ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гайдаенко Иван

Флагман русских маринистов

Иван Гайдаенко

ФЛАГМАН РУССКИХ МАРИНИСТОВ

Загоралась заря девятнадцатого века. На рейдах и в гаванях России буйно разрастался лес корабельных мачт. Морская целина, распаханная Петром, щедро колосилась белобокими парусами.

Не оглядываясь на самозванных "владычиц морей", Россия дерзко выходила на океанские просторы. 1803-1806 - первые годы столетия первая российская кругосветная экспедиция, первые имена русских морепроходцев высечены на скрижалях истории. И.Ф.Крузенштерн и Ю.Ф.Лисянский, "Надежда" и "Нева" - их парусные ладьи. Оправдалась надежда державной Невы, принеся морскую славу России, славу добрую, громкую.

Белокрылыми птицами разлетались во все края земли российские шлюпы, бриги, корветы; отправлялись открывать неоткрытые земли, познавать таинства океанов: В.М.Головнин и М.П.Лазарев, О.Е.Коцебу, Л.А.Гогемейстер, З.И.Панафидин и снова Головнин. К южному полюсу пробивались Ф.Ф.Беллинсгаузен и М.П.Лазарев, в Арктику - М.Н.Васильев и Г.С.Шишмарев. В третий раз в кругоземный вояж уходят неутомимый адмирал Лазарев, вторую свою экспедицию совершает О.Е.Коцебу.

Половодье, всплеск русских парусов над Мировым океаном. Свыше сорока кругосветных экспедиций и дальних походов за полвека.

Открыт шестой континент планеты - закованная во льды Антарктида, нанесены на карты неизвестные острова, исследуются глубины и берега, изучаются течения и ветры, флора и фауна океанов, а крепостная мужицкая Россия все еще толкует о найденных землях ада и рая, о кровожадных людоедах, о морских чудовищах, пожирающих целиком корабли, о сивушных озерах и берегах из чистого золота. Любопытным простолюдинам почитать бы правдивые описания морских плаваний, но они темные в грамоте, забитые помещичьей барщиной, запуганы страхом суеверий и мистических бредней.

Десятки книг бывалых капитанов повествуют о далеких странствиях, о подвигах русских моряков на далеких меридианах. За цифрами, за деловым профессиональным языком, за бытовыми деталями остаются нераскрытыми прекрасные образы русских людей, их необыкновенные характеры, экзотические краски неведомых стран. Это и стало неодолимым магнитом, потянувшим в моря живописцев и литераторов.

И.А.Гончаров - автор первого, но уже нашумевшего романа "Обыкновенная история" - определяется личным секретарем адмирала Е.В.Путятина и уходит в плавание с кругосветной экспедицией (1852-1854), чтобы со временем с большим мастерством и художественным вкусом создать путевые очерки "Фрегат "Паллада". Несколько лет спустя по поручению морского министерства в путешествие вокруг Европы отправляется писатель Д.В.Григорович, создавший до этого довольно известные повести и романы о крепостной деревне. Позже он опубликует книгу в двух частях "Корабль "Ретвизан".

В 1867 году появляются занимательные очерки "Из кругосветного плаванья" - первая книга двадцатичетырехлетнего отставного лейтенанта Константина Станюковича, творчеству которого в будущем суждено стать флагманом русской морской литературы.

Необычно сложились отношения с морем у К.М.Станюковича. Вырос он в потомственной семье моряков и, казалось бы, с детства должен был влюбиться в морские дали, в тугие белоснежные паруса, которым посвятили всю свою жизнь его прадед, дед, отец и старший брат. Но в силу ряда причин этого не случилось.

В Севастополе, в марте 1843 года у адмирала Станюковича родился сын Константин. В тот же день отец предначертал младенцу карьеру флотоводца - продолжателя морской династии Станюковичей. Не подозревал адмирал, что сам же отвратит сына от флота своим крутым нравом. Грозный адмирал, привыкший к неограниченной власти на кораблях эскадры, не мог обойтись без суровых уставов и в собственном доме. В семье нерушимо поддерживался жестокий домостроевский порядок, усиленный флотской дисциплиной, требованием беспрекословного повиновения воле адмирала и строгими наказаниями за малейшее ослушание.

Дом Станюковичей жил флотом. Семейные беседы за вечерним чаем о корабельной службе не обходились без упоминаний обычных офицерских команд того времени: "Высечь розгами", "Прочесать линьками", "Вздернуть на рее". Об этом рассказывалось вдохновенно и весело, словно, и не существовало понятий о человеческом достоинстве, о цене жизни. Жестокость отзывалась болью и страхом в чуткой, впечатлительной душе ребенка. Он трепетно боялся отца. Мир под белыми парусами казался ему багровым от крови бесправных людей.

В 1857 году, по желанию отца, Константин сменил форму пажеского корпуса на мундир морского кадета. Он мечтал об университете, его влекла литература, но адмирал усматривал в этом влечение к вольнодумству, к стезе декабристов.

Нудная, педантичная муштра в морском кадетском корпусе, два летних практических плавания на кораблях, крепостные матросы, отдающие 25 лет жизни подневольной службе "батюшке-государю", безропотно терпящие унижения, издевательства боцманов и офицеров, площадная брань, розги, линьки - все зверино-дикое и вопиюще несправедливое, ненавидимое с детства предстало наяву.

Еще шесть месяцев - и конец учебы в морском корпусе. "А тогда - университет, литературный труд", - мечтал семнадцатилетний Станюкович.

"Время и служба развеют сумасбродные чаяния "щенка", - раздумывал отец.

По сговору адмирала с морским министром раньше срока Константина зачислили в экипаж новопостроенного парусно-парового корвета "Калевала" и в октябре 1860 года юноша ушел в трехлетнее плавание вокруг света.

Ему повезло. Командир корабля оказался гуманным, прогрессивно настроенным, с доброй душой человеком. Он не терпел вульгарной ругани, требовал от офицеров человеческого обращения с матросами и с первых дней похода запретил узаконенные на флоте рукоприкладства и порку линьками.

Бесконечной вереницей потянулись недели и месяцы тревог и надежд. Сквозь штилевые полосы безветрия и штормовые непогоды стремительно несся корвет на встречу с чужими странами и незнакомыми народами. А ветер истории нес его к отмене крепостного права в России и телесных наказаний на кораблях.

1
{"b":"75709","o":1}