ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Несколько слов о технике и снабжении Красной армии. Основными ресурсами питания армии инженерным, артиллерийским и техническим довольствием являлись запасы и склады старой армии. Широкое развертывание вооруженных сил и ограниченность старых запасов при невысокой производительности военной промышленности поставили наши войска уже к середине лета 1919 г. в крайне тяжелое положение. Приходилось прибегать к установлению предельных норм расходования боеприпасов всех видов. Снабжение армий техническими средствами и в количественном, и в качественном отношении стояло на очень низкой ступени. Интендантское, продовольственное и санитарное снабжение не удовлетворяло самым скромным потребностям армий.

* * *

Подытоживая сказанное, приходим к следующим выводам:

1. Красная армия строилась по классовому признаку как мощная опора диктатуры пролетариата. Коммунистическая партия, охватывая созданным ею политаппаратом все войсковые организации, пронизывая своим руководством и влиянием всю толщу армии, сплотила Красную армию в непобедимую силу.

2. Командный состав, по существу, не был однороден. Основная масса офицерства устремилась к очагам контрреволюционных формирований. Однако немалая его часть осталась с пролетариатом, честно и преданно отдавая ему все свои силы, знания и опыт.

3. Армия проделала труднейшую работу организационного порядка: от отдельных, разрозненных, мелких отрядов до стройной однотипной организации дивизий, объединенных в армии и фронты.

Вооруженные силы Юга России

Действовавшие против Южного фронта силы контрреволюции организационно и политически разделялись на армии – Донскую, Кубанскую и Добровольческую. Все три имели свою обособленную организацию и свои характерные черты, почему мы и рассматриваем их в отдельности.

Донская армия. Донская армия первой противостояла революционным войскам. В конце 1918 г. она одна вела борьбу с армиями Южного фронта. Зарождение этой армии можно отнести еще к концу 1917 г., когда генерал Каледин снимал казачьи части с австро-германского фронта и сосредоточивал их на границах с Великороссией. К началу июля 1918 г. ему удалось сконцентрировать в своих руках более 10 казачьих полков с артиллерией[64]. Последовательным развертыванием сил Донская армия, пользуясь германской ориентацией генерала Краснова, под прикрытием и надежным обеспечением германских оккупационных войск к середине лета 1918 г. достигла численности в 46–50 тысяч бойцов при 272 пулеметах и 92 орудиях, в том числе около 26 000 конницы. Организационно силы Донармии сводились к 30 пехотным и 60 кавалерийским полкам.

8 января 1919 г. по соглашению, заключенному на станции Торговая между Деникиным и Красновым, Донармия входит в состав вооруженных сил Юга России, и Деникин становится во главе этих сил.

Донская армия по своему составу, идеологии и сущности отражала классовые противоречия Донской области. Кулацкая идеология «домовитых» казаков определяла собой и состав этой армии. Однако наличие в области «иногородних» нарушало эту однородность армии, а потому Донармия не всегда обладала одинаковой устойчивостью.

Полки Донармии сводились в четырехполковые дивизии (конные) с одной конно-саперной сотней и двумя батареями конного артиллерийского дивизиона. 5–6 дивизий составляли корпус, входящий в состав армии. Армий сначала было три, но к лету 1919 г. они были сведены в одну армию в составе 5–8 корпусов. Армия комплектовалась частными мобилизациями казаков и иногородних Донской области, причем эти мобилизации проходили всякий раз с большим трудом. Казаки шли в армию охотнее всего в периоды подъема и развивающихся успехов на фронте. Общее настроение призванных бывало далеко не воинственным. Показателем этого являются многочисленные наказы и приговоры о не вводе частей Красной армии в пределы Донской области с обещаниями, в свою очередь, не переступать свои границы. Следует отметить также, что эти настроения, с неясными симпатиями к Советам, наблюдались и у довольно широкого слоя казачьего офицерства. В силу этого в январе и феврале 1919 г. казачество целыми полками сдавалось и переходило на сторону красных. Так, 31 января в районе станицы Алексеевской на участке 15-й дивизии сдались добровольно в полном составе 23-й, 24-й, 26-й, 27-й и 39-й казачьи полки с 5 орудиями и 6000 снарядами[65]. В начале января в районе станицы Вешенской вспыхнуло восстание в пользу Советской России, разлившееся по всему Хоперскому округу[66].

Командные кадры Донской армии имели далеко не полный состав, но были на высоте положения в отношении предварительной подготовки. Для пополнения своих знаний большинство офицеров проходило краткие курсы обучения на созданных повторных курсах.

