ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отпусти меня! Сделка больше не имеет силы! Был договор!

Но в ответ раздался бессердечный смех.

— Кажется, я слышал этот беспомощный лепет еще сто лет назад. Что такое? Может еще расплачешься?!

Новый рывок невидимой цепью, она снова упала, а ее мучитель продолжил наматывать невидимую до селе цепь на свой кулак, который теперь сиял золотым неземным светом. Но эту сцену прервала группа таких же амбалов, которые ворвались в шатер, громко втягивая носом воздух. Они нашли их по запаху!

— Какого черта?! — тут же удивился русоволосый, но девушке хватило этих секунд. В одно мгновение раздался громкий звон разорвавшейся цепи, она вырвала ее из рук своего тирана и вдруг перекатилась к тому, кто немым свидетелем наблюдал всю эту картину, с явным любопытством ожидая финала пьесы. Человек в маске успел уже спуститься со сцены и смотрел на все происходящее свозь свою холодную маску, скрываясь в тени. Однако и ему был свойственен страх. Те, кто ворвались сюда, людьми не были. И этих существ он встречал впервые. Он чувствовал их ауру. Черная и дикая. Кем они были, что даже чудики попряталсиь в своих конкурах, не решаясь поясничать? Но до сознания достучался женский крик, исходящий откуда-то снизу, прямо возле его ног.

— Возьми цепь! Бери, молю, если не хочешь, чтобы они нас убили! Разорви сделку!

— Какого хера?! Сара! Что ты делаешь?!

Но голос того, кому она подчинялась столько лет уже не имел никакого значения. Мужчина перед ней сейчас стал единым оплотом всей ее надежды, которая копилась не одно десятилетие. И как только человек в маске властно и с глубоким любопытством схватил золотую цепь, которая тут же вросла ему в руку, сзади послышался душераздирающий крик: Влада, ее прежнего хозяина, терзали тысячи зубов. Вервольфы — адская смесь животного и человека. Они не теряли своего человеческого обличия, но жуткие клыки, золотые волчьи глаза и животная сила выдавала сейчас их истинную сущность. Как только цепь была передена, девушка с каким-то новым приливом энергии тут же уверенно встала на ноги.

— Прикажи убить.

С нескрываемым любопытством маска склонилась набок и слишком легко сказала, почти насмешливо:

— Убей.

Она тут же обернулась. Они не остались не замеченными. Шавка того, кого только что разодрали в клочья, тоже была целью этих ненасытных тварей. Кому они прислуживали? Самому Фавну? Кому-то еще? Сара никогда не лезла в дела Влада. Один из них метнулся в их сторону. Но теперь девушка защищала человека в маске на каком-то инстинктивном уровне. Всё происходило с нечеловеческой силой и быстротой. С каждым ударом, который получала женщина, цепь вновь начинала светиться, будто передавая ей энергию. Их было пятеро, но с такими не мог бы справиться обычный человек. Лишь проклятый. С тремя оказалось справиться легко. А вот двое никак не могли успокоиться. Они были неутомимы. Отбрасывая одного, Сара была внуждена тут же отбиваться от второго. Наконец, она смогла всадить нож одному из них, уложив его на сцену, но только она обернулась, как ее пронзили длинные когти. Удивленный и какой-то нелепый взгляд голубых глаз уставился на изуродованного мужчину. Густая кровь слилась с ее губ, послышался слабый хрип, пока ее убийца с искаженным от злобы лицом вбивал когти в нее глубже и глубже. Как только они вырвались из ее живота, она навзничь повалилась на землю, еще какое-то время кряхтя, ловя губами воздух, а потом неестветственно замерев. Все было кончено. Мужчина вытирал когти о свое тело.

— Сукой жила, сукой и сдохла. — но тут его внимание привлек внимание немой свидетель. Мужчина в маске стоял без страха, уверенно, все еще держа в руке гаснущую цепь. Со всех углов стали медленно вылезать чудики, боязливо, но злобно, готовые защищать своего хозяина. Однако вервольф будто бы их не видел. Чуял, но не считал их достойной опасностью. А зря. Жажда крови вела его к тому, кто держал в руках угасающую цепь. Один шаг. Второй. Человек в маске смотрел на него сквозь черную сетку в глазницах, но видел, как жилы пылали алым и вздувались на шее этого существа. Еще два неосторожных шага и чудики кинуться на него с ничуть не меньшей яростью, чем его собраться накинулись на того мужчину, Влада, и также раздерут зубами и ногтями в клочья.

