть его мере светского наказания посажением его под стражу, установленную более для проступков по военной части.

Отметка Амори.

А плевать я хотел. Все-таки взять после заупокойной мессы.

Примечание Пьера де Во-де-Серне.

Узнав о намерении нового графа, епископ Фулькон написал донос в инквизицию, в котором сообщал, что Амори - тайный перфект. О том же он изготовил доносы и архиепископам Нарбонны, д`Э и Арля, и на поминках произнес графу отлучение. Однако, когда подали вторую перемену, не отказался пить за здоровье графа Амори, причем Амори выпил и за его здоровье. Это повторилось несколько раз, и после жареной зайчатины и тулузских фламинго с яблоками, когда сиры рыцари танцевали народные танцы, граф и епископ обнялись и с горькими рыданиями сделали три тура менуэта, а дело предали забвению. При этом был отдан приказ, чтобы сиры рыцари, солдаты, а равно и рутьеры не смели исповедоваться у посторонних прелатов, а только у отца Фулькона, под опасением для графов - интердикта, для сиров рыцарей - дежурств при полевом сортире, а для всех остальных - телесного наказания.

1
{"b":"74606","o":1}