Кубанская армия. По свидетельству И. Калинина[67], зарождение Кубанской армии началось в самом начале 1918 г., параллельно с возникновением идеи «самостийности» Кубани. Но, как было уже отмечено выше, кубанские части вливались в Добровольческую армию, и, кроме того, кубанскими казаками пополнялись ряды добровольческих частей. Поэтому Кубань не получила своей армии, как это было на Дону, что отразилось и на судьбах кубанского казачества.

Организационно кубанские части строились так же, как и донские. К 1 мая 1918 г. в состав Добровольческой армии входили следующие кубанские части: сводная горская дивизия, отдельная дивизия, Кубанский корпус, 1-й конный корпус. Как и донские части, Кубанская армия была преимущественно конная.

Сравнительно с Донской армией кубанские части отличались большей боеспособностью и стойкостью, главным образом благодаря обилию офицерского состава, имевшего к тому же высокий уровень знаний, подготовки и опыта.

Добровольческая армия. Зарождение этой армии относится еще к ноябрю 1917 г., когда офицерство, лишенное погон и командных должностей, стало перед дилеммой: за или против Октябрьской революции. Значительная часть склонилась ко второму решению, но далеко не вся эта часть решила активно бороться с оружием в руках. Белая литература свидетельствует о том, что многочисленные группы офицерства предпочитали торговать газетами и в магазинах, прислуживать в ресторанах, заниматься спекуляцией, но не драться ни на той, ни на другой стороне.

Стягивание офицерства на Дон началось с конца 1917 г. Офицерство прибывало в Новочеркасск небольшими группами. К концу ноября их сосредоточилось там около 200 человек. Первым их «делом» было нападение на части красного новочеркасского гарнизона – «дело», от которого казачьи части решительно отказались. 26 декабря 1917 г. – налет на Ростов и первое кровавое «дело». Докладывая об этом войсковому кругу, прославленный своей «кротостью» и «мягкосердечием» атаман Каледин цинично заявил: «Страшно пролить первую кровь». Надо, однако, отметить, что все эти кровавые выступления добровольцев отнюдь не встречали одобрения со стороны трудовой части казачества. Некоторые полки, по свидетельству белой литературы, прямо указывали, что они «порицают выступление буржуазного генерала Каледина и приветствуют товарищей солдат, крестьян, рабочих и матросов, борющихся с буржуазией»[68]. Подобное положение вынуждало добровольцев существовать нелегально. Съезд иногородних 8 января 1918 г. прямо потребовал «разоружения и роспуска Добрармии, борющейся против наступающего войска революционной демократии»[69].

Еще 6 декабря 1917 г. в Новочеркасск прибыл «цвет русской армии» – Деникин, Корнилов, Лукомский и другие генералы. Формируется штаб и выделяются части: Георгиевский полк, Офицерский батальон, Корниловский полк и ряд других. 27 декабря Добровольческая армия объявляет во всеуслышание о своем существовании, выпускает ряд деклараций, в которых, объявляя себя «внепартийной» и «внеклассовой», ставит цели: верность союзникам, единство и целосность России, борьба с большевиками, борьба за Учредительное собрание. В половине января 1918 г. в армии уже около 4–5 тысяч. Начало германской оккупации части Донской области заставило Добровольческую армию (2500 человек) пробираться на Кубань. Поход этот, названный белыми «ледяным» и «жестоким», был действительно не из легких, ибо значительная часть трудового крестьянства Кубани встретила офицерские отряды в штыки. У станции Калужской произошло соединение с Кубанским отрядом (около 2000 человек). Попытка в конце марта совместными усилиями занять Екатеринодар не удалась, и армия, уже под командованием Деникина (Корнилов был убит 31 марта), перешла к границам Ставропольской губернии. Далее следуют период занятия Кубани и борьба на Северном Кавказе против героических разрозненных отрядов революционных войск.

вернуться

64

Боевая работа Красной армии и флота. ВВРС, 1923 г., с. 45.

вернуться

65

Н. Лямин. Операция Южного фронта против генерала Деникина. Сборник трудов ВНО при ВАКе, 1921–1922 гг., т. II, с. 16.

вернуться

66

Любопытно отметить, что именно в этом районе спустя несколько месяцев, по занятии нами значительной части Донобласти, в нашем тылу вспыхнуло восстание против советской власти явно кулацкой ориентации.

вернуться

67

И. Калинин. Русская Вандея.

вернуться

68

И. Калинин. Русская Вандея, с. 24.

вернуться

69

Там же, с. 27.

17
{"b":"81637","o":1}