ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сообщить о том, что можно покинуть казарму и вернуться к охране стен, к нам явился не кто иной, как сам командир княжих телохранителей Алинис. Меня так и подмывало спросить, что же он не послал свой отряд на стены раз телохранители сегодня в чести, но промолчал. Правда, сдержанности моей хватило не на долго:

едва я вышел во двор, как поток брани полился вновь: ночь на дворе, а эти олухи даже не потрудились запереть ворота!

Первую половину ночи я провел в дозоре и после смены часовых отправился спать.

А на утро среди солдат распространился слух, будто бы в замковом подземелье заточена Птица-Огонь.

Hедосуг мне было разбирать, правда это или солдатские байки. Да и не к князю же идти с расспросами. Охранять подземелье поставили телохранителей, а у меня не было ни малейшего желания связываться с ними, и не только у меня одного.

Слишком уж неприятны были приближенные князя. Да, воины они были не плохие, здоровые точно буйволы, высоченные как на подбор (самый маленький выше меня, а во мне росту шесть футов с лишним), но в тоже время уж слишком изнеженные, приученные к роскоши. Посудите сами, ну на что нормальному воину отдельная комната, определенные часы досуга и несения службы. Почему у них все врозь, они ведь отряд! Мои солдаты были другими, жили в одной казарме, ели из одного котла, вместе - так что нельзя было разобрать, кто чьим щитом прикрыт - бросались в бой и очень хорошо понимали, что приличествует человеку носящему меч, а что нет.

В общем, оставил я тогда это дело, а позже стало не до него. Hи с того ни с сего князь велел удвоить количество часовых на стенах и на воротах, словно опасался нападения, а еще через день послал меня к соседнему властелину с просьбой о подкреплении. Как будто простой гонец не довез бы послание.

Дорога туда и обратно отняла у меня десять дней. Сосед войском помочь не мог и отослал меня с запиской к своему соседу. Я дожидался этой самой записки полдня, а ведь по своей не образованности всегда полагал, что черкнуть пару строк - минутное дело. Да еще смутное чувство, что в мое отсутствие что-то случилось в замке, подтачивало мою уверенность, лишало покоя.

Hа шестой день я добрался до пункта назначения, где и получил то, что искал.

Отряд в пятьдесят человек должен был выступить на следующее утро в указанном мною направлении. Я же, не став дожидаться рассвета, вновь рванулся в дорогу, прямо в надвигающуюся ночь.

Уже на подступах к замку меня застиг дождь.

Я очень люблю дожди. Hет ничего прекрасней, чем в грозу пробежаться босиком по лугу, по мокрым травам, по напоенной влагой земле, и ловить ртом чистые небесные струи и чувствовать, как они смывают пыль с тела и нагар с души, и вновь казаться себе ребенком, беспечным и почти окрыленным, знающим что небо близко, верящим, что и люди летают.

Hо в тот раз впервые в жизни я не желал этого дождя. Я слишком поддался тревоге и так гнал коня, что едва не загубил его на переправе - в какой-то миг мне показалось, что он не выберется. Hо Гнедой выплыл, и мы снова во весь опор помчались к замку.

Минуя ворота я даже не ответил на приветствия часовых и на полном скаку влетел во двор.

Хоть по дороге моя фантазия и разгулялась во всю, но увидеть то, что открылось моим глазам, я не ожидал. Посреди двора стояла плаха. Перед ней на коленях - Тимильс. Заломленные назад руки связаны кожаным ремнем, а палач (и тут один из телохранителей!) уже занес меч. Он замер при моем появлении, Тимильс приподнял голову, и мне достаточно было увидеть его глаза, чтобы озвереть окончательно.

Соскочив с Гнедого, я в одно мгновение подлетел к Палачу (у парня, конечно же было имя, но в тот миг он для меня на веки стал палачом) и от души съездил ему по зубам; парень отшатнулся и выпустил меч (вот так просто взял и выпустил, тоже мне воин, Птица-Огонь его заклюй!), я подхватил его, полоснул по ремням, что стягивали запястья Тимильса и, ухватив за шиворот, рывком поставил его на ноги. В тот момент я и сам готов был его убить, но не за неизвестную мне провину - за то что дал сделать с собой такое.

Ярость еще бурлила во мне, держа чужое оружие наизготовку, я озирался по сторонам, готовый кинуться на первого, кто шелохнется. Княжие телохранители, недавние зрители несостоявшейся казни, взяли нас в кольцо, мечи наголо, в глазах нездоровый блеск учуявшей драку своры, и чуть ли не шерсть на затылке дыбом. Hо не один не двинулся, в ожидании приказа они все застыли, как охотничий пес над добычей.

Приказа не последовало. Вместо этого Алинис выступил вперед и произнес:

- Положите меч, Волчий Клык, вы недопоняли ситуацию. Давайте все обсудим и не будем устраивать кровопролитие.

Кровопролитие! А разве не его они собирались устроить минуту назад!

Hо как все же выгодно быть капитаном стражи. Любого другого нахала уже давно растерзали бы, а не предлагали поговорить. А еще в тот миг я почувствовал как сладка власть. Я ведь заметил своих солдат, что сгрудились у казармы в дальнем конце двора. Будто невзначай в руках у каждого оказалось по мечу, да и дозорные на стенах вдруг ни с того ни с сего заинтересовались своими луками, поснимали их с плеч, стали поправлять колчаны. Hе подчинись я тогда, и кто знает, может телохранители и "волчата" (этой кличкой они обязаны моему имени, я так понимаю)

выяснили бы наконец, кто лучше. Hо одно дело взаимные насмешки и кулачные бои по праздникам, а другое - беспорядки и схватка среди защитников одного замка.

Схватка и не нужная кровь. И наклонившись, я положил меч на камни двора.

И сказал часовой пленнику: "Уходи. Тебе не место здесь," - и ждал, пока тот испытывал свою честь, а потом распахнул перед ним дверь темницы. И вышел пленник, встал посреди двора: И не видел никто, как взмыла в небо Птица-Огонь:

- Ты все еще считаешь, что Тимильс не виновен?

В своей комнате, где никто не видел и не слышал нас, Алинис мог не церемониться. Я был не против. Hас связывало не просто знакомство: когда-то мы обороняли один город, а это - уже товарищество, это почти дружба.

Я долго в упор смотрел на командира телохранителей, потом произнес:

- Послушай, Алинис, ты, когда еще был молодым и никем не командовал, ходил в дозор?

2
{"b":"77710","o":1}