Но неожиданно позади вервольфа всплыла тень. Силуэт поднялся, будто воскресший труп. Хотя отчасти так и было. Женщина выглядела ужасающе. Взлохмаченные окровавленные волосы, избитое в мясо лицо, изуродованное. Голос оказался и того страшнее: скрипучий, хриплый, какой-то загробный, шипящий…

— Ты забыл, что пока жив владелец цепи, мне не умереть…

Вервольф тут же обернулся. Конечно, он не почувствовал ее позади! Формально, ее тело было еще практически мертво. Лишь сейчас стук сердца вновь стал возобновляться и входить в человеческий ритм.

— Мразь!

И новая стычка. Девушка сразу кинулась на него, обвив руками и ногами и вцепившись в мужское горло зубами — самое слабое место у таких существ. Даже меж собой они убивают друг друг именно таким способом. Еще несколько мгновений и всё было кончено. Девушка снова упала навзничь. Тишина воцарилась в шатре. А пульс замедлился и стал таким редким и слабым, что его можно было с трудом расслышать: лишь один удар в минуту.

Человек в маске знал о существовании других потусторонних существ: фавнов, ведьм, призраков. Он и сам не был давно человеком, но с ворами потусторонних реликвий и верфольфами он встречался впервые. Еще более неясным было то, кем являлась его защитница, и что это за цепь в его руке? Он этого не знал, но чувствовал теперь какую-то особую непреодолимую власть над ней, ощущал себя ее хозяином, как если бы она была его чудиком. Это произошло тогда, когда он взял в руки цепь. Взял то, что было ему совсем неизвестно. Но что ему было терять? Проклятьем ли больше, проклятьем ли меньше… И его выбор уж явно сохранил жизнь всем его чудикам: уродцы не пролили и капли крови. Наконец, посылашлся его голос: глухой, но бархатный и пропитанный властью.

— Унесите ее во внутренние шатры. И уберите здесь.

— Слушаемся, Хозяин. — тут же послышался заискивающий голос Мордогрыза, и все чудики ринулись к женскому трупу, подхватывая его на руки, ссорясь меж собой за право подержать или понести (порой это заканчивалось даже тем, что они больно дергали ее за волосы, вырывая по паре волосинок, но благо она этого уже не чувствовала). Этот галдеж скоро скрылася за полами шатра для представлений, а Человек в маске, словно пробуя на вкус, перебрал на языке новое имя:

— Значит, тебя зовут Сара…

Комментарий к Часть 1. Золотая цепь.

Да, я назвал ОЖП Сарой, так как можно представить, что это та самая Сара О’Нил, но только родившаяся на пару столетий раньше и прожившая совсем другую историю. А можно представить, что это соверешенно другой персонаж, просто с таким же именем.

grandson - Blood // Water Acoustic

========== Часть 2. Банкет. ==========

Прошло уже три дня. Местная полиция была поднята на уши из-за случайно найденных трупов группы байкеров, что организовали сходку в лесу и были расстерзаны дикими животными. Город встряхнуло такой волной паники и страха, что о цирке уродов все забыли. На последнем выступлении было мало народу и все разговоры были посвящены только последним сводкам новостей. Откуда в Сентфоре появились столь опасные дикие животные? А если они еще и переносят бешенство?! Детей и домашних питомцев явно стоит держать от леса подальше! Забавно, что люди своих детей и животных ставили на один уровень. Это вызывало усмешку у лица, скрывающейся под белой маской. Сегодня было их последнее выступление здесь. Как будут разворачиваться события дальше в этом городе, Человека не волновало. Ночью они уйдут из этой реальности на десять лет. Гастроли закончились. Их ждет долгий сон и новое пробуждение.

Человек в маске прошел в глубину шатров. В одном из них на постели лежало бездвижное женское тело. Если его еще можно было назвать телом. Лицо почти нельзя было разглядеть: оно было вздуто от ран и гематом. На самом теле тоже осталось мало живых мест. Кожа была остывшая, холодная, как у самого настоящего покойника, за исключением лишь того, что она до сих пор не синела. Сердце тоже не подавало признаков жизни, если не считать один единственный удар в минуту. Поэтому и не появлялись трупные пятна, поэтому она все еще лежала в этом шатре.

2
{"b":"790894","o":1}