ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вот и хозяин! — тут же подали голос Мэри и Дэри. Сестрам и Мордогрызу было поручено следить за этим телом и обо всем докладывать Хозяину.

— По-прежнему никаких изменений?

— Нет. — отозвалась Мэри. — Что вы планируете с ней сделать? Прикажите добить! Мы унесем ее в лес и закопаем!

— Нет мы ее утопим! С камнем на шее. Ближайший год она даже не всплывёт!

— Нет, закопаем!

— Нет, утопим!

— Закопаем!

— Достаточно. — одно слово Человека и брань была прекращена. Он все еще чувствовал цепь в своей руке. И пока не получит ответы на свои вопросы, что-либо предпринимать кардинальное он не решался. Действительно, это было бы глупо. Кто знает, как это может сказаться на нем? — Мы заберем ее собой в сон.

— С собой в сон? — тут ж вторили сетры.

— А Хозяин наденет на нее маску? Прошу, подарите ей тоже маску! Она должна быть в маске! — заискивающий Мордогрыз, как помешанный ребенок, запрыгал вокруг Хозяина.

— Нет. Я всё сказал. Приготовьте ее. Мы уходим.

Позади его удаляющейся спины вновь раздалась брань сестер и Мордогрыза, но ослушиваться приказа никто бы из них точно не стал.

Шатры разбирались, погружались в трейлеры. Все происходило быстро и слажено — не в первый раз. Человек в маске взглянул на луну, которая уже начинала убывать. Как и прежде, они спрячутся в непроходимой чаще, в лесу, куда чары не позволят войти обычному человеку. Там они проведут десять лет, что пройдут для них как 10 дней или как ночь сна для организма. Тогда он снова вернется к тем вопросам, что задавал себе эти дни. Впервые за долгие годы в нем проснулся интерес к чему-то еще, это пробуждало кровь в его остывших жилах. Когда живешь так долго, что с трудом можешь посчитать, терять становится уже нечего и страх стирается из палитры чувств.

***

Пробуждение

Пробуждение всегда давалось нелегко. Человек в маске приходил в себя первым и долго наблюдал за тем, как его дизориентированные чудики копошились в трейлерах, пытаясь найти нужные предметы, как стукались друг о друга, комично падали, нечленораздельно ругались, будто после хорошей пьяной вечеринки. Лишь Человек чувствовал себя достаточно бодро и свежо. Вскоре и его чудики вновь придут в себя.

Маска ушел в глубь пещеры. Там до сих пор в цветах лежало женское тело. Его вынесли на свет. В пещере, где фиолетовые цветы росли сами по себе, на стенах, на земле — место добровольной смерти одного из самых могущественных Фавнов — долго находиться было нельзя. Солнце осветило женское лицо. Гематомы ушли, раны затянулись, через какое-то время послышалось и равномерное сердцебиение, но пока Сара так и не приходила в себя.

— Переместите ее в трейлер, с наступлением вечера мы отправимся в путь.

Новый маленький городок, быстрые переговоры с местной администрацией. Как только те слышали предлагаемую сумму, все проблемы рассеивались, как дымок во время ветра. Как легко предложить человеку то, что он хочет. А чаще всего люди хотят именно денег.

Новые лица, новые жители, старые шоу и старые наказания… Человек в маске с головой погружался в черную бездну человеческих пороков. Он словно питался ими, ликовал, он не верил в свет, ведь свет всегда поглощает тьма. Во время своих шоу он забывал обо всем и с легкостью считывал уродство душ беснующейся толпы, выбирая из них самых увечных.

Шум доносился откуда-то со стороны. Приглушенный, слабый. Слабыми проблесками он долетал до сознания и вновь куда-то удалялся. Восстановление было тяжелым. Две смерти за один бой требуют времени. Хотя если бы опасность вновь и вновь грозила владельцу цепи, ей вновь и вновь приходилось бы воскресать, как зомби, и сражаться до тех пор, пока ее тело бы просто не превратилось в кровавое сито и уже настоящая смерть не освободила бы ее от уз прокляться.

