ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да. Будем пока изучать, а на тренировках сделаем упор на твою физическую подготовку, — обрадовали меня.

— Есть капитан, — фыркнула я.

Ночь обещает быть интересной, может и день порадует нас событиями?

9 Глава

Столовая, лекции, лекции, столовая и снова лекции. Сейчас у нас зельеваренье. Что я могу сказать об этом предмете? У меня получается все, кроме любовных зелий, не знаю плохо это или нет. Во всяком случае на мои оценки это бы влияло, если бы не моя магия внушения. А все из-за молоденькой, ветренной практикантки, которая должна преподавать нам в этом семестре. А у нее на уме только любовные зелья и бедный наш ректор, который периодически давится ими в столовой или в своем кабинете. Я до сих пор задаюсь вопросом почему он ее не выгонит? Она же всего лишь практикантка. — Запомните! В привороте нужно учитывать и характер, раса и конечно пол того, на кого рассчитано действие. Например, если это прекрасный и холодный словно айсберг наш ректор, — мечтательный вздох. — То следует использовать приворот на подобие "Льдистая розалия"! — вдохновенно вещала стройная блондиночка-эльфийка. А я думала все эльфы умные и холодные, а от этой так и прёт, то есть веет сообразительностью и не здоровым интузиазмом уложить нашего ректора на лопатки.

— Это приворот специально рассчитан на представителей эльфийской расы. Записывайте рецепт, дорогие мои, а потом я проверю, то, что вы сварите, — и началось по новой.

Она диктовала, мы записывали. После настало время варить. Моё варево получилось в буро-малиновых разводах и подозрительно булькало, да такое точно никого не приворожит, скорее это зелье для промывания желудка. Как по мне самое нужное зелье от похмелья, вот его у нас в академии варит только наш факультет, поэтому по выходным часто можно увидеть других студентов в нашем общежитии.

Если говорить обо всем, чему нас обучали мне интересны были все, но для меня большое значение имеет преподаватель, из-за чего моим не любимым предметом стала-некромантия. Да еще, как оказалось, у меня к ней ноль способностей, может об этом написано в моем новом гримуаре? Надо не забыть его прочесть. Но мне очень нравилась артефактология.

Даже с моими скудными знаниями от технологиях из нашего мира, я смогу изобрести множество полезных артефактов. Сейчас мы учимся заряжать драгоценные камни своей силой, а после мы научимся накладывать на них заклинания, будь то защитные или боевые. Но первым делом я изобрету шариковую ручку, я перья эти только от нервов ломаю и писать ими до жути не удобно.

— Адептка Мильхейн, вы вновь порадуете меня отличным зельем? — пропела у меня над ухом эльфийка.

— Возможно, профессор, — ответила я, чуть усилив чары.

Она зачерпнула зелья, понюхала и попробовала на вкус. Надо будет перед ней когда-нибудь извинится. Причмокнув пару раз она довольно улыбнулась и потрепала меня по волосам. Нет, не буду извинятся.

— Отлично! Как всегда зачет! Вы прирожденная ведьма любви!

Только этого прозвища мне не хватало, вон и Эрика ели сдерживает смех. Неожиданностью для всех стало оповещение.

— Адептка, Мильхейн, в кабинет к ректору. Сейчас же, — послышался из ни от куда голос нашего эльфийского правителя нашей Альма-матер.

Я удивленно заозиралась, как бы спрашивая остальных, что я уже успела натворить. Последние дни я ничего не делала, вроде-бы, разве что он снова за ночной поход отчитывать будет. Эрика пожала плечами на мой вопросительный взгляд.

— Что наша ведьма любви на расстоянии успела ректора приворожить? — выкрикнул кто-то.

— Тише адепты, а вы Миранель подойдите ко мне, я дам вам домашнее задание, а потом пойдете, — проговорила блондинка.

— Хорошо, — я подхватила свою сумку и вышла из-за стола.

Подойдя к магистру, та схватила меня за руку и доверительно зашептала.

— У меня к тебе просьба. Вот возьми это, подольешь ректору, — всучила мне в руки флакончик с прозрачной жидкостью.

— Профессор извините за мою прямоту, но чем вы думаете?

