ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Совершенно ясно, что именно обволакивание реакционных кадров белых широкими массами крестьянства, которое все более революционизировалось, явилось весьма важной причиной развала деникинщины. Поэтому парадоксом в устах самого Деникина звучит утверждение: «Мы расширили фронт на сотни верст и становились от этого не слабее, а крепче». По его словам, происходило не только «усиление рядов, но и моральное укрепление белых армий». И тут же он сам задает себе вопрос:

«Изжит ли в достаточной степени народными массами большевизм и сильна ли воля к его преодолению? Пойдет ли народ с нами или по-прежнему останется инертным и пассивным между двумя набегающими волнами, между двумя смертельно враждебными станами?»[62]

Трудовые массы, как известно, не остались ни инертными, ни пассивными, и «набегающая волна» классовой ненависти захлестнула и сбросила с исторической скалы Деникина с его кликой.

Красная армия

Строительство вооруженных сил революции прошло через два этапа: попытка построения армии на добровольных началах и переход к обязательной военной службе трудящегося населения.

Первый период характеризуется широкой самодеятельностью местных организаций, сколачиванием вооруженных отрядов Красной гвардии, главным образом из рабочих, которым сперва поручались ограниченные задачи местного характера, а в дальнейшем – и разрешение задач по борьбе с силами нарастающей контрреволюции. Несмотря на выдающуюся роль, которую Красная гвардия сыграла, в особенности на Южном фронте, становилось очевидным, что пестрота и бессистемность формирований, неопределенность условий и форм строительства вооруженных сил при почти полном отсутствии материальных средств в руках местных формирующих органов накладывали отпечаток крайней медлительности и кустарничества на все начинания в этом направлении. Между тем потребность в мощной, единой и твердой организации надежных вооруженных сил росла параллельно с ростом и оформлением сил, враждебных рабочему классу. Поэтому уже в начале лета 1918 г. был решен переход к обязательной воинской повинности. Это сразу поставило в другие условия все дело создания вооруженных сил. Если в период добровольчества Красная армия насчитывала около 200 000 бойцов пехоты, то к 15 сентября 1918 г. она имела уже свыше 452 000; с намечавшимися же новыми формированиями предполагалось довести численность армии до одного миллиона. В 1921 г. Красная армия, как мы знаем, числила в своих рядах более 5 миллионов человек.

К сентябрю 1918 г. определился и характер управления армией. Вся вооруженная сила разбивалась на трехбригадные дивизии, которые входили в состав 10 армий. Последние образовали фронты – Восточный, Северный и Южный. В состав последнего вошли 8-я, 9-я, 10-я, 13-я и 14-я армии. Кроме того, в его состав разновременно входили 11-я и 12-я армии.

Несмотря на все усилия центрального военного аппарата, к началу 1919 г. войсковые части Южного фронта еще не имели однотипной организации.

Можно, однако, с уверенностью сказать, что и впоследствии в армии не было ни одной дивизии, построенной и насыщенной в точном соответствии со штатами дивизии по приказу РВСР № 220. По своей громоздкости, колоссальным тылам, при слабом насыщении техникой эта организация явно противоречила маневренному характеру Гражданской войны, и части сами стремились к постепенному приспособлению организации дивизий к жизненным условиям. Громадный некомплект штатного состава был самым характерным явлением. Тем не менее при недостатке транспортных средств нельзя было отказаться от идеи иметь на фронтах по крайней мере кадры крупных соединений с пополнением их из Центра и из местных источников.

Общее руководство практическим строительством, боевой работой и обучением вооруженных сил республики сосредоточивалось в образованном 2 сентября 1918 г. Революционном военном совете республики и его исполнительном органе – Полевом штабе.

Вопросы комплектования армий командным составом находили свое разрешение по следующим направлениям; а) использование офицерского и унтер-офицерского состава старой армии; б) выдвижение на командные должности наиболее активных бойцов из рабочих; в) выдвижение бывших солдат старой армии, проявивших на практике свою преданность революции и необходимые способности. Само собой разумеется, что первая категория лиц обладала и большими знаниями, и достаточным опытом для занятия командных должностей в Красной армии. Однако наряду с многочисленной группой честно решивших работать в рядах новой революционной армии, связавших свою судьбу с пролетариатом, находилось немалое количество колеблющихся, случайно или под давлением различного рода обстоятельств попавших в армию, стремившихся при первом удобном случае изменить и перейти на сторону белых или же проводивших свою изменническую работу тайно, продолжая оставаться в рядах Красной армии.

Вторая и третья категории представляли из себя то пролетарское ядро командного состава армии, которое затем, развиваясь в процессе самой борьбы или оканчивая ускоренные командные курсы, составило массу командиров, классовыми узами связанных со всей армией.

Таким образом, командный состав Красной армии и по своему багажу военных знаний и опыта и по своей классовой принадлежности был далеко не однороден. Это – именно та своеобразная черта, с которой приходилось считаться во все периоды боевой работы и жизни армии. Требовалась колоссальная работа всей партии в целом и представителей ее в рядах армии для того, чтобы при наличии такого состава командного аппарата армия была боеспособна. Влияние на армию партия осуществляла через свои ячейки, возникавшие во всех мельчайших войсковых подразделениях, и через особо уполномоченных лиц – комиссаров, ответственных перед партией за поручаемую им работу. Красная армия, не имея однородно классового командного состава, находилась под постоянным бдительным контролем и живым руководством партии, представители которой с напряжением всех своих сил работали в войсковых частях, политорганах и штабах. Руководимая Коммунистической партией, Красная армия сумела в конечном счете выйти победительницей из всей гигантской и ожесточенной борьбы, какую она вела в течение трех лет Гражданской войны.

* * *

Остановимся вкратце на вопросе о тактике и подготовке частей Красной армии в Гражданскую войну.

Армия обучалась (коротко и наспех) по старым уставам и наставлениям, в которых даже опыт мировой войны ни в какой степени не нашел своего отражения. Но в умах былых участников этой войны ее опыт не прошел бесследно, и наиболее яркие выводы из опыта войны 1914–1918 гг. практически проникали и в тактику, и в стратегию Гражданской войны. И что вполне естественно – эти выводы находились в явном противоречии с природой последней. Неповоротливость фронтов, фланги которых упирались в Балтийское и Черное моря; фортификационные сооружения; обилие техники; позиционность; кордонные расположения; крайнее умаление роли и значения конницы – таковы характерные черты мировой войны. Если же принять во внимание, что на Восточный фронт мировой войны механически пересаживали инструкции и наставления французской и английской армий периода 1917 г., то этим еще резче будут подчеркнуты искусственность и несоответствие наследия мировой войны в отношении подготовки высшего и старшего командного состава для ведения Гражданской войны. Положение это верно и для противной стороны – влияние его скажется также и на польском командном составе в польско-советской войне[63]. Мы видим, таким образом, ту значительную пестроту в подготовке различных групп командного состава Красной армии, в условиях которой она вела борьбу с силами контрреволюции.

Рядовой состав бойцов Красной армии в значительной мере состоял из солдат старой армии, новые же, молодые кадры вливались в ряды войск со слабой, кратковременной подготовкой и сравнительно невысокой боевой устойчивостью, которую затем быстро приобретали в процессе самой борьбы. И здесь, как и всюду, требовалась напряженная деятельность большевистской партии по поддержанию и воспитанию в войсках боевого духа и революционного энтузиазма.

вернуться

62

Деникин, т. V, с. 117 и 118.

вернуться

63

См.: Пилсудский. 1920 год.

16
{"b":"81637","o":1}