Со стоном Сара мотнула головой, лёжа на постели. Нахмурилась, услышав страшный скрипучий голос, беснующийся возле уха: «Она очнулась, очнулась, очнулась!». Сквозь мутную пелену она увидела две одинаковые головы, скачущие в унисон, а после они исчезли. Это напоминало кошмар. Голова еще гудела, в ушах стоял звон, мышцы были такими отекшими, будто она вечность лежала в одном и том же положении. С трудом Сара поднялась на постели. Где-то стучал барабан, раздался шквал аплодисментов, тихо, но уловимо для человеческого уха. Вдруг она услышла мужской голос. Слишком близко. Инстинктивно вздрогнула.

— Ну здравствуй.

Мутные голубые глаза сосредоточились на собеседнике. Белая с красно-черным рисунком маска, черный театральный костюм, кажется, уже другой… Владелец цепи, новый Хозяин. Она вспоминала всё. Кажется, это было всего неделю назад.

— Всего 10 лет и неделю назад.

Девушка встрепенулась. Оказалось, она сказала это вслух. Какое-то время она молчала, с трудом что-то считая в своей голове.

— Не может быть, чтобы я не приходила в себя так долго…

— Мне тоже некоторые вещи кажутся невероятными, хотя я думал, что практически всё повидал в этой жизни. Думаю, в этом мы можем помочь друг другу. Приходи в себя, после шоу я приглашаю тебя разделить со мной ужин. После сна обычно бывает зверский аппетит. Мои чудики проводят тебя. А переодеться можешь в любую одежду на вешалке.

Человек в маске удалился также быстро и неожиданно, как и появился, а где-то вдалеке вновь послышался шквал аплодисментов. Кажется, там попалась особо черная публика. У входа в трейлер остался Мордогрыз и Силач. Им был дан приказ ни на секунду не оставлять без присмотра эту женщину. Прошел, кажется, час, прежде чем Сара окончательно вытрезвила свое сознание и смогла встать. Первым делом она огляделась. Цирковой трейлер. Повсюду были расклеены постеры, афиши, изображение клоунов и акробатов, цирковых животных, был творческий бардак, на полу валялись блестящие тряпки и цветастые боа. На вешалке висели в основном платья, видимо, для выступлений. Все вечерние, но далеко не похожие на наряды скоморохов. Сара впервые за все это время оглядела себя. Хоть ее тело и привели в порядок, ибо на нем не было ни крови, ни грязи, старую одежду, видно, тоже отстирали, последняя была вся в прорезях, мятая и совсем не внушала положительное впечатление.

Без эмоций женщина сняла первую же вешалку: черное платье в пол, с блестящим лифом и высоким разрезом. В голове она раз сто уже прокручивала смерть Влада. Она упивалась ею, упивалась новым дыханием свободы. Как сладка порой бывает месть, пусть даже она свершилась и не от ее рук. Но она все равно была счастлива! Крики терзаемого бывшего любовника отдавались в ушах сладкой истомой. Теперь ей было уже все равно на будущее. Цель всей жизни после того злосчастного ритуала была будто бы выполнена. Она была счастлива, она была свободна. Какая разница, что будет дальше?

Сара вышла из трейлера, внимательно озираясь по сторонам. Стояла ночь. Вокруг белыми пирожными с красными полосами были разбросаны цирковые шатры. Трейлеры актеров стояли полукругом. Землю освещали алые и желтые гирлянды лампочек. Это была ее первая ночь без него! Сонм аплодисментов и гул голосов, музыка уже давно не были слышны. Кажется, шоу закончилось минут двадцать назад. Она смотрела по сторонам до тех пор пока снизу не услышала противный голосок и не увидела очередного уродца, с свисающим пузом, с заискивающей улбыкой, протягиващего ей большую ладонь.

— Сюда, принцесса, сюда. Следуйте за мной. Мордогрыз вас проводит. Мордогрыз верно служит своему Хозяину. Мордогрыз полезен.

Она не знала причину такого заискивающего лепета и такой шелковости Мордогрыза, хотя это не удивительно, ведь она ничего здесь еще не знала. Зато Мордогрыз еще с утра сегодня был так строго наказан Человеком в маске, что теперь, кажется, готов был лебезить перед всеми, лишь бы только не вызвать снова гнев Хозяина.

Сара вошла в один из шатров. Там стоял длинный стол, на котором громоздились самые разные блюда: от копченой головы огромной свиньи до бургеров и соленых ножек осьминога. Человек в маске встретил ее почти у входа, протягивая руку.

3
{"b":"790894","o":1}