— Конечно о самом прекрасном эльфе на свете-Линтэрионе! — восторженно ответили мне.

Чего я спрашивается ожидала? Молча взяла флакончик улыбнулась ей и пошла к ректору.

Пройдя череду коридоров я зашла в приёмную, где меня встретила леди Фелиция. Она секретарь нашего ректора. Это женщина лет тридцать на вид, немного пухловата, кажется у неё в роду были гномы, но она безумно добрая, наверное самый добрый и честный человек во всей академии. Такая она не со всеми, помню слышала, как она кричала на тех, кто испортил её драгоценные цветы, которых в приемной тьма тьмущая, после этого я стала обходить всю здешнюю растительность стороной, от греха по дальше.

— Добрый день, леди Фелиция. А вы случаем не знаете, что я сделала?

— О, Мирочка, там в кабинете еще та девушка, невеста нашего демона, — ответила мне женщина.

— Невеста? Вы про дракеллу с пятого курса? Аранель?

— Да, про неё. Ой не завидую тебе Мира, задумала она что-то, — цокнула языком она.

— Ну пойду узнаю.

— Удачи, если что, я тут.

Я постучалась и услышав краткое "войдите" вступила на территорию выговоров и наказаний, точнее на территорию нашего ректора. Мельком осмотревшись, я заметила Аранель Финдрес, та которая составит предполагаемый политический брак Дарнеллу Рейнхольду-моему демону. Я вздрогнула от этой мысли, хорошо, что меня отвлек все тот же ректор.

— Адептка Мильхейн, перейду сразу к делу. Я вызвал вас поскольку были выдвинуты обвинения в вашу сторону. Что вы, использовав внешность адептки Аранель Финдресс украли один из важнейших артефактов империи демонов, прямиком с шеи наследника, — и пронзительно на меня посмотрел. Со стороны дракэллы я услышала смешок, вот же ящерица неугомонная. Я тебе покажу! Не на ту ведьму зубы скалишь.

— Господин ректор, я утверждаю, что меня несправедливо обвинили. Это раз. Во вторых, почему здесь не присутствует главный обвинитель, если таковой имеется? И в третьих где доказательства?

Он задумчиво на меня посмотрел, а после, щелкнул пальцами и послал воздушный поток в окно, думаю, так он свяжется с демонюкой. Буквально через минуту перед нами открылся уже знакомый портал, из него же вышел демон.

Надеюсь, он не расстроился, что я ушла утром и будет на моей стороне.

— Господин ректор, чем обязан? — спросил демон.

— Требуется ваше присутствие, адепт. Поскольку Аранель Финдресс выдвинула обвинения против Миранель Мильхейн. Мне нужно либо ваше подтверждение либо опровержению её сказанного.

— Хорошо, в чем обвиняют данную ведьму?

Если бы о него сейчас ничего не зависело точно бы чем-нибудь в него кинула, данная ведьма, ишь ты!

— Ты же сам знаешь, Дарнелл. Тебе остается только подтвердить мои слова, — постаралась как можно спокойнее произнести дракелла.

Я посмотрела на демона и заметила маленькую деталь, то как изменилось его лицо на одно единственное мгновение на упоминание его имени. Видимо, он и в правду не любит когда она его так называет.

Наши взгляды пересеклись, мурашки незаметно пробежали по коже. Он прищурился, выражая свое недовольство. Неужели он думал, что я до утро с ним останусь? Я удивленно приподняла брови. Он лишь холодно усмехнулся и повернулся к ректору.

— Ректор, я не имею никаких претензий к этой ведьме, даже если она и была в моим апартаментах, то только из-за моего соседа, насколько мне известно она его подопечная.

Ректор снова обвел нас всех тяжелом взглядом.

— Что-ж, доказательств нет. Свидетелей тоже нет. Поэтому у меня нет причин задерживать вас девушки. А вы, адепт Рейнхольд, задержитесь, — обратился он к демону.

Я немедля вышла из кабинета и улыбнулась, ответив на молчаливо заданный вопрос секретаря, говоря «все в порядке». Вышла в коридор, и не успела пройти несколько метров, как меня довольно грубо схватили за волосы и припечатали к стене, вот оказывается какие драконихи нетерпеливые.

35
{"b":"790872","o":1}